176

Re: 2 Буддизм Тибета

//...//

Как уж говорила, оказалось, что я -довольно типичный искатель. Самым популярным в наши дни являются адвайта и дзогчен/махамудра.
Это - основополагающий текст; потому и выписок из него относительно много.

Соня: я -довольно типичный искатель
от поиска нас освободи

От поиска никто освободить не может.
Свобода от поиска - весьма высокий уровень постижения.
Причем, постижения отнюдь не теоретического.
До такого постижения надо дорасти самому. Такое постижение вернее было б назвать трансформацией.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

177

Re: 2 Буддизм Тибета

насколько важна роль внимательности в медитации

Вообще, внимание считается необходимым не только для троичной религиозной подготовки посредством слушания проповедей Дхармы, исследования и медитации, но, в частности, и для поддержания медитационного погружения. Медитатору следует, посему, удерживать сосредоточенное внимание. Если он теряет внимание, то непременно упускает самый смысл реализации.

те, кто достигли высшего успокоения,
Показали, что внимательность ко всем элементам в теле
Является одним общим путем к освобождению.
Посему, тебе следует стараться что есть сил пристально
Оберегать это внимание.
Если ты теряешь внимательность,
Любые твои практики Дхармы неминуемо ухудшаются.

Медитируй на видении реальности опираясь на
Верховное внимание;
Старайся сохранять его невозмутимым
При любых обстоятельствах;
Ничего другого не добивайся, кроме потока внимательности.

Дже Пхагмо Трупа предупреждает:

Если внимания нет на страже,
Тогда есть опасность потерять жемчужину осознавания.

Непрерываемый поток внимательности –
Это, в самом деле, срединный путь Будд в трех периодах времени.
Если не знаешь как добиться непрерываемый внимательности,
Делаешься добычей своенравных тенденций тела и ума.


Внимательность подразделяется на два функциональных аспекта: (1) предупреждающая внимательность и (2) удерживающая внимательность. Первая просто решает быть ли внимательным к выбранному предмету, тогда как последняя фокусирует ум на предмете и удерживает его без рассеяния. Начинающие воспринимают эти два аспекта в последовательно, но позже, когда будет достигнуто некоторое умение, они испытываются как одно единое движение. действующее внимание и самопроизвольное внимание, соответственно. Затем они расширили область действующего внимания на энергичное или напряженное внимание и рассудочное внимание к пустоте или распознающее внимание. Потом самопроизвольное внимание далее развилось во внимательность к соединению двойственности и трансцендентальному состоянию ума.

Касательно энергичного внимания, (1) здесь фокус внимания напряженно фиксируется на переживании, зарождающемся с осознаванием уверенности. (2) Рассудочное внимание сохраняет точное осознавание неотъемлемой пустоты всякой мысли и каждого явления, которое возникает. (3) Внимание к недвойственности вызывает преобразование ментального усилия и привычного схватывания уверенности в недвойственное осознавание, не смотря на удерживающее внимание. (4) Неразличающее внимание помогает добиться умиротворения всех дуалистических представлений в состоянии неизменяемого равновесия, возвещая тем самым безостановочное вращение колеса осознавания.

особенно эффективно медитировать, прилагая как можно больше усилий, на каждом предыдущем внимании, с тем чтобы предвосхитить появление каждого следующего внимания.
Из всевозможных видов, начинающим надо, на данной стадии, концентрироваться в основном на энергичном внимании. А коль скоро они достигли осознавания нерожденной [пустоты всех явлений], им разрешается использовать удерживающее внимание.

первое [энергичное внимание] напряженно сконцентрировано, подобно зимородку, когда тот ловит рыбу. Оно является сращением двух событий внимания, когда увядающая энергия предыдущего внимания оживляется новым усилием.


Сперва поддерживает всестороннее внимание
Не прибегая к памяти или к ментальной активности.

Вопрос: О Манджушри, что значит термин "успокоенный во всестороннем внимании?"

Манджушри: Все вещи суть память или деятельность ума.

Медитируй на всестороннем внимании просветления,
Кое лишено памяти или ментальной активности.

Всестороннее внимание – это внимание, невозмутимое, прямое, недвусмысленное, вспоминающее, удерживающее и незабывающее о высшем пути.

Термин "не память" используется для обозначения успокоения беспорядочных мыслей.

[Будда:] О благородный сын, какова причина обозначения протяжения неразличающего состояния, как непривнесеня ментального конструирования?

[Ученик:] Коль скоро превзошел все узнаваемые признаки двойственности. Этот термин "отсутствие ментальной деятельности" подразумевает, что в ходе такого процесса [непривнесения] выходишь за рамки дуалистических мыслей.

Освобождаясь от всех ментальным построений, возможно устранить познавательные признаки формы и т.п.


Термин "непривнесение ментальной деятельности" предназначен показать прекращение исследования, коль скоро непостижимая природа ума была определена посредством различающей мудрости. "Этот термин не включает вообще все ментальные действия ". Таким образом, он употребляется для обозначения специфической созерцательной стадии, на которой не привносят никаких различающих мыслей и иных привычных внутренних волнений. Очевидно, он не подразумевает полного отсутствия ментальной активности

О йогин, вступи в этот единый первозданный ум.:

Тогда овладевают процессом осознания
Состояния простоты.

Тот, кто созерцает, должен сначала действовать
Не прибегая к памяти или ментальной активности,
Так чтобы не тащиться вслед за познавательными признаками
И не становиться рассеянным.

термины "не память" и "отсутствие ментальной активности" имеют смысл "отсутствия познавательных признаков двойственности" и "неразличения". 

  "не память" и "не активность ума" означают поддержание потока неразличающего осознавания, раскрытого ранее в исследовании посредством мудрости. 


Таким образом, надо понимать, что совершенный анализ предшествует созерцательному состоянию "не памяти" и "не активности ума", ибо один только совершенный анализ может эффективно привести к неразличающему состоянию "не памяти" и "не ментального построения".

когда йогин размышляет посредством различающего интеллекта, он сознательно не познает абсолютное возникновение действительности ни в этот момент, ни в прошлом ни в будущем. Тогда он входит в медитативное состояние описываемое, как "не память" или "не ментальная активность". Только достигнув этого состояния, он осознает пустоту [реальности] и тогда сможет избавиться от сплетенных в узел ошибочных понятий.

    Равновесие погружения представляет собой состояние ума, не рассеиваемое мыслями или тупостью, которые успокоились в присущей им совозникающей природе, смысл которой уже пойман. Таковое равновесие погружения должно удерживаться до тех пор пока не отвлечется на воспринимаемый признак или различающее мышление.
Удаление всех изъянов, таких как мышление или тупость
Приводит ум в состояние неразличения,
Нехватания, не памяти, не применения,
Насколько это возможно, и пока оно не прервется
дуалистическим мышлением.

значение "не памяти" или "не применения ума" отнюдь не подразумевает отказ от внимательности или ментального применения вовсе. Оно означает, что надо отбросить лишь немедленно возникающее воспоминание или ментальную деятельность. Мышление не возникает до тех пор пока внимание остается нерассеянным. В момент, когда оно отвлекается, появляется подвижное мышление. А когда ум окончательно рассеян, возникает либо спутанное мышление, либо явление [чувственного объекта] с врожденным цеплянием к его воспринимаемому признаку. Они – мышление и восприятие – имеют природу заблуждающегося сознания. Они называются мышлением после созерцания и видимостью после созерцания, соответственно.

Когда внимание опять задействовано, и беспрепятственные мысль и явление поддерживаются накалом внимательности, медитатор воспринимает присущее им состояние, как непрекращающийся неопределяемый союз видимости и пустоты. Из-за того, что внимание было прервано и снова оживлено, такое созерцание называется "восстанавливаемым состоянием". Равновесие погружения само уподобляется пространству, а переживание после погружения иллюзорной форме.

Если в ходе или после медитации медитатор переживает сосредоточенное равновесие, оно рассматривается как действительное равновесие погружения. Если, с другой стороны, в течение непосредственно самой медитации она прерывается кратковременным рассеиванием, но медитатор способен быстро применить то, что обычно называется "покровом внимания", такое состояние считается состоянием после погружения.

Как центр чистого пространства,
Оно ясное, открытое и безграничное;
Оно яркое и кристальное.
Таково равновесие первой йоги.
Если это состояние прервано мысленной проекцией,
Оно превращается в восприятие после погружения,
Пусть даже медитатор и занимается им в настоящий момент;
Пока его ум остается в состоянии кристальной ясности и присущей пустоты,
Он находится в равновесии погружения,
Пусть даже он разговаривает, сидит или двигается.

На этой стадии медитации возникает кажущееся сращение равновесия погружения и восприятия после погружения вследствие овладения спонтанным потоком внимательности. Хотя здесь и не фактическое сращение равновесия погружения и восприятия после погружения, оно относится к "кругу внутреннего опыта".
В этом отношении, смысл Махамудры подразумевает осознание присущей каждой мысли или явлению природы – в отсутствии какого бы то ни было беспокойства по поводу различения или неразличения – и последующего поддержания осознавания без изменений. Такому состоянию совсем не может помешать никакое напряжение одобрения или неприятия. В наше время, в ходе собственно самой медитации, начинающие сосредоточенно концентрируются на равновесии погружения, осознавании сущностной природы ума, до тех пор пока они не достигнут сращения равновесного погружения в полученном постижении и его восприятия после погружения. В промежутках медитации они главным образом концентрируются на восприятии после погружения возвышая все мысли и явления до пробужденного переживания.

Тем самым, большинство начинающих возможно сумеют построить прочный фундамент равновесия погружения и превратить переживание после погружения в эффективную практику. Прогресс медитации значительно убыстряется от использования этих двух практик для обоюдного совершенствования.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

178

Re: 2 Буддизм Тибета

МЕТОДЫ ПОДДЕРЖАНИЯ ОБЩЕГО МЕДИТАТИВНОГО СОСТОЯНИЯ

на этапе успокоения, он пробует очистить ум от тревог и конфликтов, происходящих из него самого, и усиливает веру и стремление медитировать, размышляя над благими результатами практики. Второй навык представляет собой искусное поддержание осознавания присущей уму природы и одновременное удаление течения тупости или мысленного потока, а также умение отделаться от ощущения тяжести. Третий навык – это искусство заканчивать каждую медитацию с радостью и повторять короткие ясные медитации помногу раз [ежедневно], с тем чтобы предупредить потерю интереса к медитации и получать удовольствие в перерывах. Такой образ действия предлагается для блага начинающих.
В начале медитатору следует всячески избегать сильного напряжения и для этого надо до конца расслабить тело и ум.

Здесь он имеет в виду тело и его жизненно важные части удерживаются в естественном положении без грубого давления. Ум должен быть расслаблен в своем состоянии в отсутствии всякого нетерпения или чрезмерного напряжения.

В середине, медитатор без малейшего беспокойства должен привести ум в естественное состояние.

не следует изменять или вмешиваться в первозданную природу ума, и что следует отбросить всякий скептицизм относительно того, насколько тот реален или не реален. Он заключает:

В конце, медитатору надо понять, что всё течение мыслей и чувств есть нерождающаяся [пустота].

когда медитатор устанавливает присущую каждой мысли или каждому чувственному восприятию реальность, то осознает, что она не имеет абсолютного способа рождения, присутствия или прекращения, и что каждая мысль и восприятие достигают самораскрытия в неизменяемой простоте ума.
Более того, когда он говорит: "Подними [дух] на высоту голубой бесконечности", он имеет в виду расширение возможности ментального восприятия на бесконечное протяжение. Фразой "Раскинься просторно как земля", он думает показать увеличение пространства внимательности и бдительности. "Сделать ум столь же устойчивым как величественная гора" означает фиксацию ума через концентрацию [в отсутствии какого-либо волнения]. "Зажгись как масляная лампа" означает возрастание присущей осознаванию ясности. "Будь чистым как кристалл" означает сохранение сияющего осознавания, свободного от пелены внутреннего ощущения.


МЕТОД ПОДДЕРЖАНИЯ ПОГРУЖЕНИЯ

Шесть методов поддержания состояния погружения
они следующие:

Не вспоминание, не мнение, не мышление,
Не медитация, не исследование,
Но позволение уму находиться в естественном состоянии.

Термин (1) "не вспоминание" относится к тому, чтобы не иметь мыслей о прошлых событиях, ибо пока медитатор вспоминает он остается рассеянным. (2) "Не мнение" значит не изменять и не оценивать фокус ментального познания, ибо оно вмешается в теперешний ум, который должен быть установлен в равновесное погружение.
(3) "не мышление" относится к отсутствию старания представлять какие-либо идеи о будущих действиях, потому что тем самым ум отвлекается на эти идеи, которые делают его неустойчивым.

Оставь мышление и объект мышления;
Оставайся невинным как младенец.

Ум нельзя рассматривать
Как внешнюю или внутреннюю реальность.
Тот, кто оставляет мышление и объект мысли
Находится в естественном состоянии ума,
Распевая песню неразрушимости.

То, от чего [присущий ум] свободен –
Это созерцание.
Что там надо созерцать?

ум, освобождающийся от действий
На всем протяжении трех периодов времени,
Не омрачен завесами каких-либо видов различения.
Поддержание этой внутренней простоты называется медитацией.

"не медитация" означает отсутствие созерцания каких бы то ни было объектов, например визуализации, невизуализации, и т.п. Противное значило бы вовлекать ум в дуалистическое различение.

Ах, не занимайся созерцанием
Присущей уму природы, в которой нет никакой само-природы.
Созерцая двойственность медитации и медитатора,
Теряют просветленный дух.

Для ума, лишенного само-природы,
Нет ни медитации ни медитатора.
Абсолютная независимость от ожидания и страха
Есть неделимый ум.

в реализовавшемся уме нет двойственности медитации и медитатора.
Последний, по природе, как пространство,
Ибо пространство не мыслит иного пространства.

Протяжение присущей уму реальности
Пусто по сути;
Посему, оно свободно от двойственности медитации и медитатора.

"не исследование" значит, что раз ум актуализировал свою неразличающую простоту, исследование не должно повторяться.

Присущая [уму] природа
Не запятнана никакими разновидностями различения или неполноценности.
Будучи чистой с безначальных времен,
Ее нельзя определить интеллектуально

Изучая ум посредством логики,
Сводя на нет одну или многие самостоятельные реальности,
Теряют внутреннюю ясность ума

Ум не встревоженный исследованием остается тихим, как пространство.
Это неопирающееся пространство выходит за рамки всех понятийных определений;
Такой неразличающий ум не надо исследовать ни анализировать.

Само-природа ума невыразима.
То, что свойственно ей по сути, не принадлежит никакой взаимозависимой относительности.
Ее нельзя ни изучить ни проанализировать
И нельзя ее проиллюстрировать никакой аналогией.

"позволить уму быть в его естественном состоянии" означает оставить ум так как это естественно для него или как он есть, без какого-либо вмешательства. Делать иначе значило бы искажать пребывающую природу [ума].

Не марай естественной чистоты ума действием концентрации.
Не мучайся таким образом, но находись в успокоении.

Внутренняя чистота ума не нуждается в изменении;
Пусть она остается в естественном состоянии без цепляния или проектирования.

Осознавай абсолютную чистоту ума и непривязанность;
Позволь уму пребывать в том, как это естественным образом удобно для него,
Не принимая ни отвергая, желая, контролируя, или портя,
Ибо таков совершенный предел.

Оставь [ум] в его чистом состоянии не меняя его.

Эти методы сохранения равновесного погружения ума включают в себя большинство важнейших принципов, имеющих дело с сосредоточенной медитацией на присущей уму природе. Они суть чудесные методы определения внутренней реальности [Дхарматы].

Ни вспоминая, ни думая, ни исследуя,
Ни медитируя, ни практикуя, ни ожидая, и ни страшась,
Получают самоосвобождение
От цепляния ума к эти двойственностям,
И тогда добираются до внутренне присущей реальности.

Наиболее известные методы успокоения ума

Наблюдая присущую уму природу, следует (1) отпустить его, (2) позволить находиться в его исконной природе, (3) удерживать его в приятном состоянии, и (4) позволить покоиться в расслабленном состоянии.

(1) "Отпустить ум" относится к очень эффективному методу расслабления, знание которого дает возможность удалить предположения и сомнения касательно способа существования и неизменной природы ума.

Наилучшее расслабление означает наилучшую медитацию;
Среднее расслабление означает среднюю медитацию;
Тогда как плохое расслабление означает плохую медитацию.

Почему это так? Когда ум полностью расслаблен, какой бы ни была воспринимаемая им форма и каков бы он сам ни был, не допуская вмешательства привязанности [или беспокойства], каждое чувственное сознание [автоматически] умиротворяется само, и рассветает неразличающее осознавание с присущей ему ясностью. Такое осознавание нерожденной [пустоты] с силой [присущей ясности] представляет собой нераздельный союз успокоения и постижения, а также совозникновение ума и присущей ему природы.

После отпускания ментального сознания посредством расслабления,
Возникают ощущения ясности и неразличения,
Вроде простора чистого неба.
Так показывается сияющая ясность Дхармакаи.

Ум связанный скованностью без сомнения обретет
Самоосвобождение за счет расслабления.

Когда ум под гнетом, он попадает в зависимость;
Если он раскрыт, искажения рассеются сами собой,
Ведь то, что сковывает невежественных людей,
Освобождает мыслящих людей.

Отпусти ум в неизменяемой простоте;
С ослаблением пут, без сомнения придет самоосвобождение.

Как простор космоса, ум [в присущей ему природе] превосходит интеллект.
Пусть он покоится в своей расслабленной природе,
Не руководимый и не направляемый,
Ибо ум лишенный воздействуемого фокуса
Представляет собой Махамудру;
Углубляя тесную связь с ним,
Достигают высочайшего просветления.


"Пусть он находится в своей исконной природе", означает плавное приведение ума в его первозданное состояние, медитатор должен просто дать уму покоиться в присущем уму совозникновении. Это его неопределяемая природа превозданной простоты. Она подобна внутренне присущей природы золота, которая с самого начала своего существования оставалась неизменной во всех процессах очистки таких, например, как плавка.
говорят о [исконной природе] как о решительном без колебаний успокоении ума, как голубь возвращается в свое гнездо. …поддержание ума в неизменяемом состоянии.

Медитировать на невообразимом осознавании
Значит медитировать на тотальной реализации.

Когда располагают совершенным пониманием внутренней простоты ума,
Получают то, что осознал обитатель горы [отшельник].

То, что сразу совозникает с умом,
Что нельзя обнаружить другими средствами –
Это Махамудра – неотъемлемые «пустота» и «простота».

"удерживай его в приятном состоянии" подразумевает позволение пребывающей природе ума или способу его существования оставаться удобным для него образом в точности так, как есть. Если он скован направляемым фокусом или сильным желанием, ум станет неподатливым, вроде заключенного, взволнованного мыслями о побеге, зато вновь обретающему равновесие, стоит ему оказаться на свободе. Так и с умом.

Те, кто закованы в кандалы, пробуют разбежаться на все десять сторон.
Но когда они отпущены, то сохраняют спокойствие и твердость.

"пусть он расслабленно покоится" значит дать ему спокойно находиться не будучи скованным рамками утверждения или отрицания, реальности или нереальности, добра или зла, и привязанностью или цеплянием. Как сено лежит свободно на земле, когда не связано, так и несвязанный ум остается расслабленным.

Откажись от привязанности, сковывающей тебя.

Субстанция и несубстанция закабаляют ум,
Не давая ему добиться состояния высшего достижения [Сугаты];
Вместо того, чтобы раздваивать, актуализируй одинаковость сансары.
О йогин, пребывай однонаправленно в нетронутой простоте ума!

Дже Гампопа описывает присущую уму реальность тремя терминами: исконная, неизменяемая, и отпущенная. В неизменяемом состоянии она тождественна уму в его естественном состоянии. Сохраняя ум неизменным, даже когда тот расстроен каким-либо враждебным обстоятельством, его возбужденная форма спокойно очутится в свободной внутренней простоте и спонтанной реализации. Такой ясный ум, свободный от дуалистического цепляния, похож на ум младенца.

Обыкновенное осознавание – просто по своему выражению.
Пусть оно остается неиспорченным какими бы то ни было надуманными идеями и образами,
Ведь внутренней чистоте ума не нужна никакая модификация.

Не сдерживая дыхание и не сковывая ум,
Пусть неизменяемое осознавание будет как у младенца.

Неизменяемый и простой ум – это Дхармакая.
Внутреннюю чистоту нельзя актуализировать средствами меняющего интеллекта,
Посему отпусти ум покоится в высшем умиротворении.

Видоизменяемый образ действия тела и ума не порождает медитацию.
Медитация – это приведение ума в нерассеиваемое состояние.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

179 Отредактировано просто Соня (04-09-2017 22:29:33)

Re: 2 Буддизм Тибета

Иные методы успокоения ума

Не различай, не размышляй,
Не меняй, но дай уму расслабиться,
Ибо неизменяемый ум есть естественная сокровище нерожденной [пустоты],
Недвойственный путь потусторонней мудрости.

для того чтобы не быть скованным или закабаленным,
Из-за различений, какими бы они ни были
Не отвлекайся, оставайся неизменным, и естественным,
Освобождаясь тем самым от омрачений.

Здесь сказано о трех методах поддержания естественного состояния ума, когда ум успокаивается (1) естественным образом, (2) без изменений, и (3) без рассеяния.

Пусть твой ум остается как небо, когда нет облаков!
Пусть твой ум остается как океан, когда нет волн!
Пусть твой ум остается как масленая лампа, когда нет ветра!

неразличение, невозмутимость и ясность ума.

Держи свой ум в неизменной простоте, свободным от давления и напряжения, подобным огромному орлу, парящему в пространстве. Успокой ум в тишине, подобно безмолвному океану! Сохраняй полнейшую ясность, подобную солнцу не скрытому облаками! Знай, что восприятия и ощущения рождаются из ума, как волны появляются на реке, а посему приведи ум в его естественное состояние. Пусть твой ум будет ясным, незатуманенным, и без прилипания, подобно уму ребенка, разглядывающего храм с изумлением. Сохраняй сознание, в котором не остается следов как в небе, когда по нему пролетает птица!

четыре ряда методов. Первый ряд – (1) поддерживать блестящую ясность ума, (2) неразличение, (3) неспутанность, и (4) безопорность. Второй ряд состоит из трех методов: (1) не изменение, (2) отсутствие искажения, и (3) простота. Третий ряд имеет три метода относительно того, как сделать, чтобы ум находился (1) в его первозданном состоянии, (2) в раскрытом состоянии и (3) в нерожденном блеске. Четвертый ряд состоит из двух методов осознания (1) состояния не медитации и (2) не рассеяния.

труды древних наставников говорят о методах стабилизации, приводящих ум в мягкое, спокойное, безмятежное и раскрепощенное состояния. Они также упоминают методы сохранения ума ясным, светлым, живым, свежим, блестящим, и отчетливым.

В начале, учись актуализировать ясное осознавание,
Защищать его от рассеяния,
И поддерживать его в присущем ему состоянии.
Но стоит достигнуть глубокой близости,
Возникнет осознавание уверенности.

Ясность – это внутреннее ощущение. Оставаться нерассеянным значит быть устойчивым, а вникнуть в нереальность осознавания есть реализация.

каким бы ни было отвлечение, всякое созерцательное погружение должно достигать союза ясности осознавания и нерассеиваемой устойчивости. Вот что составляет сосредоточенное, нерасторжимое состояние успокоения и постижения.


Медитация без интеллектуального усилия

Медитировать Махамудру значит не отвлекаясь сохранять внутренне состояние ума как есть.
Ум, по своей природе, беспристрастен. Не следует различать между влечением или отвращением к раскрывающемуся восприятию видимости, осознавания и пустоты. Подобным же образом, так как сущность ума лишена любой отличительной особенности, не следует медитировать отождествляя сущность ума с реальностью или нереальностью; не следует так же ни утверждать ни отрицать ее. Ведь присущая уму природа неопределяема. Поскольку присущая уму природа неизменна, надо медитировать не волнуя его надеждами, страхом или мотивацией. Так как ум, по природе, лишен доброй или злой сущности, в медитацию нельзя вмешиваться утверждая или отрицая.
Вкратце, суть ума – по ту сторону медитации.

Медитировать на потусторонней мудрости означает не медитировать ни на чем.

Не может быть медитации
На том, что лишено сущности.
Так как действительность – ни субстанция ни несубстанция,
Медитация должна быть без концептуального образа.

Махамудра – это состояние не-различения,
В котором нет ничего [мыслимого], на чем стоит медитировать,
Даже атома;
Итак, не медитируй

Наблюдай природу своей точно определенной реальности [осознавания].

Кроме позволения уму покоиться в его собственной природе,
Не бывает такой медитации, где управляют телом и речью.


Поддержание нерассеиваемого осознавания внутренней реальности

нет ни чего такого на чем стоит медитировать, а есть лишь путь поддержания нерассеиваемой внимательности, непроходимый для нормального сознания. Просто оставаясь нерассеянным, ум не может дифференцировать свою отдельную роль пока еще не достиг совершенства в медитации . Таким образом, внимательность на каждом из этапов четырех стадий должна быть жесткой, неотвлекающейся от соответствующего уму значения, который она воплощает. Внимание в этом отношении должно быть полностью неотвлекающимся от смысла ума, сосвозникающего с присущей ему природой, кою медитатор раскрывает предварительно через процесс инициации. Начинающим медитаторам, следует практиковать концентрацию, на подобие сосредоточения, что позволяет им оставаться нерассеиваемыми в любой медитации уместной для соответствующего им уровня.

О, смотри в свое собственное «я»,
Ведь оно представляет собой внутренне присущую реальность.
рассеянный ум не способен к реализации.

Ло! Взгляни в себя нерассеянным умом.

Сохраняй нерассеиваемое осознавание.
Оставаться нерассеянным – быть царем среди медитаторов.
Ничего иного не надо делать, кроме как находиться в нерассеиваемом состоянии....

Пребывающая природа ума превосходит интеллектуальное восприятие. Когда медитатор мыслит ее концептуальное значение, он как бы отвлекается от медитации равновесия. Аналогично, истинный смысл ума находится вне знания. В момент, когда медитатор концептуализирует его, он до определенной степени рассеян. Присущая уму природа – не предмет и не непосредственный объект интеллектуального изучения; в момент, когда медитатор применяет критический анализ по отношению к присущей уму пустоте или непроисхождению, он отклоняется от медитативного равновесия. Природа ума – не предмет и не непосредственный объект ментального фокуса; в момент, когда медитатор фокусируется на внутреннем ощущении блаженства, ясности и неразличения, он рассеивается. Вкратце, присущая уму природа выходит за рамки всех измерений интеллекта. Медитатор будет отклоняться от этого состояния или из-за созданной визуализации, концептуальной абстракции, или даже просто из-за решения закончить всякую деятельность.

Ум, очищенный от скверны,
Совозникает с присущей ему природой;
В таком уме нет разногласия.

Обращая ум в "состояние не ума" [неразличения],
Добиваются высочайшего просветления.

Наблюдай присущую уму природу,
Являющуюся основанием всех вещей.
Когда прекращают ментальную деятельность
И ничего не воспринимают,
Тогда определенно достигают освобождения.

Смотри, держи наблюдение, но не наблюдай ничего.
Медитируй! Сохраняй медитацию! Но не медитируй ни на чем!

Те, кто еще не реализовал смысл присущей уму природы, должны непрерывно медитировать на уме, совозникающем с присущей уму природой, и поддерживать осознавание уверенности и сокровенное переживание. Им надо излечивать всякое отклонение и устранять всякое препятствие. Они в свое время безошибочно осознают значение запредельной природы ума пройдя четыре стадии сокровенной ясности. Этот постепенный процесс похож на приращение луны, рост львенка или человеческого детеныша.


Каким образом эти два метода включают живые наставления по медитации

Все эти вышеизложенные методы поддержания медитативного равновесия сводятся к двум: немедитации и нрассеянию.

"немедитация" охватывает собой не вспоминание прошлого, не созерцание [настоящего], не предожидание [будущего], не изменение, не искажение, не размышление. .

"нерассеяние",
включает в себя первозданный покой или раскрепощенное состояние, внутренняя природа, состояние как есть, и присущая реальности природа.

"привести ум в его немедитативное естество" указывает на приведение ума в успокоение; "не отвлекайся от осознавания" подразумевает постижение; "сочетание одинаково немедитации и нерассеяния" заключает в себе слияние успокоения и постижения.
недвойственное осознавание, непонятийное, вне заблуждений сознание, и естественная пустотность.
совозникающее осознавание, естественную ясность и всеобщую пустоту.
[сращение успокоения и постижения], совозникающий ум, присущая уму сущность, пребывающая природа ума,. Они – изумительное средство достижения ровного погружения.

Живые существа говорят, что видят пространство,
Им надо исследовать, как они его восприняли.
Татхагата применяет к воспринимаемой реальности это сравнение.
Ее нельзя объяснить никак иначе.
Тот, кто так воспринимает пространство, воспримет все реальности.

Привести [ум] в неразличающее погружение
Значит остаться чистым, как пространство.

Пусть не визуализирующий ум
Удерживает свойства пространства
И медитирует на пространстве –
Это составляет медитацию на пустоте.

Оставь различение и анализ реальностей –
Главным образом реальностей ментальной природы.
Медитируй на протяжении внутренне присущей реальности,
К-ое охватывает собой несубстанциональность всех вещей.

Когда перед воспринимающим интеллектом не остается
Ни реальных субстанций ни несубстанций,
И раз не существует другой альтернативной реальности,
Ум, свободный от концептуальных образов, умиротворен на самом деле!

Успокой ум без какого-либо различения
В непонятийном просторе реальности.

"немедитация" здесь дополнительно означает состояние успокоения и расслабления.
"Не рассеяние" принадлежит области постижения и напряжения.

Дай уму раскрепоститься и оставаться неизменно
В своем исконном естестве;
Не направляй его, пусть он будет сам по себе;
Не познавай, но фиксируй ум в неразмышляющем состоянии.

Медитировать на неизменной Дхармакае
Значит дать уму расслабиться и пребывать без изменений в своем изначальном состоянии,
Подобно тому как брамин прядет нить.
Коли ум заволакивается тупостью успокоения
Или качается в сторону от направляемого фокуса,
Медитируй на соединенности с совозникающей природой ума.

Наблюдай ум с проникающей остротой;
Ты ничего не воспримешь, ибо он лишен субстанции.
Дай уму находиться в этой пустоте свободно и сияя,
Не выдумывая и не прилипая.

Природу ума нельзя наблюдать позволяя "уму следить за умом" проницательно. Когда переживаешь несамостоятельность ума, надо дать этому осознаванию раскрепощено оставаться в своем естественном состоянии. Дабы не дать ему увянуть в нейтральном состоянии, надо поддерживать ясное внимание и не воображаемую простоту, лишенные непосредственного фокуса, без цепляния к утверждению или к отрицанию.

http://savepic.su/3946886.gif


http://i036.radikal.ru/1304/10/94577f9fda9a.jpg


МЕТОД ПОДДЕРЖАНИЯ СОСТОЯНИЯ ПОСЛЕ ПОГРУЖЕНИЯ

Осознание внимательности «после погружения»

Медитатор в ходе медитации уже соответствующим образом сохранил сосредоточенное равновесие ума в совозникающей ему сущности. Тогда какова процедура его практики после погружения? Сначала медитатор должен научиться удерживать поток внимательности и бдительности непрерывным усилием.

Кто осознал внимательность, тот становится хозяином медитации.
О мои сыны, лелейте внимательность!

Внимательность подразумевает точное осознавание и опыт совозникновения ума.
Теперь же медитатор должен, немного по-другому, поддерживать внимание так, чтобы оно не теряло своей мощи или сияния, одновременно кристаллизуя каждую непосредственную мысль или восприятие формы или звука, при этом совсем не заботясь об утверждении или отрицании какой бы то ни было реальности. Медитатору следует проделывать все это с непрерывным усилием, чтобы актуализировать ясность, открытую внимательность, которая лишена всякого прилипания, быть точно ребенком, смотрящим на алтарь.

Итак, медитатору следует сохранять совершенное состояние двух благотворных погружений, а именно, совозникающие уму мысли и совозникающие явления.

Что касается восприятия формы, звука, или знания,
Они не являются объектами отрицания;
Что надо отринуть, так это понятийный дуализм,
Причину всех страданий.


Метод поддержания медитации посредством внимательности после погружения

Как сохранить добродетельную практику используя внимательность? Это делается так же, как опытный пастух следит за скотом. Не сгоняя в кучу и не бегая за каждым животным, он держит их всех под наблюдением, позволяя свободно пастись, пусть даже некоторые и блуждают. Подобным же образом медитатор не должен препятствовать развитию мысли или явления, пытаясь подавить или исказить его, стесняя тем самым медитативный ум. Кроме того, медитатору не следует позволять вниманию, обращенному к каждой мысли или явлению терять остроту из-за рассеяния пока наблюдаешь объект, и из-за врожденного цепляния к идее принятия или отвержения. Он немедля должен кристаллизовать каждое из шести познавательных проявлений, и в то же время сохранять точное осознавание его неопределимой природы. Он особым образом должен в не взволнованной и не зажатой манере удерживать осознавание того, что каждая развивающаяся мысль – это вибрирующее движение присущей пустоты, и каждое явление – манифестация имманентной пустоты.

Всякий раз, когда возникает мысль,
Крепче хватай ее,
Отпускай ее в естественное ей состояние;
И без сомнения достигнешь внутреннего освобождения!
Следи за внешней видимостью проницательно,
Она – иллюзия как и сам ум;
Фокусируй ум на том, что появляется, не цепляясь.
Пусть промежуточное сознание раскручивается само,
Оно струится как поток воздуха лишенный субстанции.
Пусть в этом потоке не останется цепляния.
Все это называется – мысли, возникающие как медитация,
Таково постижение во внутреннюю природу,
Где нет ни утверждения ни отрицания.
Не существует иной медитации
Отличной от того, чтобы оставаться таким не рассеянным.
Не покидай это состояние немедитации.

Такое сжатое объяснение просто понять. По мере того, как начинающие пробуют поддерживать ровное внимание, они первоначально обнаружат, что часто рассеяны. Однако благодаря объединенной силе возрастающей внимательности в медитационном погружении и поддерживаемой внимательности после погружения, они не только будут внимательны, но в свое время перестанут отвлекаться от ясности и пустотности каждой мысли, каждого явления и пустоты. Рассматривая так каждую мысль и каждое явление, им надо удерживать ровное состояние погружения.

Все эмпирически существующие вещи лишены всякой сущности;
Даже концептуального обозначения нет
Независимо от взаимодействия причин и условий.
Когда понимаешь самораскрытую природу внутренне присущей реальности,
Осознаешь, что она не доступна органам зрения, слуха и прочих,
Ибо она лишена какой бы то ни было само-природы.

Пойми, что двойственные проявления себя и других
Суть монистическая реальность;
Полностью осознавай это не отвлекаясь,
Но отбрось цепляние, дабы оно не омрачило ум.
Реализуй покой лишенный любой привязанности.

Все разные реки, Ганг и остальные,
Приобретают один вкус в соленом океане.
Пойми, что различающий ум, ментальные события,
Все становятся одного вкуса в пространстве внутренне присущей реальности.

вся видимость и существование обусловленных феноменов
Лишены сущности.
Они – просто указания, символы, или обозначения.


Осознание существа созерцания

Метод опознания существа созерцания был развит во благо тем, кто имеет некоторый опыт после погружения. Такой медитатор, с врожденной осведомленностью, опознает спонтанное самораскрытие мысли или явления в непроисходящей простоте ума.

Внутренне присущая реальность везде,
Перед тобой, за тобой,
И в каждом из десяти направлений.

Все это проявляется из ума и
Содержит природу тождественную Мастеру [Будде];
А потому, могут ли волны отличаться от воды.

Всевозможные явления – лишь манифестации
Присущей уму природы.

Оживление осознавания внутренне присущей реальности

Что касается оживления осознавания внутренне присущей реальности, то настоящая практика была разработана для тех, кто уже располагал небольшим опытом, на подобие таяния снега от соприкосновения с теплыми камнями или падения в реку. Такие медитаторы переживают непроизвольное самораскрепощение каждой возникающей мысли или явления в пустоте непроисхождения.

Это как ворона, взлетающая с лодки,
Парящая вокруг и улетающая дальше,
И которая возвращается обратно.

В точности как ворона, взлетающая с мачты
Возвращается назад после кружения и парения,
Так и страстный ум, волочащийся в хвосте мысли,
Возвращается в первозданную чистоту ума.

Возвышение воссозданных огорчений

"Возвышение воссозданных огорчений" – это то, как опытные медитаторы должны интуитивно воспринимать спонтанное самораскрытие фактически всех мыслей и явлений в пустоте непроисхождения. Помимо этого, такие продвинутые медитаторы должны сами вызывать тяжелые и возмутительные мысли или явления и тем самым воспринимать их, как манифестации внутренней пустоты непроисхождения ума.

Ты должен позволить всем этим явлениям
Объединяться в их фундаментальной пустоте,
Вроде того как в распространяющийся пожар захватывает весь лес.

Заблуждающийся ум [по присущей ему природе] – это великое осознавание;
Он значительно способствует медитаторам.
На подобие того, как лес становится топливом для великого пламени.

Возникающие мысли растворяются
В просторе внутренне присущей реальности.
Возникающие мысли спонтанно раскрываются
В великом осознавании.
Гармоничное единство чувств и мыслей
Есть Дхармакая.

Когда медитируешь четыре раза (в день)
И умиротворяешь дуалистические мысли на пути недвойственности,
Получишь четыре опыта, описываемые как
Встреча старого друга,
Таяние снега на разогретой скале,
Распространение лесного пожара,
И внутреннее ощущение блаженства, ясности и пустоты.

Первый опыт сродни встрече старых друзей,
Которые узнают друг друга тотчас как увиделись.
Так и йогин, воспринимающий возникающие мысли, мгновенно,
Схватывает их тождественность присущей уму пустоте.

Второй опыт называется "таяние снега на разогретом камне".
Снег, который падает из водоносных облаков,
Тает как только коснется теплых скал.
Так и мысли, родившиеся в различающем уме;
Когда воспринимаешь их как истекающие из самого ума,
Не упорствуя, осознаешь,
Что ум и есть неразличающая Дхармакая.
Отсюда термин "оживление осознавания".

Третий опыт сравнивается с "распространением лесного пожара".
Бушующий лесной пожар сжигает все без различения –
Деревья, траву и животных, чистую и грязную землю.
Ветра и ливни не могут остановит его,
Напротив они усиливают пламя.
Подобно этому, когда горит пожар мысли,
Позволь ему предать пустоте непроисхождения
Все различения, хорошее и плохое, себя и других,
Все эмоции, вожделение и ненависть,
Не принимая и не отказываясь, не утверждая и не отрицая.
Чем больше разнообразных мыслей,
Тем более сильную помощь они окажут для внутреннего превращения.
Отсюда название "возвышение воссозданных расстройств".

Четвертый опыт относится к полученной реализации,
В которой ум становится ясным, открытым, запредельным,
Блаженствующим, сияющим, недвойственным и несвязанным.
Даже досада превращается в восторг;
Тот же опыт торжествует в течение дневных и ночных промежутков,
Когда гуляют, сидят, отдыхают.
Таков четвертый сверкающий опыт
Блаженства, ясности.

Смысл волшебного зрелища и зарождение иллюзии

Пойми, что пять скоплений суть иллюзорные феномены.
Не принимай иллюзию за нечто отличное от самих пяти скоплений.

Медитация на воспринимаемых признаках
Пуста, не имея нерожденной сущности,
Подобна миражам

Я прибегну к простому объяснению. Волшебник вызывает иллюзорное видение коня или слона за счет демонстрации приспособлений и использования заклинаний. Как маг так и визуально обманутые зрители видят магическое изображение. Разница в том, как последние воспринимают эту фигуру, а именно так, словно она является самосуществующей реальностью. Поэтому, зрители порождают врожденное цепляние к ней. Волшебник, который знает о нереальности фигуры, не обманывается на ее счет.
Таким же образом каждый воспринимает любые чувственные объекты такие как форма, звук и т.п. и познает различающие мысли. В точности как маг понимает внутреннюю нереальность магической формы, так и медитатор после того, как установил, что субъект-объектная реальность лишена какой бы то ни было внутренней сути или само-природы, воспринимает, что реальность – это простая видимость, без внутренней сути, то есть как магическое порождение.

Колдуны показывают призрачные формы –
Коней, слонов и прочее.
Как бы те ни выглядели,
Они лишены реального.
Знай, что все вещи таковые.

Восприятие состояния после погружения как иллюзии

Чтобы воспринимать реальность как иллюзию, должны присутствовать одновременно два фактора: первый, внешняя видимость воспринимаемая чувственным сознанием, и второй, точное осознавание пустотности. Например, опытный маг воспринимает видимость призрачной лошади или слона через свое зрительное сознание. Вместе с тем он уверено осознает тот факт, что зрительная форма не реальна. Он, потому, не сомневается в обмане чувств. Точно таким же образом после погружения йогин безошибочно воспринимает и разные ментальные переживания, обусловленные непосредственными обстоятельствами, или явления формы, звука
восприятие йогина должно совпадать с осознаванием присущей всем переживаниям и явлениям после погружения пустотности. Такое осознавание необходимо усиливать при помощи неразрывного внимания к внутреннему ощущению и уверенности понимания совозникающих мыслей и явлений ума. В результате всего этого, медитатор будет воспринимать иллюзию такой как есть в течение состояния после погружения

Если исследовать реальность, у нее не окажется трех концептуальных образов.
Будучи нереальной, она как сон или иллюзия.
Бесстрастный ум пребывает в радости
И свободен от печали.
Он, как человек, владеющий искусством магии, творящий волшебство.

Всякое явление или звук подобны иллюзии, миражу или отражению;
Они – субстанция без признака реальности.
Ум, воспринимающий такую иллюзию – как пространство.

С тем чтобы это возникновение такого, подобного иллюзии состояния после погружения было установлено в осознавании пустоты, медитатору существенно важно располагать осознаванием того, что совозникающее уму мышления – это непроисходящяя [пустота]. Он должен оживить сокровенное осознавание через медитативное погружение. В равной степени ему необходимо усилить осознавание истинной природы совозникающих мышления и видимости.
важно осознать два следующих представления одновременно: совершенное понимание неотвратимых последствий своих действий и точное осознавание пустоты и бессущностности всех вещей. Они описываются как объект достойный удивления

Полностью осознавая, что все вещи внутренне пусты,
Придерживаешься принципа кармы и следствия.
Это поразительно, в высшей степени поразительно!
Это чудесно, в высшей степени чудесно!

Исследование само-природы или сущности всех вещей приведет к осознаванию тотального неразличения. Пусть даже лишенная само-природы или сущности [внутренне присущая пустота] и проявляется как форма, звук, и т.п. Эти два аспекта [реальности] описываются как подобная пространству пустота и подобная иллюзии пустотность [видимость].

Осознать неизменную внутренне присущую природу ума
Значит вознестись на уровень нирваны.
Тот, кто реализовал то, что потусторонне интеллекту,
Что неизменно, окончательно,
Саморождающееся и спонтанно исполняющееся,
Осуществит цели других не прилагая усилий.
Абсолютное завершение – это состояние потустороннее внутреннему развитию.

Итак, каково значение термина "неизменность"? Поддержание ума в его естественном состоянии без вмешательства в него, когда уже осознал его пребывающую природу, выражается фразой "поддержание ума в его неизменном естественном виде". "Не вмешательство в сознание" значит прекратить прибегать к осознаванию пребывающей природы реальности. "смешивание [ума] с каждым чувственным явлением" означает быть воистину внимательным к присущей уму природе. Термин "раскрыться в каждом возникающем чувственном сознании" так определяется из соображения, что медитатор достигнет естественного уровня ума освободившись от своей озабоченности по поводу утверждения или отрицания.

если медитатор сохраняет непрерываемое внимание к присущей уму сущности во всяком сознании или всплывающем явлении после погружения, то любые сознание или явления станут восприятиями состояния после погружения. Сохраняя не замирающее осознавание присущей уму реальности, сможешь удерживать каждое возникающее восприятие в его естественном виде в состоянии после погружения, и также добьешься точно определенного осознавания пребывающей природы всякого чувственного явления, при этом не делая попыток его поменять. В высшей степени важно непрерывно поддерживать нерассеиваемое внимание к присущей [мышлению и видимости] природе. Вот почему внимание составляет основную медитацию.

Медитируй на видении реальности с нерассеиваемым вниманием, подобным царю.
Стремись к этому состоянию одновременно уберегая его от мимолетных отклонений;
Не ищи ничего кроме потока нерассеиваемого внимания!

Пока крючок цепляния не сломан,
До тех пор проходящие мысли будут создавать карму.
Лучше быть на страже с неотвлекаемым вниманием!

Не важно, что написано. Важно - как понято.

180 Отредактировано просто Соня (19-09-2017 06:44:52)

Re: 2 Буддизм Тибета

МЕТОД СОЧЕТАНИЯ ПОГРУЖЕНИЯ И СОСТОЯНИЯ ПОСЛЕ ПОГРУЖЕНИЯ

"Что значит термин «сращение сущности ровного погружения с сущностью состояния после погружения»?"

Такое сращение происходит, если ум всегда пребывает в самой своей сути сознающим присущую ему природу,
Не разлучаясь с его сияющей ясностью
На протяжении всех четырех периодов ежедневного поведения.

Тот, кто овладел погружением и состоянием после погружения на раздельных уровнях,
Называется Бодхисаттвой.
Тот, кто в совершенстве соединил погружение с состоянием после погружения,
Называется Буддой или махасиддхой.

истинное сращение ровного погружения и состояния после погружения не происходит до тех пор, пока медитатор не достиг великого уровня одного вкуса и «не медитации» [последних этапов йоги].
окончательная, сияющая ясность ума, который уже умиротворил дуалистическое различение, не возникает даже по достижении состояния после погружения на верхнем уровне неразличения. Твердые чувственные явления воспринимались бы моментами и на среднем уровне одного вкуса.

"сращение погружения и состояния после погружения, когда находишься на верхнем уровне неразличения". Когда имело место такое сращение, весь опыт в состоянии после погружения не обязательно заключается только в сияющей ясности, но его вполне можно связать и с подобными иллюзии мыслями.
когда ум непроизвольно рассеивается на короткое мгновение, надлежит немедленно воспринять пребывающую природу такой апперцепции и тем самым восстановить то, что было уже точно определено. Такой опыт имеет место сразу же перед или на верхнем уровне неразличения.

Это погружение свободно
От различающих чувств пребывания в нем или ухода из него,
Ибо оно воплощает собой законченное осознавание
Присущей всем феноменам природы.

когда есть понимание истинной природы феноменов, обязательно есть сращение ровного погружения и состояния после погружения.

Осознав присущую "себе" природу,
Даже рассеянный ум пробуждается к Махамудре.

когда осознают внутренне присущую реальность, переживают зарождение медитативного состояния, не зависимо от того внимательны ли они или рассеянны. Подходящий момент приходит даже на верхней ступени неразличения, на которой медитатор может испытать сращение равновесного погружения и состояния после погружения. Я опишу способ согласования ровного погружения и состояния после погружения.

Идеальное сращение погружения и состояния после погружения отсутствует на этапе сосредоточенности, потому что ум еще не очистился от прилипания к внутреннему ощущению и переживанию. Тем не менее на данном уровне может присутствовать поверхностное сращение погружения и состояния после погружения. В продолжение известного периода практики состояния после погружения на среднем уровне сосредоточенности то, что было сильной апперцепцией или видимостью, теперь стихает само. Мало помалу она возникает все реже как твердая действительность. Когда всплывает апперцепция или видимость, она или успокаивается или исчезает. Это показывает некоторую тенденцию к слиянию до известной степени созерцательного погружения и состояния после погружения на своем уровне. Упоминание о нескончаемом восприятии внутреннего ощущения и переживания на верхнем уровне сосредоточения надо рассматривать как сращение погружения и состояния после погружения на своем же уровне.

Идеальное сращение погружения и состояния после погружения происходит на уровне неразличения. Однако в течение состояния после погружения, на среднем уровне неразличения, медитатор не всегда может достичь осознавания присущей уму природы, и все же хорошее внимание присутствует и в сознании после погружения. В это время, когда медитатор переживает осознавание и его пустотность, и видимость и ее пустотность, и медитация приходит очень просто, это указывает на легкое слияние погружения и состояния после погружения.

На верхнем уровне неразличения, когда медитатор способен поддерживать погружение в течение суток без перерыва, в состоянии не вовлеченном ни в какие внутренние ощущения, его следует признать слиянием погружения и состояния после погружения. Подобным же образом, на среднем уровне одного вкуса, медитатор испытывает гораздо меньше заблуждений после погружения от возникновения явлений благодаря своей медитации. Таким образом, на этой ступени достигается легкое слияние погружения и состояния после погружения.
После погружения, на верхнем уровне одного аромата, медитатор воспринимает без какого бы то ни было цепляния всевозможные явления как ясные и пустые, словно видение эфемерной иллюзии, что надо трактовать как слияние погружения и состояния после погружения.
естественное слияние погружения и состояния после погружения могло бы иметь место на уровне одного аромата.

Идентификация четырех заблуждений

(б) Заблуждение, обозначенное как "непосредственное заблуждение", случается, когда медитатор, несмотря на свое понимание всеобъемлющего смысла пустотности и не смотря на свою способность объяснить его для других, воспринимает пустоту как находящуюся где-то в другом месте. Таким образом ему не удается понять ее в отношении к своему собственному уму и обрести подлинный опыт.

медитация, путь и цель суть ничто иное как присущие уму разные грани.

"Предварительное заблуждение" случается, когда медитатор, создав раздвоение на осквернения и пустоту, считает, что необходимо удалить сперва свое осквернение, а потом медитировать на пустоте, как духовном противоядии. Так происходит главным образом из-за его неумения понять, что истинная природа ментальных осквернений представляет собой пустоту, которая является неотъемлемым противоядием от них, тем самым делающая ненужным умозрительное различение между применением и неприятием каких бы то ни было иных запасных противоядий, и что благодаря присущей осквернениям пустотности он может испытать осквернение как зарождение осознавания, являющегося сокровенным противоядием.

(б) Второе, "непосредственное заблуждение", случается когда медитатор фиксирует ум в медитации, умиротворяя возникающие мысли или явления, вместо того чтобы, вновь удостоверившись в них, быть внимательным к присущей им пустоте.
Четвертое заблуждение бывает двух видов. (а) Предварительное заблуждение относительно понимания пустотности имеет место, когда медитатору не удается воспринять пустоту как истинную природу всех реальностей, что включает в себя среди прочего созерцательное неразличение искусных средств и потусторонней мудрости [т.е., союз блаженства и осознавания пустоты],. Непосредственное заблуждение относительно стабилизации погружения случается когда медитатор – в своей попытке удержать его – не умеет вызвать связность и порядок. В то же самое время, у него не получается возвысить возникающие мысли на уровень погружения и оживить их.

Методы защиты от таких заблуждений

Из всех этих заблуждений наиболее ошибочно то, в котором пустота сводится к концептуальному пониманию.

Придерживаться ничто
Еще более глупо.
Сводя пустоту к разряду разумения,
Выказывают отсутствие понимания.

То, что обозначается как Махамудра, является по присущему ей свойству непроисходящей [пустотой], совершенно лишенной чего-то свойственного, будь то существующее или несуществующее, преходящее или вечное, действительное или нереальное. И все же, из ее непрекращающегося общего "тона" происходят всевозможные феномены [взаимозависимое происхождение]. Таким образом, понимая, что пустота является сердцем взаимозависимого происхождения и что взаимозависимое происхождение внутренне пусто, [осознавание] пустоты не будет уходить в сторону интеллектуального заблуждения.

Нет ничего, что не происходит не взаимозависимо;
Посему, нет ничего, что не пусто.

Видимая реальность обозначается как пустота; пустота неотъемлема от видимой реальности.

Ум должен исследовать ум на предмет чистого осознавания,
Ибо оно соединяет в себе всю опору существования, путь
И просветление в один вкус.

Медитировать на невообразимом самовозникающем осознавании
Значит медитировать на окончательном достижении.
Беспрепятственное завершение всегда внутри тебя.
Поэтому, не замыкай свое сознание ни страхом ни сомнением.
Одна субстанция представляет собой все иные субстанции;
Все субстанции воплощают природу одной субстанции.

Теперь я понимаю, что это сокровенное осознавание,
Ясное и пустое, есть Дхармакая.
Сейчас я понимаю это безначальное, чистое осознавание
Как неотъемлемое завершение.
Ох! В этом безбрежном просторе драгоценного ума,
Источнике циклического существования,
Хранится спонтанное внутреннее осуществление.

Отклонение от пустоты вследствие пренебрежение духовными противоядиями не случится с медитатором, стоит ему понять единство всех вещей и узнать, что ментальное осквернение и осознавание, объект избавления и средство лечения, суть самопроизвольное совозникновение одинакового вкуса.

Нет ни малейшей разницы
Между совершенным осознаванием
И различающими мыслями на плане существования.
Циклическое существование, ненависть и иные эмоции
В самом деле олицетворяют собой нирвану.
Не существует какого бы то ни было различия
Между сансарой и нирваной.

Лежащее в основании ментального загрязнения – это великое осознавание.

Медитатор не станет заблуждаться, интеллектуализируя пустоту, если несет печать Дхармы, т.е., благодаря пониманию неизменяемой Махамудры как властелина, который распоряжается всеми явлениями и существованиями, и если он тем самым уразумеет, что присущая визуализации и всем таким практикам природа – это ничто иное как естественная, чистая пустота.

Счастье, страдание и все другие вещи, несущие знаки двойственности –
Лишь манифестации внутренне присущей природы, Махамудры;
Даже и в качестве проявлений они нереальны, непостоянны и изменчивы,
Но они не несут ничего кроме печати пребывающей пустоты,
Коя является подлинной природой всех вещей.

Мысли всегда всплывают не иначе как
Из всеохватывающей реальности.

Когда осознают присущую себе природу,
Осознают все явления и существования
Как Махамудру, всепроникающую Дхармакаю.

"Неразличение" относится к такого рода [ясному блаженному] состоянию, в котором нет и тени крохотной мысли, причем такое состояние возникает вне двойственности возвышенного ощущения и ментального опыта.

Отклонение от пути возникает,
Когда интеллектуализируют пребывающую природу ума,
Когда стремятся к высоким ощущениям,
И когда медитируют на концептуальном образе действительности.

Практикуя Переживаешь блаженство, пропитывающее тело и ум.
Но стремясь к этому переживанию,
Скатываешься на план желания.
Ясность [ума], как чистое небо;
Он сияет, как восходящая луна.
Его свечение воспринимается и внутри и снаружи,
Открываешь ли закрываешь ли глаза.
Если стремиться к этому опыту из одного желания,
Тебя снесет на план высшей формы.
Наблюдая себя внешне и внутренне,
Воспримешь, что в уме
Нет и крохотной мысли.

Медитируя без привязанности на трех внутренних ощущениях,
Блаженстве, ясности и неразличении,
Можно достичь

Пусть чувствующие существа будут благословлены безграничной радостью!
Пусть чувствующие существа будут благословлены благополучием свободным от страдания!
Пусть чувствующие существа будут благословлены миром!
Пусть чувствующие существа будут благословлены внутренней невозмутимостью!

Погружение с распознаванием называется непознавательным погружением, свободным от всякого оттока от органов чувств. Это высшая точка достигаемая в ходе концентрации на смысле четырех благородных истин установленных благодаря различающей мудрости на беспрепятственном пути.

Методы предупреждения появления отклонений

Приведение ума в неизменном виде в ровное состояние
Называется медитацией.

У кого нет побуждения спастись от жестокой сансары
И испытать возвышенные ощущения,
Тот, не может воспринять чистое состояние своего ума.

Придерживаясь того, что определяется как "взгляд основанный на понимании", медитатор должен обрести непосредственное осознание сущности и природы ума, причем не только как лишенных всякой субстанции, но и как чего-то невыразимого и не поддающегося определению.

В начале, практикуй чтобы добиться яркого осознавания и нерассеиваемого состояния. Совсем не отвлекайся от присущей уму природы. Когда овладеешь этим, ты обретешь осознавание уверенности.

Ясность осознавания означает возвышенное ощущение.
Не отвлекаться от этой ясности означает устойчивость.
Наблюдение ее посредством мудрости, как лишенной
Внутренней сущности, есть реализация.

Что такое медитация наделенная внутренним ощущением? Это – выражение присущего состояния, нерожденный опыт совозникающей уму природы сокровенной чистоты, нерожденный опыт Махамудры. Что каждое из обозначений показывает? Они говорят о присущей уму природе. Тогда что такое присущая уму природа? Присущая уму природа – несуществующая, ибо она не содержит никакой идентифицируемой сущности, даже на мельчайшую кроху сотой доли волоска. Тем не менее ум не является абсолютным несуществованием, поскольку он может выражаться или быть осознан. В самом деле, он должен и будет пробужден в каждом как неопределяемый союз ясности и пустоты, который как таковой проявляется не переставая. Подобный опыт можно описать как медитация, наделенная переживанием, и как одновременное зарождение опыта и реализации.

Блаженство, ясность и неразличение составляют
Вершину всех медитаций.

Устранение помех, препятствующих общему погружению

В общем, к какому бы медитационному погружению не стремились, оно должно объединять в себе два качества. Удерживаемый ментальный образ должен быть очень ясным, ни чуть не тусклым, и он должен сохраняться твердо и без рассеяния. Нарушение ясности происходит от тупости, в то время как преградой к нерассеянию является поток мыслей.
Медитатор, который воспринимает присущую всем вещам природу, поймет не только истинную природу тупости и потока мыслей, но и превратит их в медитацию.

Не удаляй тупость и поток мыслей,
Дай им стать медитационным состоянием.
Убирать такие дефекты как безразличие, тупость и поток мыслей
Все равно, что зажигать лампу в ясный день.

Наблюдай всякую возникающую тупостью или поток мыслей!

Устранение иных внешних или внутренних помех

медитаторы могут уничтожить их, сохраняя
Внутреннее спокойствие в непреклонном старании.

Внутренние помехи могут приходить в виде неуправляемых мыслей, представляющих собой каждое из пяти ментальных загрязнений,. Эти преграды следует воспринять и затем уничтожить.
"сила, коя мешает, вызывая депрессию," приводит ум в состояние апатии, портя его ясность; "сила, коя препятствует через беспокойный ум," делает ум слишком энергичным, неспособным уняться в спокойном состоянии; "сила, коя препятствует через физическое беспокойство" делает медитатора слишком активным и стремящимся побыстрее выбраться из уединения.
Медитатор должен уметь справиться с каждой преградой, визуализируя своего гуру сидящим над макушкой, в горле, или в сердце соответственно, и обращаясь к нему с чувством, с просьбой очиститься. Таким образом он достигнет умиротворения. От этих проблем надо избавляться при помощи духовных контрмер и методов поднятия практики на уровень духовного пути.

"лада" обозначает осознавание уверенности вне всяких сомнений,

В данном случае он имеет смысл узнавания [в ходе аналитического определения] того, что присущая уму природа являет собой непроисходящую [пустоты], великую открытость, обособленную от любых концептуальных вариантов абсолютного возникновения, прекращения или растворения, и не принадлежащую ни каким трем периодам времени.

Вот – изначально непроисходящая [пустота].
Сегодня осознание пробудилось

Находись в состоянии неразличения, непонятийности и первозданной чистоты
В течение всех промежутков времени.

Ум без направляемого фокуса есть Махамудра.
Все вещи внутренне одинаковы, словно пространство;

Что касается удобного для поддержания осознавания уверенности времени, оно наступает, когда медитатор, добивается ясного осознавания вкупе с пустотностью, в точности похожего на пространство, которое тянется в течение всего дня и ночи или по меньшей мере в продолжении целого дня. Либо оно наступает, когда медитатор познает с четким вниманием каждую вытекающую мысль через [неотделимые] от нее пустоту и ясность или пустоту и движение, и познает каждое явление шести чувств как соединение видимости и пустоты.

медитатор в совершенстве определяет [пребывающую природу внешних и внутренних реальностей] тогда, когда испытывает зарождение определенного осознавания ее вкупе с иллюзорным ощущением, воспринимая всякую мысль как союз ясности и пустоты, а каждое явление как союз кажимости и пустоты.

Предуготовленные медитаторы реализуют внутреннее освобождение глядя на свой ум как на духовного проводника

В процесс определения включены особые наставления. эти методы помогут и медитаторам с безразличным отношением или даже заблуждающимся умом осознать смысл медитации за несколько дней, что при других условиях потребовало бы многих лет практики.

http://sd.uploads.ru/t/SwW0y.jpg


Определение пребывающей природы ума

Предметом определения является непроисходящая [пустота] как пребывающая природа феноменов существования. Все феномены включенные целиком в сансару и нирвану – в сущности проявления ума. Сущность или природа ума пуста, не имея выделенной сущности; ум нельзя помыслить как обладающего субстанцией или несубстанцией, видимостью или пустотностью, реальностью или нереальностью. Он не причастен никаким воспринимаемым признакам субъекта и объекта и не вовлечен ни в какие передвижения, перенесения или преобразования, он вне ухода или прихода. Поскольку он – непрестанный поток, на него не влияют три периода времени. Подобно пространству, он – безупречен и неизменен.

Эта совозникающая уму природа
Не является ни субстанциональной ни несубстанциональной.

Она – ни движущаяся ни стоящая на месте,
Ни статичная ни динамичная,
Ни субстанция ни несубстанция,
Ни видимость ни пустота.
Природа всех вещей, словно пространство,
Не затронута ни каким движением.
Можно называть ее "пространством",
Но она лишена какой-либо сущности
И как таковая находится вне определений,
Таких как реальная или нереальная,
Существующая или несуществующая
Или каких-нибудь еще.
Потому не существует ни малейшей разницы
Между пространством, умом и внутренне присущей реальностью.
Отличаются только их обозначения,
Но они недействительны и ложны.

по названию ум – пуст
И непонятиен, что означает Махамудру.
Он изначально пуст, подобно пространству.
Сущность ума – нерожденная [пустота],
Она лишена всякой самостоятельной реальности.
Вроде пространства, она всепроникающая.
Ни перемещающаяся ни преобразующаяся,
Она всегда была пустой и бессамостной
С самого начала.

Будучи таковой с самого начала, природа ума никогда не была обусловлена и не менялась. Подобно природе пространства она не поддается словесному определению, пусть даже и употреблялись такие квалификационные термины, как "пустота" или "не пустота".

Пространство обозначается как пустое,
И все же его точная природа не может быть выражена словами.
Подобно этому хотя ум и обозначается сияюще ясным,
Его точная природа пуста, и не имеет почвы для словесного определения.
Тогда само-природа ума есть и была
С самого начала сродни само-природе пространства.

Ввиду того, что природа ума и все, что проявляется из него, изначально лишено какой бы то ни было само-природы, всякого не обусловленного происхождения, присутствия, или прекращения, и не подвижно, не изменяемо, поэтому ум – не нечто приобретаемое посредством внимательности и утрачиваемое из-за рассеяния. Он, в самом деле, громадное многообразие и непроисходящая [пустота].

Если бы ум был реален, все прочие феномены были бы реальными.
Коль скоро ум нереален, кто может понимать,
Что реальные вещи существуют?
Ни ум ни явления
Ни исследователя нельзя обнаружить.
Будучи нереальными, они не рождены и не прекращаются
На протяжении всех трех периодов времени.
Присущая [уму] природа – неизменяемое, пребывающее великое блаженство.

Первозданная чистота ума
Имеет природу пространства;
Нет ничего, что можно получить или отбросить.

Наблюдение внутреннего лика ума как основы определения

Наблюдение природы ума и явлений

Коль скоро это в общем путь благословения, медитатору следует усиливать свою веру и благоговение перед гуру, потому как продвижение вперед в медитации особенно зависит от веры.

Если солнце веры не касается
Заснеженных гор гуру,
То поток его благословения не заструится.
Усиливай веру в своего гуру!

Лишь святой гуру может привести к пониманию того,
Что в пустоте все разнообразные феномены
Суть одно и то же.
Этот высочайший благородный – словно вода для лебедей.
Превозноси его с глубоким почтением!

Особенно ему надо практиковать гуру йогу, взращивая веру. Он должен обращаться к нему за благословениями, с тем чтобы смочь осознать все явления и существования как Дхармакаю.

когда медитатор начинает [основную] медитацию, он должен уничтожить всякое черное настроение и кристаллизовать сияние осознавания, сосредоточенно установив ум в равновесном погружении. Ему следует удерживать это нерассеиваемое осознавание в расслабленном состоянии, не управляя фокусом ума. Затем ему надо продуцировать едва заметную мысль, не связанную ни с приятным ни с болезненным, и наблюдать присущую этой мысли ясность. Такая [нейтральная] мысль затем должна быть заменена на безудержно радостную или мучительно страшную эмоцию. Ему надо внимательно рассмотреть все это и тогда провести различие между присущей природой такой сильной мысли и природой – слабой. Коль скоро оно было определено, ему следует попытаться найти отличие природы данных разных мыслей от успокоенного состояния ума. Подобным же образом ему надо пронаблюдать каждую из восьми мирских мыслей – желание и прочие загрязнения. Временами он должен прекращать думать вовсе, иногда же он должен производить множество мыслей или же следить за единственным течением мысли. Он должен наблюдать их с намерением получить точно определенное осознавание ума и его проявлений. Таким же образом ему следует наблюдать каждое чувственное явление, включая сюда формы разнообразных размеров, фигур, и видов, а также звуки разных тембров, высот, октав и интонаций.

В ходе таких наблюдений медитатор должен создавать и наблюдать различные явления каждой из форм, изменяя свою позу тела и способ рассмотрения, держа глаза иногда открытыми, временами закрытыми, иногда смотря в сторону то вправо, то влево. Медитатор должен наблюдать всякое чувственное явление в течение нескольких дней за раз, для того чтобы определить присущую ему природу, а затем проверить воспринимается ли хоть одно отличие между природой каждой мысли и каждого чувственного явления. Такое наблюдение и определение должно привести к тому, что медитатор обретет абсолютную уверенность относительно того, что присущая всем мыслям природа представляет собой союз ясности и пустоты и что присущая всем явлениям природа представляет собой союз видимости и пустоты. Поскольку медитатор таким образом осознает спонтанную ясность всякой мысли или всякого чувственного явления, чья внутренняя сущность остается лишенной чего-либо свойственного, у него нет необходимости контролировать или подавлять ее. Это уже объяснялось прежде в разделе о совозникающих уму мышлении и видимости.

Согласовывай все, что возникает перед тобой,
С его фундаментальной природой пустоты.

Ганг и все иные реки
Текут в соленный океан, становясь одного вкуса.
Ум и ментальные события
Покоятся в просторе внутренне присущей реальности
Называемой один вкус. Пойми это!

В точности как мираж – без воды,
Так и память и мышление – без реальности.
Не связанные и не раскрепощенные,
Они нерасторжимы с их исконной чистотой.

Подобно дымке и облакам, возникающим в небе
Которые не движутся к какому-либо назначению, и нигде не останавливаются,
Так и разнообразные мысли, возникающие в уме,
Текут словно волны по осознаваемому состоянию.

Преходящие мысли возникают из нерожденной [пустоты],
И потому пребывают в просторе реальности.

Махамудра – это присущая уму природа,
Коя проявляется в разных восприятиях,
И тем не менее она свободна от взаимодействия причин и условий.

Природа медитации и медитатора

Предмет медитации в данном случае – это присущая уму природа. Медитатору не стоит довольствоваться простым интеллектуальным познанием и всесторонним пониманием того, что природа ума не имеет необусловленного происхождения, присутствия, или прекращения и что, будучи лишенной опознаваемой сущности, она выходит по ту сторону измерения интеллекта. Вместо этого, он должен добиваться осознавания уверенности относительно ощущений и переживаний, через которые ум, настроенный на присущую ему чистоту непосредственно воспринимает [абсолютную реальность]. Для того чтобы осуществить это, медитатор сперва должен в расслабленной манере поддерживать нерассеиваемое осознавание, как он проделывал это в ранних медитациях. После того как он отчетливо фокусировался снова и снова на присущей субъекту медитации природе, в отсутствии рассеяния или прилипания, медитатор должен переместить фокус на природу своего сознания. Делая это, если он воспринимает какие-либо дуальности, вроде двух противоположностей или двойственности внешнего/внутреннего, то значит медитатор все еще не уничтожил сомнения и предрассудки. Посему ему надо повторять процесс определения до тех пор пока он не реализует определяемое осознавание.

Короче говоря, медитатор должен добиться четкого сознания нерасторжимого и нераздельного союза медитации и медитатора, которые должны быть на подобие эфемерной иллюзии. В то же самое время он должен быть уверен, что это четкое сознание не является ничем иным как обозначением и что в действительности оно совершенно лишено всякой идентифицируемой сущности или сути. Другими словами, не существует ни какой реальности, даже величиной с крохотную частичку волоска.
Раз такое состояние достигнуто, медитатор сменяет [предмет медитации]. Он теперь фокусируется на мыслях трех промежутков времени, и размышляет о них с тем чтобы выяснить, существует ли какая-нибудь заметная разница между ними. Кроме этого, он изучает каждую временную фазу отдельно так чтобы проследить исход прошлой мысли, природу настоящей мысли и источник будущей мысли. Коль скоро он воспринимает эти мысли трех промежутков времени как объективные реальности возникновения, присутствия, или прекращения, он все еще не достиг определенной уверенности. Поэтому он должен продолжать медитацию до тех пор пока полностью не обретет чувство уверенности, что эти мысли – лишь неразрывный поток, не только не подразделяемый по трем временным фазам, но и подобный пространству – уникально чистому и открытому – во всех временах.

Двойственность сознания должна быть исследована таким же образом: сперва то, что цепляется к "я" или "себе", а потом то, что цепляется к другим. Когда, в ходе их изучения, медитатор воспринимает двойственные явления, внешние и внутренние или две противоположные реальности, это показывает, что он не вычистил свои сомнения и предрассудки. Тогда ему следует продолжать наблюдать и исследовать, как прежде, до тех пор пока он не станет способен достичь сокровенной уверенности в том, что все эти двойственные восприятия – лишь манифестации ума и что ум сам с самого начала был пуст, не имея субстанции, основания, или опоры и что он – это единый поток, самовозникающий и самораскрывающийся.

Далее, медитатору следует добиться осознавания уверенности в том, что двойственные сознания себя и других, медитации и медитатора, и мыслей в трех промежутках времени суть лишь различные способы рассмотрения или обозначения. Эти разные проявления не отделены от потока сознания, чья внутренне присущая природа лишена действительной сущности и чье естественное состояние [чистоты и пустотности] не находится под влиянием ни преходящего заблуждения ни достигнутого освобождения. Внутренне присущая природа выходит по ту сторону хорошего и плохого, обретения и утери, объединения и разделения. Для того чтобы реализовать осознавание уверенности, медитатору надо фокусироваться в течение многих дней на всякой возникшей мысли или явлении, позволяя им находиться в естественном расслабленном состоянии, не вмешиваясь и не меняя, без какого бы то ни было утверждения относительно их, отказа от них, или прилипания к ним.

Не претендуй на медитацию на внутренне присущей реальности,
Коя лишена само-природы.
Когда разумеют медитацию и медитатора как дуальность,
Тогда отказывают духу просветления

Ум, не имеющий само-природы,
Должен освободиться от двойственности
Медитации и медитатора,
Ибо абсолютной свободой от упования и страха
Является неразрушимый ум [ваджрачитта].

Ум в его грандиозном высочайшем блаженстве
Не раздвоен на себя и других,
Ибо он воспринимает внутренне присущую реальность,
Коя спереди, сзади и вокруг во всех десяти направлениях.

Для осознаваемого ума не существует
Медитации и медитатора двойственности.
Точно как пространство не может воспринять себя в качестве объекта,
Так и пустота не может медитировать на себе.
В состоянии недвойственного осознавания
Разные восприятия смешиваются не переставая,
Как молоко и вода, в один вкус великого блаженства.

Не существует никакого раздвоения медитации и медитатора
В просторе присущей уму реальности,
Коя лишена чего-либо опознаваемого.

Избавляясь от двойственности наблюдения и наблюдателя,
Ум достигает самоосвобождения от разделения;
Сокрушив таким образом [выдуманного] практикующего,
Ум освобождается от стремления и страстного желания;
Отбрасывая [заботу о] плоде внутреннего развития,
Медитатор лишается оков упования и страха;
Уничтожая [чувство] "сам" и "я",
Ум выходит победителем в битве с внутренними противниками;
Стряхивая долой цепляние к субстанции,
Медитатор обретает освобождение и от сансары и от нирваны.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

181

Re: 2 Буддизм Тибета

Осознавание непроисходящей открытости ума

Коль скоро медитатор добивается осознавания уверенности относительно объектов исследования упомянутых выше, он должен сбросить долой врожденное цепляние к субъекту медитации, облегчить свое внимание, отказаться от своего томления по переживанию, ослабить свое старание, отставить в сторону объект реализации, и смирить устремленность ума к самореализации.

такой [продвинутый] медитатор должен отказаться от всякого познания и представления о том, что такое это или то; ему надо совсем отказаться от своего желания медитировать, помнить, переживать, осознавать и т.п. Ему не следует даже и думать о том, чтобы заняться какими-либо мыслями, но следует дать своему уму оставаться в нормальном, расслабленном состоянии, не вмешиваясь и не меняя его. Сделав так, медитатор должен позволить всякой мысли или явлению свободно течь, не отвергая, не изменяя, и не дробя ее. Ему не надо следить ни за какими мыслями, и не стоит беспокоиться, порицать, или же исследовать, даже если иногда может рассеян на мгновение. Когда он вновь обрел внимание, ему следует поддерживать обыкновенное осознавание в его неизменяемом состоянии, при этом даже не думая о медитации, опыте или практике.
В продолжение промежутков между медитативным погружением даже во время еды, или прогулки, медитатор должен насколько возможно сохранять неразличающее состояние, не познавая сильные мыслей и не строя проекты.

ему следует не только уклоняться от всякой физической деятельности, или выполнения иных форм религиозных упражнений. В затворничестве, медитатор должен спать держа ум в обыкновенном для него, неизмененном протяжении, свободном от всякого жгучего желания. Избегая таким образом всякой ментальной деятельности, ему надо оставаться в этом приятном состоянии в течение многих дней. Он достигнет внутреннего раскрепощения от своей привязанности к хорошим переживаниям или же от цепляния к ощущению радости. Его отвращение к пагубным или ложным мыслям уберется само. Какая бы простая мысль ни возникала, он будет познавать ее как выражение пустоты, что является медитационным состоянием, лишенным необусловленного возникновения или прекращения, не подверженным влиянию достижения или ослабления, приятия или неприятия. Не зависимо от того внимателен ли он или рассеян, в памяти или без памяти, переживает ли он или не переживает, осознает или не осознает, коль скоро он познает все явления или существования, он должен суметь вызвать осознавание уверенности в том, что всякая мысль возникает или растворяется сама по себе и является открытым, не имеющим опоры одиночным потоком, что все – это медитационное состояние, и что медитация наполняет собой и длиться в течение всего [дня и ночи].

Однако, когда возникает безупречное переживание, его надлежит усваивать в течение нескольких дней. В этот период медитаторам надо время от времени выяснять есть ли такой ум и ментальное событие, которое не находится в медитационном состоянии. Раз они обнаруживают, что рассеянный или сонный ум не в медитации, им следует изучить сущностную или присущую каждому ментальному событию природу, с тем чтобы осознать его пребывающую природу.

Всякий кто медитирует на самовозникающем, неразмышляющем осознавании,
Медитирует на самопроизвольном осуществлении.

Непонятийный ум не ищут где-то в другом месте
И не отыскивают его естественные достоинства
Иначе нежели путем удаления неблагоприятных условий.
Ум в отсутствие страстного желания и прилипания
Остается чистым от грязи существования.

Сущностная природа ума свободна
От хороших либо плохих качеств.
Чтобы актуализировать ее, не нужен процесс внутреннего развития,
Ибо ум, отделавшийся от таких процессов,
И является самым высшим блаженством.


Тот, кто обращает свой ум в неразличающее состояние,
Достигнет высочайшего просветления.

Когда ум прочно и неподвижно остается
В своем естественном состоянии, произойдет
Внутреннее освобождение от условий сансары.

Никогда не отступишь от состояния единости,
Коль скоро понимаешь, что все эти действия
Суть пространство ума –
Видение, слушание, касание и вспоминание,
Прием пищи и чувствование запаха,
Ходьба, прогулка и сидение,
Разговор и болтовня.


Тот, кто воспринимает все вещи сансары и нирваны,
Осознает, что они вовсе не содержат какой-либо само-природы.
Благодаря этому он устраняет упование и страх.
Как сюда может затесаться стремление принимать или отвергать?

Ах, нужно ли мистику, который уже реализовал чистое недвойственное
Состояние, принимать или отвергать что-нибудь?
Я не ставил себе целей достигнуть и не отбрасывал ни какие реальности.


Для того, кто находится по ту сторону двойственности знания и знающего,
Не существует ни различий ни пристрастий;
Для того, кто достиг чистой равностности,
Нет двойственности разделения и объединения;
Тому, кто осознал это,
Не о чем спрашивать других;
Для того, кто воспринимает все разнообразные формы как Дхармакаю,
Не существует мысли о принятии или отказе;
Тот, кто вышел за границы двойственности медитации и не медитации,
Не имеет порока ложного восприятия.
Это [состояние] не зависит от чувственных явлений или отсутствия явлений;
Будучи отделенным от всевозможных понятийных образов,
Оно свободно от какой-либо озабоченности действием и действующим;
Оно обращено прочь от желаний, упований или страхов.

Где ум непричастен различению,
Там нет ни осквернения ни сомнения;
Где ум прямо воспринимает внутренне присущую реальность,
Там нет раздвоения знания и знающего.

Актуализируй смысл того, что является чистой, абсолютной реальностью!
Это лучшее средство дать осознаванию
Блаженствовать в естественном состоянии
Без какой бы то ни было озабоченности по поводу отказа или принятия,
Действия или прекращения действия.

[Природа] ума ни изменяема ни неизменяема.
Пойми, что она изначально чиста, и вне концепций

Воздерживаясь от размышления или созерцания,
Изучения или анализа,
Медитации или совершенствования,
Также как и от упования и страха,
Ментальное цепляние к ним самопроизвольно успокоится,
И ум сам настроится
На исконную внутренне присущую реальность.

Сильное желание затемняет сияющую ясность ума;
Оно приводит к нарушению
Индивидуальных заповедей и священных обязательств.
Когда ум не думает
И не скован желанием,
Все возникающие мысли успокоятся сами,
Словно волны океана стихают сами собой.
Когда ум не поддается обусловленному состоянию
И не забывает значение немыслимой реальности,
Тем самым ум будет предохранен от несоблюдения священных обязательств,
Вроде того как свет предотвращает темноту.
Кто остерегается разнообразных внутренних желаний
И крайних взглядов [на реальность],
Тот осознает все доктрины

Ни принимая ни отвергая,
Не разыскивая пути самореализации
И не размышляя о результате,
Я умиротворил надежды и страхи.
Осознав ошибочное обозначение реальности,
Я уничтожил внутреннее жульничество.

С безначальных времен ум
Никогда не имел какого-либо действительного существования.
Для того, кто реализовал осознавание
Посредством динамических и устойчивых условий ума,
Все стремления и желания покажутся
Тщетной попыткой вырастить урожай в небе.

Ум надо отпустить свободно без направления.
Поддерживаемое внимание должно быть брошено
Без всякого для него предмета.
Ум должен остаться в своем обыкновенном состоянии без медитации.
Таким образом, в отсутствии контроля за ним,
Ум радостен и легок.

Где внимание не подпитывается,
Нет опасения отвлечься;
Где нет разделения между погружения и состоянием после погружения,
Там нет промежуточного состояния;
Где есть разные восприятия в просторе реальности,
Там нет принятия или отказа;
Где есть ошибочное обозначение всего,
Присутствует осознавание ошибочности.

Для того, кто уже осознал нереальность ума,
Все космические явления и существования суть протяжение пустоты;
Для того, кто не придает ценности различению,
Все [возникающие мысли] спонтанно раскрепощены;
Для того, кто сторонится внутренних желаний и привязанностей,
Все вещи остаются гармоничной равностностью;
Для того, кто осознал все это,
Медитация – это непрерываемый поток.

Пребывание в состоянии определенного осознавания на протяжении всего дня и ночи

Медитатор должен продолжать всестороннюю медитацию, соединяя две стороны – погружение и состояние после погружения – в течение каждого дня, а позднее также и ночью. Восстанавливая внимание, медитатору следует отказаться не только от своей привязанности к этому, но оставить также и просто мысль об отказе от него, и следует таким образом поддерживать совершенную медитацию. Медитация соединяет погружение и состояние после погружения без какого-либо напряжения или модуляции. Все равно как в высказывании о том, что совершенная медитация покоится в совершенном расслаблении

Когда медитируют,
То не размышляют делать так или этак,
Расслабься пока освежаешь внимание!

. Здесь нет опасности утонуть в инертном безмолвии и утратить медитацию. Отпуская внимание, пока его освежают, оно само по себе становится нецепляющимся вниманием. Пребывание в неразличающем состоянии представляет собой совершенное внимание к точной природе ума. Гораздо лучше контролируемого внимания и удерживаемого внимания.

В дисциплине спокойной Махамудры
Нет ничего на чем медитируют, даже атома.
Не медитируй, ибо совершенная медитация
Должна оставаться нераздельной
С состоянием немедитации.

Если, однако, медитатор иногда на мгновения теряет сознание состояния после погружения, ему следует восстановить его и опознать его пребывающую реальность. Если сознание состояния после погружения хорошо определено, оно может быть введено в объединенную медитацию погружения. Такого рода медитацию можно назвать всеохватывающей медитацией.
Аналогично, медитатор распространяет полную ежедневную медитацию на ночь. Готовясь к ночному отдыху, ему следует оживить, поначалу с необходимым усилием, спокойное состояние, которое он достиг в ходе дневной добродетельной практики. Коль скоро он способен возвысить свое сознание до созерцательного состояния пока спит и видит сны, это стало бы для него совершенной практикой. Такое случается лишь с немногими медитаторами на данной стадии. Обыкновенно, когда они теряют активное сознание во время сна, то все еще могут познавать сновидение как иллюзию таким образом, что просыпаясь, вполне могут осознавать пребывающую природу сна.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

182

Re: 2 Буддизм Тибета

Махамудра Квинтэссенция Ума и Медитации Такпо Таши Намгьял
ч 2я

[Вопрос:] Когда внимание отсутствует, сущностная природа ума не познается. Когда, однако, у внимания фокус на некоторой обыкновенной мысли, значит ли это, что предыдущие мысли стихли? Обязательно ли для внимания воспринимать все возникающие и исчезающие мысли или явления?

[Ответ:] Коль скоро внимание фокусируется на до сих пор не познававшихся обыкновенных мыслях, эти мысли стихнут сами. Вниманию необязательно удерживать все возникающие и исчезающие мысли. И все же, раз медитатор может сохранять нерассеиваемое внимание, оно поможет ему получить сплав погружения и состояния после погружения. Даже если внимание не сфокусировано на всех мыслях, они не причинят вреда и не затуманят его ум и даже не остановят его практику. Сияющее осознавание неотъемлемо от его сна и сновидений. Стоит ему проснуться, медитатор вспоминает то, что прошло без касательства его внимания, но осознает, что оно не отличалось от собственно сияющего осознавания. Это – непрерываемый поток [медитации].

Если медитатор чувствует беспокойство из-за скачкообразного рассеяния внимания, это значит, что медитатор вывел поспешное заключение из своего определения присущей уму природы, и также все еще не осознал как положено непрерываемый поток его пребывающей реальности. Дже Гампопа объясняет:

Когда ум рассеян, возникает заблуждение;
Когда присутствует внимание,
Возникает сущностное состояние ума.
Это на самом деле ложная двойственность.
Такое чередование утраты и обретения
Не доступно моему пониманию.
Если бы такая двойственность была свойственна медитации,
То и приятие и отказ чего-то стоили,
А удалять их было бы ошибкой.

Достижение посредством внимания, и заблуждение вследствие рассеяния
Суть создания ума.
В действительности не существует ни достижения ни рассеяния.

Коль скоро имеет место пробуждение осознавания уверенности относительно объекта выведенного заключения, медитатор должен поддерживать определенное осознавание не вовлекая сюда визуализацию и беспорядочные мысли в течение пяти ночей кряду. За которыми должен идти дневной приятный отдых. Затем он возобновляет и проводит интенсивную практику вплоть до недели или десяти дней, всякий раз перемежая с отдыхом. Поняв пребывающую природу ума медитатор стремиться укрепить свое определенное осознавание в течение всего дня. Когда это достигнуто, он распространяет его на ночь, до тех пор пока не сумеет в совершенстве связать дневную и ночную медитации.

Цель определения ума состоит в гармоничном приведении его к его прибывающей природе или к его "основанию существования" путем растворения всякого сильного желания и цепляния к дуальностям таким, как медитация и медитатор, переживание и переживающий, реализация и осознающий. Аналогично, всякое прилипание к пустотности должно также быть уничтожено. По истечении определенного количества дней медитатор с высоким или средним интеллектом осознает пребывающую природу ума, незатемненную никаким дуалистическим прилипанием. Нельзя с уверенностью говорить, что такая реализация может зародится в каждом человеке, поскольку она зависит от его владения этой медитацией.

Если некоторым не удается добиться такой реализации, им следует продлить медитацию на значительный период времени в соответствии с ранее изложенными методами поддержания погружения и состояния после погружения. Постепенно, путем отторжения ума снова и снова от врожденного прилипания к двойственности и пустотности, реализация мало помалу будет рассветать. В пробуждении совершенной реализации покоится квинтэссенция слов Будды – сутр, тантр и живых наставлений. Данная система потому гораздо более глубока и эффективна, нежели другие пути и линии передачи.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ДЕЙСТВЕННОСТИ [ОСОЗНАВАНИЯ] ПОСРЕДСТВОМ ВОЗВЫШЕНИЯ ПУТИ

Объяснение будет даваться в трех частях:

1.    Идеальное время для проведения этих практик
2.    Насущное значение данной практики в целом
3.    Шесть способов возвышения практик

Идеальное время для проведения этих практик

Идеальное для медитатора время возвысить практику наступает, когда, в общем, он обрел постижение присущей природы спонтанного совозникновения ума, и в частности, обрел постижение спонтанного совозникновения мышления и видимости, а также, когда, благодаря внимательности, он познает сознание и видимость в качестве состояния после погружения. Без такого постижения сущностного тождества этих трех видов спонтанного совозникновения нельзя поднять сознание, порожденное какими-либо непосредственными обстоятельствами, на путь самотрансформации.

Время же, когда медитатор может взойти на благородный путь – это время, когда, не смотря на свое осознавание, медитатор, который заточил себя в обычную жизнь и которого все еще одолевают погоня и цепляние к материальным устремлениям этой жизни, мирские желания и ненависть, кажется сложным естественно возвести свой ум на стезю, из-за того, что он возбужден влиянием обстоятельств. Либо это время, когда, продолжая наслаждаться покоем и отдыхом, медитатор не может воспринять присущей всякой мысли природы. Итак, пора поднять ум на стезю самотрансформации наступает, когда медитатору оказывается сложным возвысить себя до пути, просто оставаясь внимательным в добродетельном погружении, или же когда его ум неконтролируем вследствие нетерпения или возбуждения, вызванных упованием, страхом и т.п.

С другой стороны, если медитатор в уединении переживает непрерываемое медитативное состояние, тогда для стабилизации практики необходимо испытывать [ум] в неблагоприятных обстоятельствах. Медитатор совершает процесс самотрансформации особенно когда ум возбужден или страдает. Наоборот, если по достижении нерассеиваемого внимания в погружении и после погружения, он перестает поддерживать самопроизвольное течение постоянной природы ума, а потом пытается очистить практику и медитировать с тем чтобы применить противоядия [от возбужденного ума], тогда он совершает тот вид отклонения, о котором упоминалось выше.
О времени когда надо заниматься такого рода практикой самопреобразования говорится в «Хеваджра-тантре»:

Если медитатор достигает некоторой степени "внутреннего тепла"
И хочет практиковать самопреобразование,
Ему следует делать это, лишь после такой реализации.

Относительно действительной практики самотрансформации, отцовская тантра упоминает три вида практики:

1.    Различение
2.    Неразличение
3.    Полное неразличение

Материнская тантра перечисляет другие три вида :

1.    Тайная практика
2.    Безудержная практика
3.    Практика триумфа [над всеми неблагоприятными обстоятельствами]

...упоминает четыре:

1.    Преобразовательную практику всеохватывающего превосходства
2.    Тайную практику
3.    Практику перевернутого сознания
4.    Практику торжества над всеми враждебными обстоятельствами

И в дополнение существуют еще другие четыре практики самопреобразования:
1.    Преобразовательная практика для начинающих
2.    Практика преобладающего осознавания
3.    Практика совершенно преобладающего осознавания
4.    Практика спонтанного освобождения

пять существенных условий [которыми должен обладать медитатор:]
1.    Быть честным при соблюдении заповедей в горном уединении
2.    Быть способным справится со всеми неблагоприятными обстоятельствами посредством духовных контрмер
3.    Владеть в совершенстве живыми наставлениями
4.    Уметь восстанавливать весь свой поток слагающих существования через веру
5.    Быть способным убирать тонкие вредоносные влияния

Надо добиться уверенности:
1.    В собственном знании живых наставлений
2.    В могуществе ума
3.    В собственных переживаниях
4.    В видении [внутренне присущей реальности]

четыре существенных требования:

1.    Овладеть сокровищницей живых наставлений
2.    Уметь пересилить внутренние и внешние полчища злых сил [мар]
3.    Искренне соблюдать заповеди
4.    Быть способным жить в одиночестве в горном отшельничестве

Непосредственно сама практика самотрансформации включает в себя пять правил:

1.    "Вести себя как раненный олень". Раненный зверь сторонится соседей и не проявляет интереса ни к чему другому. Потому медитатор должен жить сам по себе, не завися от друзей, оставляя все материалистические устремления этой жизни, которые могли бы помочь ему справится со своими врагами, защитить друзей и угодить благодетелям.

2.    "Вести себя как лев". Лев не боится никаких животных на вроде оленей или диких зверей. Так и медитатору не следует пугаться ни внешних препятствий [к его совершенствованию] создаваемых людьми или нелюдьми, ни внутренних препятствий, происходящих в результате его собственного ложного различения.

3.    "Вести себя как ветер, дующий по всему простору". Ветер несется свободно по всему простору космоса. Так и медитатору следует своим мыслям дать течь свободно и открыто, никак не привязываясь к своему телу, имуществу, счастью или славе.

4.    "Вести себя как пространство". Пространство не имеет какой бы то ни было опоры. Так и медитатору не следует ни направлять свой ментальный фокус на какой-либо отдельный объект, ни созидать ментальной опоры ни для какого образа вроде визуализируемой формы или бесформенного объекта. И не следует направлять свой ментальный фокус ни на какое определенное действие.

5.    "Вести себя как безумный". У сумасшедшего нет ни какой объективной цели. Так и медитатор не должен иметь какой бы то ни было привязанности к чему-либо, на подобие утверждения или отрицания, принятия или отказа.

Таковы пять начал, которые рассматриваются в качестве средств возвышения любых возникающих восприятий и эмоций, всплывающих при неблагоприятных внешних или внутренних условиях и посредством которых улучшается видение пребывающей реальности .


Живительный смысл этой практики в целом

В этот момент всякие спутанные мысли должна быть возведены на стезю самотрансформации, поскольку именно они пристегивают каждое чувствующее существо к кругу существования [сансаре].

Двойственные мысли составляют великое неведение;
Они бросают чувствующие существа в океан сансары.

Однако, когда двойственное мышление приведено к сияющему пути, а не оставлено двигаться в другую сторону, то благодаря присущей ему природе оно явится как трансцендентальное осознавание.

Дуалистическая мысль очищает дуалистическую мысль;
Экзистенциальный феномен очищает экзистенциальный феномен.

Двойственное мышление в свое сущности является великим осознаванием.
Как таковое оно осушит океан сансары.

Двойственное мышление – это самораскрывающееся великое осознавание.

Некоторые могут спросить: "Если все так, разве предыдущего разъяснения тождества двойственного мышления с Дхармакаей не достаточно для самореализации? Почему для медитатора существенно необходимо возвышать всякую дуалистическую мысль до пути просветления?" Медитаторы предуготовленные к мгновенной самореализации достигнут освобождения воспринимая каждую мысль как Дхармакаю. Большинство же медитаторов должны применять важнейшие методы возведения всякой дискурсивной мысли на путь просветления. [Без таких методов] лишь слабые, не сильные мысли могут быть трансформированы в запредельное осознавание благодаря поддержанию состояния внимательности; также не может быть трансформирована и большая часть ментального познания на стадии после погружения.

Помимо этого, медитаторы могут достичь возвышения только нескольких замеченных мыслей к медитационному состоянию. Многие медитаторы вероятно даже отклонятся в сторону, упуская из вида нормальные мысли и потому представляя себе их наделенными природой Дхармакаи. Далее, на [второй] стадии йоги неразличения, все малозаметные мысли всплывают в качестве Дхармакаи просто вследствие поддержания медитатором нерассеиваемого внимания, однако же сильные волнения, такие как желание, ненависть и т.п. пока еще не могут достичь той же высоты. Даже в [третьей] йоге одного вкуса, ум, глубоко взволнованный яростным напором обстоятельств, не может быть легко возвышен без применения медитатором решительных средств для их трансформации. Посему данные методы существенно важны даже на высоких уровнях медитации.

В наши дни некоторым медитаторам, преуспевшим в достижении медитативного состояния, и медитировавшим многие годы, не удается развить успех и они уступают безделию из-за полного разочарования. Все такие [проблемы] происходят вследствие не умения медитатора уловить насущную необходимость возведения ума на путь просветления. По этой причине, все медитаторы, включая начинающих и великих, должны ценить данный специальный метод и овладевать им. Суть его состоит в том, чтобы быть искусным в сохранении потока внимания уместного на каждом из этапов.

О сыны мои, подводя всему итог
Я могу лишь заявить:
"Тот, кто искусен с вниманием –
Искусен в медитации".

Нерассеиваемое внимание существенно необходимо
Даже для медитации на течении чистого состояния.

Все иные практики, поднимающие различные практики на стезю просветления, являются составными частями возвышения мыслей. В самом деле, последнее составляет корень первых. Один аспект ума должен быть понят как тождественный всем остальным, ибо зная о пустотелости одной тростинки, знают о пустотелости всех других тростинок.

о методах пробуждения сознания посредством трансформации:
1.    препятствий к пути
2.    болезней
3.    смерти
4.    эмоциональности
5.    дуалистических мыслей
6.    богов и демонов

Существует три важнейших метода для всех форм возвышения сознания до пути:

1.    "Идентифицировать каждую дуалистическую мысль" означает, что медитатору следует сперва идентифицировать всякую возникающую мысль или чувственное явление, происходящие или в хороших или в плохих обстоятельствах. То есть не позволяя ей блуждать, он должен стремится установить что-либо свойственной ей.

2.    "Освободиться от цепляния к эго" означает, что какие бы мысли или явления ни возникали, медитатору следует оставить их в естественном состоянии, не оскверненном вожделением или ненавистью, приятием или отречением, не приписывая им при этом ни хороших ни плохих качеств и не цепляться к врожденному представлению об самости.

3.    "Покинуть пропасть упования и страха" означает, что медитатору надо отказаться от упования на успех и от страха ошибиться, а также от ожидания достичь духовного роста или от сомнения относительно результатов. Это означает еще, что даже если некоторая едва уловимая надежда или страх и появились бы, им следует дать возможность свободно течь, не меняя, не вмешиваясь и не прилипая к ним.

Таковы три метода, которые следует применять ко всем видам духовного возвышения.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

183

Re: 2 Буддизм Тибета

Шесть способов возвысить практику

Сюда входят шесть разделов:
1.    Возведение дуалистических мыслей на стезю посредством преобразования любого мучительного кризиса в благоприятное условие
2.    Возведение грубых эмоций на стезю посредством духовного процесса называемого "превращением отравы в амброзию"
3.    Возведение помех, проистекающих из-за влияния верховных и подчиненных духовных сил, на стезю
4.    Возведение страданий на стезю путем трансформации их в дух просветления [бодхичитту]
5.    Возведение мучений от болезней на стезю, одинаковый вкус элементов
6.    Возведение смерти на стезю путем соединения исконного сознания и воспоминания созерцательно осознавания, подобно воссоединению матери и ее дочери

Возведение дуалистических мыслей на стезю посредством преобразования любого мучительного кризиса в благословенное условие

Так же как вода, попавшая в ухо,
Вымывается известными другими жидкостями,
Точно так и мысли о двойственной субстанции
Следует очищать уверенностью недвойственности.

Таким образом дуалистические мысли должны очищаться при помощи различающих мыслей. Что касается метода очищения, то всякая ошибочная мысль должна очищаться путем трансформации в запредельную им природу.

Вместо того, чтобы отказываться от беспорядочных мыслей, следует взглянуть на них как на источник благ и как на приносящих пользу и радость. В этих спутанных мыслях содержится природа абсолютной реальности. Они – друзья, они же – путь и топливо для [огня] мудрости.

Что касается идентификации дуалистических мыслей, то для начала медитатор должен вспомнить либо слабую, либо сильную мысль, добрую или дурную, коя возбуждает чувство удовольствия или недовольства. Ему затем надо установить что-либо свойственное этой мысли, используя внимание, не позволяя ей ускользать в сторону. В середине настоящего процесса ему стоит попытаться уничтожить цепляние ума к самости. Но для того чтобы добиться этого, ему не следует ни избавляться от данной воспроизведенной в памяти мысли и не следует контролировать ее, с тем чтобы обратить в неразличающее осознавание, которое и рассматривается в качестве духовной контрмеры. Ему не следует ни анализировать ту же самую мысль с точки зрения ее происхождения, присутствия или движения с тем чтобы установить отсутствие какой бы то ни было сущности, и не следует позволять ей блуждать, а потом преследовать, с тем чтобы сфокусироваться на ней, прибегнув к внимательности.
Вместо этого, медитатор, по установлении ее природы, должен употребить эту мысль в неослабленной форме как саму медитацию и удерживать ее ясность, раскрепощенность, и открытость не вмешиваясь и не изменяя ее. Делая так, ему не следует ни цепляться к этому состоянию, ни приписывать ему хороших или плохих качеств, не подавлять и не гнаться за ним. Без какой-либо попытки принимать или отвергать, утверждать или отрицать, вмешиваться или менять, разнообразить или поделить его, медитатор испытает, как то же самое воспоминание пробивается в медитативное состояние. Вот это и считается действительным возведением спутанных мыслей на стезю просветления.

Преходящая мысль возникает из нерожденной [пустоты].
Она воплощает в себе природу всеохватывающей реальности.
То и другое – нераздельны с самого начала.
Потому я заявляю, что они одного вкуса.

Неизменяемые мысли имеют природу
Внутренне присущей реальности.
Знай, что оставленные без вмешательства они самораскрываются.

Всякий раз, когда мысль возникает,
Хватайся крепче за ее образ,
Дай ей расслабиться в естественном состоянии;
Она без сомнения раскроется сама.

Она струится как невидимый ветерок;
Оставь ее течь не задерживая ее.
Это состояние описывается как "мысль обращенная в медитацию".
Как и постижение присущей эго природы,
Она свободна от утверждения или отрицания.

Медитаторы, которые уже практиковали важнейшие методы самотрансформации могут, тем не менее, испытывать некоторое сильное кружение эмоции, которое, как кажется, создает внутреннее беспокойство и превращает медитацию в нечто сложное. Так происходит главным образом вследствие несогласованности между мыслями медитатора и внутренними энергиями, поскольку они обладают тождественной динамической природой. Однако данное состояние ума в действительности не совсем свободно от медитации. Медитатор постепенно и в блаженстве достигнет возвышения ума на путь просветления. Стоит ему овладеть практикой, он испытает зарождение медитационного состояния в каждой мысли, в тот же момент, когда осознает ее.
Наконец, для того чтобы выбраться из пропасти волнения и беспокойства, членения и объединения, и особенно упования и опасения [относительно осуществления или неосуществления] и таким образом поднять практику на стезю, ум должен быть оставлен в податливом состоянии без какого бы то ни было оценивания или прилипания. Тот же самый метод следует распространить и на другие практики поднятия ума на стезю.

Возведение грубых эмоций на стезю в духовном процессе называемом "Превращение яда в амброзию"

Как страдание от ожогов
Может быть облегчено прикладыванием теплого,
Точно так же и сгорающий от желания может
Успокоится благодаря огню желания.

Желание может быть очищено желанием,
Ненависть ненавистью,
Зависть завистью
И все эмоции схватыванием
Того, что является верховной нерушимостью.

Итак, поднимая разнообразные эмоции на возвышенную стезю и согласуя их с присущей уму природой в едином вкусе, начинают воспринимать сквозь эти проявления эмоций зарождение пяти трансцендентных состояний осознавания. Распознающее осознавание пробивается сквозь желание, простор пустотности – сквозь ненависть, осознавание подобное зеркалу – сквозь неведение, гармоничное осознавание – сквозь самомнение, а спонтанно исполняющее осознавание – сквозь зависть. Таким образом реализуется уровень пяти победоносных Будд.

Запредельное осознавание и эмоция
Могут слиться воедино.
Первое представляет собой пять Будд
И пять трансцендентных осознаваний.

Когда медитатор, который уже применил живительные наставления по самотрансформации, пользуется шестью чувственными наслаждениями, ему не смогут навредить их временные недостатки. Ведь он способен трансформировать их подобно тому как яд превращается в амброзию.
Люди скованы
Их неисчерпаемой кармой.
Однако применяя искусные методы
Они могут порвать узы циклического существования.

Не будешь осквернен
Просто развлекаясь чувственными удовольствиями,
Так же как лепестки водной лилии
Не испачканы грязью.
Тот, кто ищет прибежища в
Корне сокровенной чистоты
Похож на владельца тайной формулы
Очищения от яда.
Как же он может быть отравлен?

Соленная вода морей
Переходит в приятную свежесть
За счет взаимодействия с облаками,
И яд можно превратить в амброзию.
Вроде того как уверенный ум преобразует [озабоченность собой]
В искреннюю заботу о других.

В ходе практики возведения ума на стезю просветления медитатору следует сперва осознать и припомнить какое-либо яркое и сильное желание по отношению к материальной вещи или же человеку. Когда он использует ненависть в качестве основания практики, ему следует возбуждать клокочущую ярость и сильное отвращение к своим врагам или же к "мешающим силам". Когда имеют дело с неведением, надо осознавать его в таких состояниях как угрюмость, сонливость, тупость, вялость, запутанность, или лень. Чтобы использовать самомнение в качестве базиса практики, следует принимать его как привязанность к себе и как чувство превосходства над окружающими. Имея дело с завистью, надо осознать ее как такую жесткую нетерпимость, когда мучительно из-за богатства и знания других.

Медитатору надо знать, что распознав таким образом природу каждой грязной эмоции, ему следует указанным путем избавиться от своего цепляния к эго, своему упованию и страху. Изредка медитатор должен нарочно вызывать еще более сильное ощущение вожделения или ненависти к какому-либо предмету страсти – которая заставляет его задыхаться, менять выражение лица и даже трястись. Ему следует осознать эту неистовую эмоцию [для того чтобы превратить ее в различающее осознавание или равностное сострадание].
Было провозглашено, что чем более сильна и мучительна эмоция, тем более она становится эффективна в качестве средства поднятия ума к стезе просветления и тем самым для достижения ментального очищения:

Эмоции взращивают великое осознавание
И поддерживают медитаторов,
Подобно тому как лес питает огромный пожар.

Основываясь на предыдущих практиках, медитатор должен узнать достиг ли он или нет нужной силы ума на пути возвышения эмоций.

Поднятие на стезю помех, проистекающих из-за высших и второстепенных духовных сил

Различающие мысли сами по себе являются препятствиями. Все "мешающие силы" имеют своим источником такие мысли.

В этих дуалистических мыслях покоятся болезни и "мешающие силы".
Когда мучаешься от болезни,
Болезнь заключается в той самой мысли о ней;
Когда случается несчастье,
Зло находится в той самой мысли о нем;
Когда умираешь,
Смерть заключается в той самой мысли о ней;
Когда рождаешься снова,
Перерождение заключается в той самой мысли о нем;
Удовольствие, боль, или иное заключается в дуалистических мыслях,
И тем не менее ум лишен какой-либо реальности.
Когда устраняешь корень дуалистических мыслей,
Больше не случаются ни болезни ни несчастья
Из-за "мешающих сил".

Что касается этих трех: явления мешающего духа,
Ментального схватывания этого духа,
И его различения,
То они берут начало в уме йогина
И исчезнут в его уме.
Ибо мешающие духи –
Лишь манифестации его ума.
Йогина одолевает его же собственное заблуждение,
Когда он придумывает действительность этих сил
И не может осознать пустотность такого рода явлений.

Если твое двойственное мышление не проявляет себя как твой враг
Из-за твоего же собственного внутреннего заблуждения,
Как же может демонесса этой пещеры стать твоим врагом?
Более того, эта демонесса твоего скрытого заблуждения
Возникает из твоего собственного ума.
Если ты не осознаешь присущую уму природу,
Я не уйду просто потому что ты меня просишь об этом.

Всякое ментальное цепляние к концепции о злобных духах – всего лишь манифестация собственного ума. Видимые очертания богов или духов, которые могут появляться перед кем бы то ни было – это исключительно внутреннее ощущение, произошедшее вследствие прилипания ума к той самой мысли о них. Это и вправду похоже на то, как ошибочно принимают веревку за змею в то мгновение, когда ум первоначально уже представляет образ змеи. Непосредственная причина и условия такой иллюзии заключаются во взаимодействии между поглощением энергии-воздуха в психоневротической системе, коя является базисом трех внутренних ядов в теле [колесница индивидуальной кармы], и ментальным схватыванием дуалистических мыслей.

Таким образом невежество считается специфическим источником явлений змеев-богов и земных защитников. Ненависть – это источник явлений злобного Цена  и других духов-мужчин. Желание – источник явлений демонесс и духов-женщин. Коль скоро медитатор успешно возвел эти явления и мысли на стезю просветления, он будет достигать раз за разом, словно в такт качанию весов, сначала медитационного состояния, затем уничтожения страха и прочих ментальных заблуждений, исчезновения видений, подчинения духов, и под конец чувство благополучия.

Относительно возведения мыслей о духах на трансцендентную стезю, Дже Гампопа упоминает метод определения нереальности духов, именуемый "исследование четырех сортов духов". Настоящий метод слегка отличается от тех, что применялись на этапе согласования разных опытов в едином вкусе. Метод заключается в предоставлении возможности этой ошибочной мысли без изменения находиться в недвойственном осознавании ума. Иные методы, о которых он упоминает в других местах, опять имеют дело с тем же самым предметом. И те и другие практики годятся на данной стадии.
Что касается возведения [ложного восприятия] богов и духов на стезю, то медитатору следует ловить эти ошибочные мысли либо непосредственно, пока он воспринимает подобные ужасающие видения [богов или духов], или же когда он не может справиться с боязнью встретиться с ними. Начав осознавать свой ум при таких обстоятельствах, медитатор должен удерживать [это постижение] в качестве основной медитации, как и в случае предыдущих медитаций. Дабы усмирить более или же менее пугающие видения, медитатору надо вообразить, что ему повстречались гораздо более кошмарные и неимоверно опасные привидения, что его атакует армия злых духов, чьи движения производят звуки как от схлопывания небес с землей, и что его тело рубят мечами, поджаривают и волокут в воду. После такого разрастания страха, он должен вернуть свое ментальную состояние к медитационному.

Возведение несчастий на стезю путем трансформации их в дух просветления [Бодхичитту]

схожие методы усиления практики: (1) относиться к жизненным неурядицам как к источнику благ, (2) воспринимать природу этих несчастий как непроисходящую [пустоту], и (3) использовать эти несчастья как толчок к развитию любви, сострадания и духа просветления.
Сейчас я дам наставления в сообразно этим общим методам возведения ума на стезю. Медитатор должен сперва установить то, что свойственно для ума, типичного для людей, следующих учениям традиции Хинаяны. Люди с таким умом не ощущают истинного сострадания к остальным чувствующим существам в несчастии. Вместо этого они так явно пугаются подобных страданий и огорчений, обусловленных их собственным спутанным умом и злой кармой, что даже ощущают острую муку. Так происходит когда, в общем, практикующие узнают или слышат о том, как другие чувствующие существа мучаются из-за трех видов несчастий и когда, в частности, они видят как те насилуют, режут, и убивают других, или когда они видят, как оставшиеся страдают из-за всевозможных иных несчастий обусловленных их собственной злой кармой. Такие медитаторы поэтому стремятся практиковать Дхарму просто чтобы усмирить свою злую карму и заблуждение, и достичь освобождения для себя. Посему медитатору надо воспринять то, что свойственно уму практикующих Махаяны и развивать любовь и сострадание ко всем чувствующим существам терпящим несчастья из-за различных огорчений. Этого надо добиваться принимая не обычное отношение, рассматривающее этих чувствующих существ, как "добрых отцов и матерей".

Таким образом, когда медитатор сперва взращивает заботу и острое беспокойство по поводу своего собственного освобождения, а затем то же по отношению к чувствующим существам, ему стоит познать причастность каждого и поднять это понимание на возвышенную стезю, как делалось прежде. Завершая практику, медитатор пробуждает дух просветления, рожденный любовью и состраданием ко всем чувствующим существам, и сохраняет при этом возвышенное ощущение от данной медитации. Ему затем следует выразить торжественное пожелание того, чтобы его высокое устремление к благополучию других было осуществлено. Об этом виде практики особенно много было сказано. К примеру Нагарджуна заявляет:

Тому, кто для себя и других в этом мире
Страстно жаждет высочайшего просветления,
Фундаментом служит Бодхичитта,
Коя столь же крепка как великая гора Сумеру,
Безграничное сострадание и недвойственное осознавание.

Дух просветления [Бодхичитта] определяется как союз сострадания и пустоты, являющийся квинтэссенцией пути, блеском безостановочного сострадания, которое не может вынести страдания чувствующих существ, и недвойственным осознаванием, которое познает сострадание как лишенное всякой сущности или самоприроды. Такова суть Буддизма Махаяны.

Союз пустоты и сострадания
Называется духом просветления.

Медитация на союзе
Пустоты и сострадания –
Вот настоящее учение
Будды, Дхармы и Сангхи.

Не подразделяющая простота [ума]
Называется мудростью;
То, что выполняет желания чувствующих существ
Подобно дарующей исполнение драгоценности, есть сострадание.

Тот, кто разыскивает пустоту без сострадания,
Не осуществит высочайшего пути;
Однако, кто медитирует главным образом на сострадании,
Тот не реализует освобождения.
Тот, кто соединяет и то и другое,
Ни останется ни в сансаре ни в нирване .

Тот, кто добился неоценивающего осознавания,
Кто не может вынести страдания помешанных чувствующих существ,
И кто проливает слезы сострадания,
Работая ради их блага,
Превращает заботу о себе
В заботу о других.

Поднятие мучений от болезни на стезю, единый вкус элементов

Болезни обыкновенно являются результатом [индивидуальной или коллективной] кармы и эмоций, то и другое берет начало в первичном неведении . Непосредственная причина – это рассогласование четырех основных элементов психофизической системы и конституции каждого человека. Такая дисгармония вызывается током кармической энергии [кармапрана]. И тогда он страдает из-за мучений тела и ума. Количество болезней первоначально оценивалось числом 424. Они делятся на четыре класса:

1.    Болезни вызываемые действием психофизической энергии [праны]
2.    Болезни вызываемые соком желчи
3.    Болезни вызываемые телесными жидкостями
4.    Болезни вызываемые комбинацией трех других соков

В текстах по патологии говорится о многих методах лечения заболеваний. Медитатор же удаляет причину своей болезни применением действенного метода поддержания различающего осознавания в медитации погружения. Таково противоядие от более глубокой причины – неведения. Для того чтобы устранить непосредственную причину рассогласованного тока кармической энергии, медитатор сохраняет свое исконное осознавание, не изменяя его. Таково действенное противоядие от непосредственной причины. Жизненно важное значение этих методов заключается в том, что и ум и внутренняя энергия имеют одну и ту же динамическую природу. Дабы эффективно нейтрализовать и свести мучения на нет, практикующий должен медитировать на пребывающей пустоте. Настоящие методы возведения мучений ни стезю просветления считаются много более действенными нежели иные, применяемые для целительства хронических или вновь появившихся заболеваний.

Относительно практики возведения всякого страдания от болезни на стезю, тройной метод упоминаемый Дже Гампопой в принципе сходится с нашим подходом. Его отсылка к "преувеличению силы мучения в начале" означает, что медитатору следует в своем воображении многократно усилить свою агонию так, чтобы она превратилась в непереносимое переживание [создавая таким образом прочное основание для практики самотрансформации]. "Подчинение болезни в промежуточной фазе" означает, что медитатор должен проанализировать свое мучение в терминах его происхождения и движения, и изучить имеет ли оно какую-либо форму или цвет. "Возведение страдания на стезю на окончательной фазе" означает, что медитатору надо распознать, что это именно ум мыслит мучение от болезни, и что сам ум – это непроисходящая [пустота], подобная пространству.

Однако на данном этапе медитатору не следует исследовать причину, условие и то, как оно причиняет страдание, и не следует определять возникновение страдания, длительность и прекращение. Он должен просто наблюдать в теле и уме присущую чувству, которое происходит от мучительной боли, природу. Поддерживая наблюдение в качестве основной медитации, он должен сохранять ясность осознавания [плохого самочувствия] без какого-либо вмешательства или изменения его средствами интеллектуального принятия или отрицания или же питая какую бы то ни было приязнь или отвращение к нему. Изредка ему следует анализировать то, как ум цепляется или озабочен страданиями эго, как того, что переживает боль. Коль скоро медитатор подчинил болезнь, ему стоит применять те [три] метода Гампопы, упомянутые ранее.

В конце медитатор остается свободным не только от упования и страха по поводу его расстройства, но еще и решает для себя, что ум [в присущей ему природе] по большому счету одинаков. Если медитатор захочет, он может повторить метод преувеличения силы страдания. В наши дни можно поднимать на стезю просветления неудобство или боль, причиняемые продолжительным сидением в позе со скрещенными ногами [ваджрасана], или же всякую целенаправленно вызванную боль. Таким образом, при помощи продолжительной медитации по возведению расстройства от болезни и цепляния к себе на возвышенную стезю, медитатор в конечном итоге осознает те же самые неприятные переживания в качестве медитационного состояния, избавляясь тем самым от необходимости считать их своими противниками или бороться с ними. Тогда же он испытает исцеление от болезни в воссозданной гармонии психосоматических элементов, одновременно с достижением равновесия температуры тела и огромным прогрессом в медитации.
Заявление о том, что практикующим единый вкус надлежит воздерживаться на данной стадии от лечения и употребления лекарств, соответствует цели практики одного вкуса, коя предназначена для постепенного и окончательного уничтожения обеспокоенности своими надеждами и страхами. Таковым был и традиционный подход великих святых [махасиддхов]. Множество историй рассказывает о том, как Дже Дрикхунгпа и Дже Готсангпа приходили к полному исцелению от многих серьезных заболеваний лишь одной практикой ровного вкуса.

И сейчас превращение недомоганий в медитативное погружение продолжает являться показателем успешности практики медитаторов. Поскольку наше человеческое тело как бесценная опора в поисках просветления не может быть невежественно предоставлено на волю жребия «жизнь или смерть», медитаторы должны полагаться на общепринятые методы лечения и пригодные практики целительства. Им кроме того обязательно надо медитировать на абсолютном осознавании, дабы уничтожить всякую материалистическую надежду или страх. Было признано, что это отвечает назначению практики.

Возведение умирания на стезю путем соединения первичного сознания и воссозданного в памяти созерцательного осознавания, что подобно тому, как мать воссоединяется с дочерью

Посредством медитации медитатор овладевает возвышением своих ложных мыслей или явлений, которые проистекают из разнообразных условий его жизни. В частности он стремиться поднять успокаивающийся процесс засыпания и ясность осознавания, полученную в медитации, на стезю просветления. Следствием явится то, что он добьется способности возвышать фазы умирания посредством визуализации, для того чтобы суметь применить эту власть к действительным фазам смерти, когда она приключится, и прийти тем самым к союзу сияющего осознавания, воспринимаемого в медитации, с фактическим осознаванием, возникающим в ходе нормальной смерти, подобно тому как младенец оказывается снова на коленях матери.

Когда, в определенное время, приближается смерть, ему следует освободиться от привязанности к своей стране, своим родственникам, своим товарищам и собственности. Ему надо затем назначить большую часть имущества своему гуру в качестве дара, устроить подношение жертвенных хлебов и иных лакомств медитационным божествам, защитницам дакиням, и опекунам Дхармы, и обеспечить ритуальное угощение братии ордена Ваджраяны, а также церемонию очищения. Он должен попытаться избегнуть всяких неблагоприятных условий, тем временем совершая добродетельные поступки, которые породят духовное благополучие его будущей жизни. Когда подходит момент смерти, ему надо либо лечь [на правый бок] в полулежащей "позе льва", либо же сесть прямо и наладить каждую жизненно важную часть своего тела. Ему надо начинать практику поднятия [процесса умирания] на стезю просветления, сперва визуализируя своего гуру над головой и вызывая сильную веру в него. Процесс умирания начинается с мучительного осознавания, что окончательно расстаешься со всем, к чему был привязан сильнейшим желанием. И тогда сердце охватывает холодящая острая тоска. Между тем теряешь сознание по мере появления внутренних ощущений (происходящих из-за разъединения четырех природных элементов и вследствие разложения субпсихических состояний), а именно, [белого] сияния, распространяющегося [красного] свечения, и нисходящих темнотой .

Что касается способа превращения этих переживаний в спонтанное достижение на пути, то лишь помешаешь своей практике, коль скоро позволяешь обуять себя отвращению к этим событиям или цеплянию к ошибочному различению на это или то переживание, или же если озабочен упованием осуществить ясное осознавание или страхом не суметь. Медитатор поступил бы разумно если бы в начале просто осознал эти мысли и внутренние ощущения, а потом превращал бы каждое, как только оно возникает, в сущностную медитацию. Поддерживая такое состояние погружения, ему не следует ни искажать его цеплянием к нему, ни подтверждая и не отвергая его. Остальная процедура такая же как и ранее.
Учения Махаяны по "тренировке ума"  содержат много признанных и почитаемых наставлений по перенесению потока-сознания [в мир Будды] в конечный момент смерти. Ни один из них не лучше, чем метод поддержания каждой возникающей мысли или явления без какого-либо искажения ментальным цеплянием. Когда в процессе умирания завершается дезинтеграция психофизических элементов, сама собой возникает внутренне присущая сияющая ясность [исконного осознавания]. [Умирающий] медитатор воспринимает самопроизвольное смешение этого состояния с сияющим осознаванием, которое он испытывал в своей медитации. Союз этих двух состояний, первого как "матери" и последнего как " дочки", сродни слиянию воды с водой или поглощению пространства пространством. И тогда раскрывается просветление в Дхармакае.
Тантры иллюстрируют смерть следующим образом:

То, что называется смертью, означает дуалистическое мышление,
И его надо вести в мир дакиней

Благодаря совершенному распознаванию в то единственное мгновение
Достигается полное просветление в это мгновение.

Как смерть может быть,
Когда одна текущая мысль следует за другой?
Как смерть может быть
Для того, что является совершенной Дхармакаей?
Как смерть может быть
Для того, что исчезает как радуга?
Как смерть может быть
Для ума, который не рождается и не умирает?

Однако же, было сказано, что если медитатору не удалось достичь просветления в жизни путем соединения исконного осознавания со всеохватывающей пустотой (вследствие недостаточной практики обращения ума к достижению на пути), тем не менее он может реализовать присущую уму силу посредством многообразных методов самотрансформации, так что сумеет контролировать свою судьбу в бордо [промежуточном состоянии] и при перерождении. Такой медитатор сможет, благодаря силе своей кармы, по меньшей мере в следующей жизни, восстановить свою религиозную практику.
На этом заканчивается глава об определении присущего уму состояния непроисходящей [пустоты] и о быстром улучшении опытов посредством поднятия ума на сияющую стезю.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

184

Re: 2 Буддизм Тибета

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
РЕЗУЛЬТИРУЮЩЕЕ ЗАРОЖДЕНИЕ РЕАЛИЗАЦИИ

Глава делится на три секции:

1.    Подразделение способов реализации
2.    Как происходит реализация четырех стадий йоги
3.    Как благодаря четырем йогам достигаются всевозможные ступени и пути [просветления]

ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ СПОСОБОВ РЕАЛИЗАЦИИ

Как сказано, реализация четырех состояний йоги зарождается в медитаторе одним из трех способов в соответствии с его или ее духовный потенциалом. Медитаторы делятся по трем группам – великие, средние и обыкновенные – согласно их духовным возможностям на данный момент, считающимся результатом достижений в их прошлых жизнях. "Великий человек" означает медитатора, имеющего сильный потенциал для мгновенной реализации [чикчарва]. "Средний человек" означает медитатора, обладающего потенциалом для проблеска реализации [тхогалва], а "обыкновенный человек" означает медитатора, обладающего возможностью постепенной реализации [римгьипа].

Медитатор с сильным потенциалом мгновенно охватывает, понимает и осознает сперва медитацию успокоения, а затем потустороннее постижение. Потом он, в ходе высшего тантрического посвящения [даваемого ему его гуру], сразу же открывает внутреннюю природу всего своего существа. Такого рода медитатор мгновенно осуществляет сосредоточенную стадию одну, или же каждую из трех оставшихся йогических стадий Махамудры – стадию неразличения, стадию одного вкуса и стадию немедитации . Поскольку эти реализации – устойчивы, их сравнивают с восходящим солнцем, обогревающим камни и землю.

[Средний] медитатор добивается мимолетного достижения вспышками сперва интеллектуального охвата, опыта и понимания, а затем и каждой из четырех стадий йоги. Его опыт настолько изменчив, что прежде, чем он сделал устойчивой первую стадию, у него уже случаются проблески следующей, на подобие солнца попеременно то появляющегося то пропадающего в прорехах облаков. Однако такой медитатор может стабилизировать переживания упорно медитируя в уединении и взывая к своему гуру за благословениями с сильной верой и благоговением. Если же колебания сохраняются вследствие его недостаточной преданности, он тем не менее достигает реализации в состоянии бордо.

[Обыкновенный] медитатор со стойким потенциалом сперва постепенно добивается интеллектуального уяснения, затем опыта и понимания, а потом и реализации каждой из четырех стадий йоги. Только после стабилизации предыдущего опыты он может обрести следующий. Поскольку он последовательно осуществляет каждую стадию, не может сразу же удалить внутренние недостатки или принимать контрмеры. Такой вид переживания аналогичен восходу солнца далеко на горизонте, которое не может ни хорошо нагреть землю и камни, ни растопить лед. И все же, последние два типа медитаторов могут достичь мгновенной реализации без труда при условии, что они имеют глубокую веру и преданность медитации. Переживания медитаторов меняются от человека к человеку. Те, кто в некоторый момент уже достиг мгновенной реализации, добиваются точно определенного постижения [внутренней реальности]. У иных может не удастся осознать присущую реализации, которой они уже добились, природу. Тогда они остаются безразличными и неразличающими.

Существенно важно, чтобы такие медитаторы шли за руководством к своим гуру и духовным друзьям.
Подразделение трех процессов реализации – это (1) интеллектуальное уяснение , (2) опыт и (3) понимание. Термин "интеллектуальное уяснение" означает достигнутое путем умозаключений определение, основанное на познании природы медитации любого ее уровня, высокого или низкого. Термин "опыт" означает поглощение воспринимаемой реальности и ее переживание в осознавании медитатора. Термин "понимание" означает непосредственное осознание подлинной реальности и осознавание медитатором ее несомненно определенной уверенности. Дже Гъяре поясняет:

Интеллектуальное уяснение возникает в результате изучения;
Зарождение или исчезновение ощущений блаженства и ясности суть переживания;
Осознание пребывающей природы ума – это понимание.

Разница [между этими тремя процессами реализации] может быть показана на такой аналогии. Интеллектуальное уяснение похоже на то, когда некто визуализирует общую сцену Бодхгаи по мере того, как он слушает ее описание. Воспринимаемый опыт – вроде того, когда тот же самый человек имеет мимолетный проблеск узнавания этого места. Понимание – когда тот же человек действительно обретает детальное знание о данном месте [благодаря продолжительному контакту с ним].
Наша традиция придерживается той точки зрения, что воспринимаемый опыт – это, когда медитатор четко сохраняет в своем осознавании какое-либо отдельное медитационное состояние, что спокойное равновесие – это когда он сосредоточенно и без какого-либо рассеяния сохраняет погружение, и что реализация – это, где несомненно определенная уверенность, достигнутая через мудрость, лишена двойственности наблюдателя и наблюдения.

Воспринимаемый опыт – это безоблачная ясность [осознавания];
Успокоение подразумевает удержание такой ясности без рассеяния;
Понимание означает познание [ума],
Как лишенного всякой сущности, что было определено с помощью аналитической мудрости.

о разнице между внутренним ощущением и пониманием

Внутреннее ощущение не переступает пределы ума, но возникает в его королевстве. Как солнечные лучи пробиваются сквозь бегущие облака, так и внутреннее ощущение блаженства, ясности, или неразличения скачет, то возрастая, то падая в следующий миг, или же оставаясь на месте. Если медитация на внутреннем ощущении поддерживается в отсутствии привязанности ума к этому ощущению, то ментальное осквернение само очистится, и появится понимание. Понимание представляет собой безостановочный поток сияющей ясности ума, вне двойственности видимости и мышления, медитатора и медитации. Последнее описывается, как одновременная реализация и свершение.

Что касается трех фаз опыта –
Внутреннего ощущения, интеллектуального уяснения и понимания –
Внутреннее ощущение [ньям] – нижняя,
Интеллектуальное уяснение [го] – средняя,
И понимание [ток] – высшая фаза.
Исследованием этого мы займемся.
Если бы внутреннее ощущение было
Тождественно опыту [ньям ньонг],
Тогда бы все чувствующие существа обретали медитационные переживания.
Если [под внутренним ощущением] они имеют в виду опыт в медитации,
То он достижим во всех медитациях,

Начиная с пути совершенствования добродетели
И до этапа свершения.
Если бы внутреннее ощущение было тождественно
Самопостигающему осознаванию,
Тем самым чистое переживание пробужденных было бы низведено
На [земной уровень] внутреннего ощущения.
Два термина "интеллектуальное уяснение" и "понимание" –
Синонимы, обозначающие одну и ту же вещь.

Данное утверждение не справедливо. Описание трех аспектов медитационного опыта, как высшего, среднего и низшего является преувеличенным. Никто никогда не заключал, что внутреннее ощущение необходимо должно быть низшего вида. "Внутреннее ощущение" никогда не определялось как низшее переживание. Посему, упоминание об ощущениях, переживаемых пробужденными Архатами незаконно. Даже если бы такое определение было справедливо, все равно существует возможность провести различие между внутренним ощущением и опытом Архатов. Вместе с тем наш Медитационный Орден допускает наличие некоторых уровней медитации, на которых внутреннее ощущение опыта [токпай рангньям] и внутреннее ощущение понимания [ньям ток] не отличаются.

КАК ПРОИСХОДИТ РЕАЛИЗАЦИЯ ЧЕТЫРЕХ СТАДИЙ ЙОГИ

Это показано в трех разделах:
1.    То, как сутры и тантры изображают четыре стадии йоги
2.    Общее значение четырех стадий йоги
3.    Детальное разъяснение каждой из четырех йогических стадий

То, как сутры и тантры изображают четыре стадии йоги

«Ланкаватара-сутра» говорит:
Махамати: О Сияющий Победитель, все Бодхисаттвы и Махасаттвы, которые обладают четырьмя Дхармами достигают йоги великого свершения. Каковы эти четыре Дхармы [стадии йоги]?

[Будда:] Они такие: (1) медитация на сиянии ума, (2) отказ от взгляда [абсолютного] возникновения, присутствия, или исчезновения, (3) понимание того, что внешняя действительность лишена субстанции, и (4) сильнейшее стремление к распознающему осознаванию. О Махамати, все Бодхисаттвы и Махасаттвы, которые располагают сими четырьмя Дхармами достигнут великой стадии йоги.

Этот пассаж демонстрирует четыре стадии йоги.
Теперь я разъясню их последовательно. Фраза: "медитация на сиянии ума" указывает на сосредоточенную йогу [первая стадия]. Та же самая сутра говорит:

Махамати: Как Бодхисаттвы и Махасаттвы достигали искусности в медитации на сиянии их ума?
[Будда:] Они созерцали таким образом: "Три плана космического существования – всего лишь ум. Ум [по присущей ему природе] – неизменен, свободен от двойственности "я" и "моего", а также от беспокойства по поводу утверждения или отрицания. И все же он с незапамятных времен был запятнан привязанностью к постыдному психическому перетеканию и тесно связан с действиями совершенными в предыдущих жизнях на трех планах. Потому человек следует за своим заблудившимся умом, за телом, собственностью, привычками и движениями."

Этот отрывок из сутры в целом соответствует тому, что значит сосредоточенная стадий йоги.
Говоря об "уходе от точки зрения абсолютного возникновения, присутствия, или исчезновения", эта сутра описывает неразличающую йогу [вторая стадия]:

Махамати: Как Бодхисаттвы и Махасаттвы избавлялись от взгляда абсолютного возникновения, пребывания или исчезновения?
[Будда:] Они избавлялись от этого таким образом. Они познавали, что все феномены подобны эфемерной иллюзии и сну, что они свободны от двойственности себя и других, и что они посему являются нерожденной [пустотой]. Они фокусировались на манифестациях ума и познавали внешнюю реальность, как нереальную. Воспринимая нереальность феноменов, они прекращали перетекание чувственного сознания. Ввиду того, что они познавали нереальность своих психосоматических скоплений и взаимодействующих условий трех планов космического существования, как имеющих источник в их спутанном уме, они видели, что внешние и внутренние феномены лишены какой-либо неотъемлемой природы и превосходят все концепции. Оставив точку зрения абсолютного возникновения [феноменов], они осознавали призрачную природу и тем самым добивались постижения нерожденной Дхармы [пространства пустоты].

Толкование сутры отвечает значению стадии йоги неразличения.
Фраза сутры об искусности "в понимании того, что внешняя реальность лишена субстанции" изображает йогу одного вкуса [третью стадию]. Все та же «Ланкаватара-сутра» сообщает:

Махамати: Как Бодхисаттвы и Махасаттвы достигали умения понимать, что внешняя реальность не имеет субстанции?
[Будда:] Они добивались этого проникая в присущую феноменам пустоту и воспринимая их самоприроду подобной миражу, сну, или расческе запутанной в волосах. Они делали так, понимая, что с незапамятного времени всякая самостоятельная реальность брала начало в уме с его привязанностью к различным постыдным психическим течениям.

Это описание сутры соответствует значению стадии йоги одного вкуса.
Фраза сутры о "глубоком стремлении к распознающему осознаванию" обозначает йогу не медитации [четвертую стадию]. Та же сутра говорит:

Махамати: Как Бодхисаттвы и Махасаттвы достигали такого проникающего аналитического осознавания?
[Будда:] Они достигали его таким образом. Вслед за обретением – силой терпеливости – постижения непроисходящей [пустоты] всех вещей, Бодхисаттвы пребывают на восьмой ступени просветления. Они добивались состояния осознавания благодаря своему проникающему осознаванию мышления, ментальных событий, ментального сознания, пяти чувств, природы сих пяти чувств, и двух видов несамости.

Это описание соответствует значению стадии йоги не медитации.
«Ланкаватара-сутра»:

Не представляй себе внешнюю реальность,
Делая логические заключения о ней в уме.
Фокусируй ум на таковости [пустоты]
А затем переступи по ту сторону самого ума!
Установи ум в пустоте видимости
Выйдя по ту сторону феноменов видимости.
Йогин, который установил ум в пустоте видимости,
Воистину увидит Махаяну.

четыре уровня спокойного погружения и четыре стадии йоги тождественны:

Во-первых, спокойное погружение – все равно что лев на отдыхе –
Оживляет сознание
И устанавливает сосредоточенное, неподвижное состояние.
Затем рассветает самопознающее осознавание,
И появляется внутреннее тепло и власть над перерождением.

Во-вторых, подобное иллюзии спокойное погружение
Приводит к великому неразличающему равновесию.
Тем самым вступает в силу невообразимое погружение,
И неуклонно начинает всходить кульминация пробуждения.

В-третьих, спокойное погружение великого героя
Вызывает сверхнормальное познание разных реальностей,
Как одного вкуса.
Бодхисаттва достигает десятой ступени просветления,
И станет сыном Будд трех времен,
Будет непреклонно стремиться исполнять желания
Других чувствующих существ.
Благодаря своей силе терпения
Он устранит несчастья существ нижних миров.

В-четвертых, подобное алмазу спокойное погружение
Выводит на возвышенное состояние неразличения,
Так что [пробужденный] медитатор узнает
Невообразимо чистый мир всеведущих.
И тогда он достигнет уровня спонтанного исполнения
Великой, высочайшей Дхармы!

«Стадия сосредоточения:
Останови ум в равновесии на весь день и ночь,
Будто плавный поток реки,
Словно устойчивый язык пламени.

Стадия неразличения:
Сущность, форма и видящий – все нереально.
Звук и слушающий – также нереальны.
Начало, середина и конец – нереальны;
Равно как сансара и нирвана!

Стадия одного вкуса:
Состояние одинаковости достигается
Путем медитации на одном вкусе.

Стадия немедитации:
Нет ни медитации ни медитатора.

по поводу стадии сосредоточения:
Будь спокоен, как младенец,
Оставив раздвоение на субъект и объект.

О стадии неразличения:
Медитируй на том, что пусто, не имея какого-либо реального базиса.

И о стадии одного вкуса:
Все вещи имеют природу одного сплошного вкуса.
Это невообразимое высочайшее осознавание!

Таким образом все упоминания о сосредоточенном погружении находящиеся в сутрах, тантрах и живых наставлениях, следует рассматривать как йогу сосредоточения; ссылки на состояния невозникающей [пустоты], лишенной любых концептуальных вариантов, следует считать йогой неразличения; ссылки не нереальность и равностность следует считать йогой одного вкуса; ссылки на [потустороннее] состояние, свободное от всякого дуалистического беспокойства или размышления по поводу того, что надо принять или отбросить, уничтожить или доказать, следует рассматривать, как йогу немедитации.

Общий смысл четырех стадий йоги: Суть этих четырех стадий йоги

Покоиться в безмолвии – это стадия сосредоточения;
Перестать предполагать – стадия неразличения;
Находиться вне двойственности принятия и неприятия – стадия одного вкуса;
Довершить все пережить сполна – стадия немедитации.

Сияющее, непрекращающееся, осознавание от момента к моменту –
Это стадия йоги сосредоточения.

Понимание сущностного состояния такого осознавания,
Как невозникающей [пустоты],
Коя выходит по ту сторону концептуальных вариантов реальности и нереальности,
Есть йога неразличения

Понимание того, что всевозможные явления – одно
С точки зрения присущей им природы –
Это йога одновкусовости.

Непрерывное осознание союза
Видимости и присущей ей пустоты –
Это великое равновесие йоги немедитации.

Теперь я кратко обобщу несколько других описаний. Стадия сосредоточения означает прочно, тихо, и ясно покоиться в сияющем и пустом осознавании, не имеющем, как пространство, центра и периферии. Это – слияние динамических и устойчивых аспектов ума 

Когда в потоке сознания появляются первые проблески сосредоточенного погружения,
Его безмятежность и сияние нельзя описать.
Оно – ясное и не имеет какой-либо субстанции, как пространство.

Когда пробуждается стадия сосредоточения,
Осознают, что присущая уму природа
Является непрекращающимся потоком ясности и пустоты,
Без центра и периферии,
Подобно протяжению пространства,
В безмятежности и сиянии.
Это – равновесное погружение
На первой стадии йоги.

Стадия неразличения представляет собой точно определенное осознавание того, что любые разделения на субъект и объект – всего лишь невозникающая [пустота]. Медитатор сразу достигнет этого состояния после того, как освободится от врожденной привязанности ума к воспринимаемым признакам и искаженной концепции абсолютного возникновения, пребывания или растворения.

Затем восходит стадия неразличения!
Святые называют ее видением сути ума.
Присущее ей состояние – это всего лишь неразличающая простота,
Простор всех реальностей.
С точки зрения знания и неведения,
Не важно насколько отличаются Будды и чувствующие существа,
В действительности все они имеют одну абсолютную природу,
И это – неразличающая простота.
Ее не связывают разновидности этернализма и нигилизма,
А так же позиция абсолютного возникновения, исчезновения и т.п.
Она превосходит не только мирскую обеспокоенность принятием и неприятием,
Но так же и все концептуальные определения.
Такие например как срединный путь!

Когда рассветает неразличающая стадии йоги,
Медитатор осознает сущностную природу ума.
Это – непрестанное осознавание чистой простоты.
Когда такой ум погружен в Дхармакаю,
Коя свободна от всякого представления об абсолютном происхождении или растворении,
Принятии или отказе,
Зарождается медитативное равновесие
Второй стадии йоги неразличения.

Стадия одного вкуса представляет собой ум, приведенный гладко в его первоначальную чистоту в отсутствии утверждения или отбрасывания концепций относительно того, пусты или нет всевозможные вещи сансары и нирваны, и свободен ли ум сам от точки зрения на феномены, как на абсолютно возникающие или пропадающие.

Медитируя на одном вкусе всех вещей.
Медитатор уразумеет один вкус всех этих вещей.
Разнообразие явлений и неявлений
Ума и пустоты, пустоты и непустоты, –
Все одного вкуса, неразличимы в присущей им пустоте.
Понимание и отсутствие понимания – одного вкуса;
Равновесие и состояние после равновесия – неотличны;
Медитация и отсутствие медитации – объединены в одном вкусе;
Разделение и отсутствие разделения имеют один вкус
В просторе реальности.

Когда рассветает стадия одного вкуса,
Познают характеристики ума;
Осознают, что разнообразные вещи сансары и нирваны
Происходят из неразделяемой Дхармакаи ума.
Видимость и отсутствие явлений,
Устойчивость и отсутствие устойчивости,
Пустота и отсутствие пустоты,
Ясность и отсутствие ясности –
Все одного вкуса в сияющей Дхармакае.

Стадия немедитации – [это просветленный ум], удаливший все пятна внутреннего ощущения и переживания, и достигший гармоничного сочетания понимания процесса просветления с пребывающей природой ума. Такой ум полностью свободен от двойственности погружения и состояния после погружения, внимательности и рассеянности.

Осуществив сполна эту [стадию немедитации],
Медитатор добивается голого, ни на что не опирающегося осознавания.
Такое неразделяемое осознавание есть медитация!
Превзойдя двойственность медитации и медитатора,
Внешних и внутренних реальнстей,
Медитирующее осознавание исчезает само собой
В его сияющей ясности.
Превосходя интеллект,
Оно лишено разделения на равновесие и состояние после равновесия.
Такова квинтэссенция ума.

Когда пробуждается стадия йоги немедитации,
Сущность осознавания сама освобождается
От всего врожденного, на что опиралась.
Йогин обнаружит, что нет ничего на чем медитировать,
Поскольку была разоблачена нереальность медитатора.
Сказано, что потенциал просветления
Заключен в каждом уме.
Украшенный тремя трансцендентальными формами
И пятью аспектами осознавания ,
Сам откроешь это.

Так как большинство устных передач согласны между собой относительно идентификации четырех стадий йоги, я не стал задерживаться более подробно на этом здесь.


Общее значение природы каждой [из четырех йогических стадий] отдельно

Эта тема будет рассмотрена в восьми разделах:

1.    Отличительные черты реализаций стадий йоги
2.    Мрачная сторона внутренних ощущений
3.    Как сохранять состояние после погружения
4.    Как очищаются пятна ума
5.    Как успокаивается состояние после погружения
6.    Разница между погружением и состоянием после погружения
7.    Пора реализации каждой из четырех йогических стадий
8.    Некоторые другие особенности четырех стадий йоги

Отличительные черты реализаций стадий йоги

Суть [ума] познается на стадии сосредоточения;
Природа [ума] познается на стадии неразличения;
Особенности [ума] осознаются на стадии одного вкуса;
Всеобъемлющее понимание достигается на стадии немедитации.

Медитатору надо знать объяснение этих трех первоначал – сути, природы и особенностей своего ума. реализация сущностного состояния ума на стадии сосредоточения является точно определенным осознаванием присущей уму ясности и бессамости. Реализация природы ума на стадии неразличения означает, что медитатор достиг постижения природы ума. В сущности медитатор познает, что природа ума – это несоставное состояние, лишенное какой-либо самоприроды, и что она свободна от всякого абсолютного происхождения, пребывания или исчезновения. Осознание характеристик ума на стадии одного вкуса означает, что медитатор достиг запредельного осознавания того, что все несхожие мысли и явления, возникающие из скрытых психических отпечатков в уме – одного равного вкуса в невозникающем просторе ума, и в то же самое время он познает, что все эти разнообразные мысли происходят в результате взаимодействия между ними и благодаря присущей уму пустоте. На стадии немедитации медитатор реализует всеобъемлющее, великое, исконное осознавание, в котором раздвоения на медитацию и медитатора, осознание и осознающего оказываются одного вкуса и неразделимы.

Суть, природа и особенности ума – это три подлежащих определению аспекта. Суть ума представляет собой ясность и неразличение. Природа ума – это [пустота], которой непричастно никакое абсолютное возникновение, пребывание или исчезновение, между тем как характеристики ума проявляются на уровнях и сансары и нирваны. Посему медитатор осознает суть ума на стадии сосредоточения, природу ума на стадии неразличения, а характеристики ума на стадии одного вкуса.

природа ума осознается на стадии сосредоточения, а суть ума на стадии неразличения. [Данное несогласие] не имеет значения, поскольку суть и природа – это две стороны ума. Если же спросят, являются ли так же одним и тем же реализации стадии сосредоточения и стадии неразличения? – то можно ответить, что их подобие ограничено тем, насколько отличается сущность осознавания на обеих стадиях.
Однако существует огромная разница между первой и второй стадиями йоги по отношению к внутренним ощущениям – запятнаны ли они цеплянием ума к ним – а также относительно уровня реализации – наделены ли они осознаванием невозникающей [пустоты] всех внешних и внутренних реальностей. Медитатор узнает о них в разъяснении, которое будет дано чуть позже.

Мрачная сфера внутренних ощущений

Сосредоточенная стадия может быть охвачена темнотой;
Стадия неразличения может уступить нигилистическим предрассудкам;
Стадия одного вкуса может быть снесена прочь волнами двойственности;
Стадия немедитации может потерять ясность,
Вроде того, когда солнце затмевается облаками.

Первая строка означает, что в то время пока ум медитатора [на стадии сосредоточения] остается всего лишь успокоенным в соединении ясности и пустоты тихо и сияя вплоть до мгновения, когда медитатор осознает сущностную природу ума, он тем не менее, все же, может быть затянут пеленой внутреннего ощущения, оказаться словно в темном заключении. Тогда медитатору вероятно не удалось бы распознать или почувствовать уверенность в осознавании непрекращающейся ясности.

Вторая строка показывает ошибку медитатора на различных уровнях стадии неразличения. Медитатора может побороть его собственное цепляние к отрицанию внешних и внутренних феноменов, а также чувство уверенности в этом. Поэтому он либо не сумеет овладеть ею или же может пренебречь законом взаимосвязанных причины и условия, который охватывает все миры видимости.

Третья строка показывает ошибку медитатора на стадии одного вкуса. Пока он испытывает слияние мысли и явления, он может упустить из виду необходимость веры или сострадания, тем самым оказаться в замешательстве относительно применения методов восприятия доброты других и чувства сострадания к ним. Как следствие он может быть отброшен назад на уровень Хинаяны. Считается, что в этом кроется большая западня, все равно что оказаться средь бушующих волн в море.

Четвертая строка указывает на проблемы медитатора на некоторых уровнях стадии немедитации. Пусть даже осознавание без разделения на медитацию и медитатора и рассветет над ним, он однако может не суметь вычистить свое дуалистическое восприятие по типу иллюзии, так что неясность все еще сохраняется. Такое состояние сравнивается с солнцем закрытым облаками.

Как поддерживается состояние после погружения

Состояние после погружения на стадии сосредоточения является жестким;
Состояние после погружения на стадии неразличения – это воспринимаемая иллюзия;
Состояние после погружения на стадии одного вкуса – это осознавание пустоты;
Состояние после погружения на стадии немедитации – это динамическое сострадание.

Первая строка указывает, что поскольку медитатор не сумел очистить свое врожденное цепляние к внутренним ощущениям в течение медитации на стадии сосредоточения, ему не удастся удалить цепляние к реальности дуализма и в ходе его восприятия после погружения. Вследствие этого он будет воспринимать явления реальности жесткими.

Вторая строка показывает, что поскольку медитатор на стадии неразличения осознал, что все феномены суть невозникающая [пустота], он будет и после погружения воспринимать двойственность субъект объекта как просто форму, подобную иллюзии.

Третья строка показывает, что поскольку медитатор на некоторых уровнях стадии одного вкуса не воспринимал все явления после погружения в качестве недвойственного единства видимости и пустоты, и поскольку он воспринимал эти явления однобоко, как чистую пустоту, его восприятие после погружения также становится целиком нацеленным на пустоту.

Строка четвертая показывает, что поскольку погружение и состояние после погружения сочетаются вместе, не существует никакого отдельного состояния после погружения как такового. Вместе с тем возникает неразличающее сострадание, представляющее собой динамическое достижение. Отсюда и употребление термина "динамическое сострадание" для восприятия после погружения.

Пойми, что все эти психофизические скопления
Суть невозникающая с самого начала пустота.
Действуй с состраданием к миру чувствующих существ,
Которые не располагают опытом какого-либо погружения равновесия!
Не отклоняйся от учений Будды
На этом переходном этапе!

Это священное дерево недвойственного осознавания присутствует
Во всех трех планах вселенной.
Оно распускается цветком сострадания
И созревает плодом благожелательности.
Такой ум – в высшей степени великодушен.

Остаточное восприятие субстанциональной реальности
Имеет природу призрачной иллюзии.
Такое случается на среднем уровне стадии немедитации.
И тем не менее, подобное восприятие не возникнет
На высшем уровне стадии немедитации.

Как очищаются пороки ума

Порок на стадии сосредоточения – это цепляние ума к субстанциональной реальности.
Порок на стадии неразличения – это не определение внутренней сущности.
Порок на стадии одного вкуса- внутренние ощущения.
Порок на стадии немедитации – знание.

Как успокаивается восприятие после погружения

На этапе одного вкуса нет возможности прервать медитацию, потому как течение сознания реализации длится и после погружения, даже в отсутствии поддерживаемой внимательности. Благодаря совершенной внимательности существует вероятность того, что медитатор обретет постижение единства видимости и пустоты.
На стадии немедитации, с того момента, когда рассветает внимательность, как законченный цикл осознавания, нет разделения между медитатором и медитацией. Так как осознавание охватывает каждое чувственное явление и каждое ментальное познание, нет необходимости осуществлять медитацию заново.

Разница между погружением и восприятием после погружения

Четкое медитативное погружение достигается на стадии неразличения, ведь осознавание, которое пробуждается здесь, представляет собой измерение недвойственности. Будучи неподразделяющим осознаванием, оно непричастно умственному прилипанию к раздвоениям на субъект-объект, внешнее и внутреннее. Отчетливое состояние после погружения достигается, когда медитатор познает [неизбежную] простую видимость двойственности, как всего лишь эфемерную иллюзию.
В равновесии погружения на стадии одного вкуса все дуальности,такие как видимость и пустота, воспринимаются в качестве недвойственных. Равно и после погружения, когда бы медитатор ни познавал благодаря вниманию недвойственности, что видимость и пустота – недуальны и подобны иллюзии, его практика описывается просто, как смесь погружения с состоянием после погружения.
На этапе немедитации, даже если чувственные явления и продолжают возникать, они всплывают и рассеиваются не иначе, как в равновесном погружении. Отсюда и определение, что нет ничего – но лишь тотальное погружение.

Всякий раз когда погружаешься в первоначальное осознавание,
То что бы ни делал – прыгал, бегал, декламировал или разговаривал –
Находишься по прежнему в равновесии.
Когда отходишь от изначального осознавания,
Соскальзываешь в состояние после погружения,
Даже если сидишь в медитации.

Каким бы высоким ни было духовное достижение,
Пока не овладел медитацией,
Будут возникать дуальности
Погружения и состояния после погружения,
Постоянной и непостоянной внимательности,
Рассеянного и нерассеянного ума.
Но стоит пробудиться медитационному состоянию,
В котором не нужно больше стремиться к нему,
Тогда это называется стадией немедитации.

До тех пор пока медитатору приходится стремиться к совершенству медитации, будут существовать такие дуальности, как равновесие и состояние после равновесия, сохраняемое и несохраняемое внимание, рассеянный и нерассеянный ум. Необходимо отметить, что фактическая стадия немедитации представляет собой союз [сияющего осознавания и высшей иллюзорной формы] на стезе «невозделывания»

Пора реализации каждой из четырех стадий йоги

Она наступает, когда глубоко погружен в состояние сосредоточения,
Когда овладел и равновесием и состоянием после равновесия на стадии неразличения,
Когда преуспел в сочетании равновесия и состояния после равновесия на стадии одного вкуса,
И когда осуществляешь этап немедитации [просветления].

Медитатор достигает точного опыта в медитативном равновесии на этапах сосредоточения, когда сохраняет внутреннее ощущение и сознательную уверенность, тем что оживляет внимание. За счет энергичного внимания он переориентирует свою медитацию на восприятие после погружения. Медитатор овладевает как равновесием так и состоянием после равновесия на стадии неразличения, когда он сперва медитирует на подобном пространству погружении с постоянной внимательностью, а затем на подобном иллюзии восприятии после погружения. Медитатор добивается равностного состояния всех вещей на этапе одного вкуса, когда он медитирует на соединении погружения и восприятия после погружения, тем что полностью осознает недвойственность видимости и пустоты. Медитатор достигает неделимого союза равновесия и состояния после равновесия на стадии немедитации, когда доводит свою медитацию до ее абсолютного конца.

Спонтанное исполнение достигается,
Когда овладеваешь стадией сосредоточения;
Недвойственное осознавание достигается,
Когда овладеваешь стадией неразличения;
Невообразимая природа ума осознается,
Когда овладеваешь стадией одного вкуса;
Абсолютное совершенство реализуется,
Когда овладеваешь стадией немедитации.

Некоторые другие особенности этих четырех стадий

На стадии сосредоточения
Внутренние ощущения рождаются и исчезают;
Карма накапливается,
Ведь это путь преходящего мира.

На стадии неразличения воспринимаешь
Вещи прямо, подобно тому как всегда видишь родной дом,
Чередуя медитацию
На погружении и состоянии после погружения.

На стадии одного вкуса
Видимость появляется как медитация,
Которая длится
В течение непрерывного периода времени.

Стадия немедитации –
Это престол Дхармакаи.
Значение этого – лишь чистое понятие
Для большинства медитаторов данного уровня.

Таким образом стадия сосредоточения названа путем преходящего мира. Стадия неразличения – это [трансцендентальный путь], на котором медитатор воспринимает пребывающую природу экзистенциального основания [ума]. Стадия одного вкуса – когда явления познаются, как медитационное состояние. Стадия немедитации – истинная Дхармакая.

Сохраняя осознавание йоги неразличения,
Медитатор увидит великое зрелище
Изменчивой реальности и ее ложное обличие.
Он получит известные важнейшие качества Бодхисаттвы,
Например, сострадание без всякой озабоченности собой,
В соответствии с интенсивностью его подготовки
И уровнем его интеллекта.

Удерживая долгое время состояние одного вкуса,
Он увидит великое зрелище чистых земель Будд.
Не имеет значения, что он делает
[Его погружение] недвижно, подобно крепко восседающему царю;
[Он воспринимает] взаимосвязанное единство
Видимой и абсолютной реальностей,
Видом похожее на волшебный шелк в лучах солнца.
Он добивается известных качеств просветления,
И тогда претворяет надежды бесчисленных существ.

Когда медитатор достигает высочайшего уровня немедитации,
Он обретает трансцендентальные качества,
И тогда доводит свою духовную деятельность
До абсолютного завершения.

На стадии сосредоточения освободишься
От влияния психофизических скоплений
И очистишь пять чувственных сознаний.
На стадии неразличения освободишься
От скоплений ощущений и познаний,
А также очистишь ментальное сознание.
На стадии одного вкуса освободишься
От разнообразных ментальных событий
И очистишь заблуждающийся источник ума.
На стадии немедитации освободишься
От ментального сознания
И очистишь источник сознания.

На стадии сосредоточения
Внутреннее ощущение и понимание запятнаны.
На стадии йоги неразличения
Внутреннее ощущение и понимание отличаются.
На стадии одного вкуса
Они воспринимаются как единое.
На стадии немедитации, пробужденный ум
Остается во всестороннем осознании
В продолжение всего цикла времени.

Реализм, как следствие внутреннего заблуждения,
Проявляется в йоге сосредоточения.
Восприятие всего, как подобного иллюзии –
Следствие медитации йоги неразличения.
Восприятие всего, как подобного пространству –
Следствие медитации йоги одного вкуса.
Высочайшее знание, достигаемое посредством йоги немедитации,
Есть постижение, которое воспринимает реальность, как чистую относительность
Без какого-либо внутреннего фундамента.

Пока сохраняется цепляние к психофизическим скоплениям,
Останется и цепляние к «я».
Коль скоро крючок для цепляния не устранен,
Дуалистическое мышление будет продолжать создавать новую карму.
Следи за собой с нерасеиваемым вниманием!

  Карма продолжит действовать, пока он не доведет до совершенства достигнутое им постижение присущей реальности и иллюзорной природы всех явлений. Короче говоря, карма останется действенной вплоть до момента, когда медитатор реализует Дхармакаю. Коль скоро это было достигнуто, закон причинности прекращает существовать, даже в понятии.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

185

Re: 2 Буддизм Тибета

Медитатор, который упрочил четкое постижение пустоты и уничтожил сильнейшее цепляние к субстанциональной действительности, более не будет создавать какой-либо заметной кармы. Он будет, тем не менее, продолжать создавать, подобную иллюзии, едва уловимую карму до тех пор, пока не устранит все свои скрытые психические отпечатки

Усваивая пустотность действительности,
Устраняют психические отпечатки субстанциальности.
Этот взгляд пустоты, который уже был усвоен,
Также будет сведен на нет.

ДЕТАЛЬНОЕ РАЗЪЯСНЕНИЕ КАЖДОЙ ИЗ ЧЕТЫРЕХ СТАДИЙ ЙОГИ

Оно будет сделано в двух частях:

1.    Подразделение всех четырех стадий йоги
2.    Подразделение уровней каждой стадий отдельно

Подразделение всех четырех стадий йоги

Устные наставления говорят о трех подотделах каждой из четырех стадий йоги, а именно, о превосходном, промежуточном и низком уровнях.
подразделяют каждую из стадий йоги по трем уровням – верхнему, среднему и нижнему уровню.
подразделяли четыре стадий йоги на двенадцать, а потом на двадцать четыре уровня ...и оказались великолепным и удачным средством дифференциации разных уровней внутренних ощущений и реализаций. Среди всех этих учений методы разделения четырех стадий йоги по двенадцати уровням стали особенно широко известны. Они будут объясняться здесь:

Йога сосредоточения

1.    На нижнем уровне йоги сосредоточения медитатор воспримет истинную природу блаженства и ясности.
2.    На ее среднем уровне он достигнет внутреннего контроля над равновесным погружением.
3.    На верхнем уровне он сможет переживать внутренние ощущения безостановочно на протяжении любого периода времени

Йога неразличения

1.    На нижнем уровне йоги неразличения осознает свой собственный ум как невозникающую [пустоту].
2.    На ее среднем уровне он осознает [свой ум] как пустой, лишенный всякого основания.
3.    На ее верхнем уровне он устранит сомнения и предрассудки относительно двойственности внешних и внутренних феноменов.

Йога одного вкуса

1.    На нижнем уровне йоги одного вкуса медитатор добьется слияния сансары и нирваны.
2.    На ее среднем уровне он уничтожит корень двойственности.
3.    На верхнем уровне он соединит [восприятия] всех феноменов в состоянии одинаковости.

Йога немедитации

1.    На нижнем уровне йоги немедитации медитатор обретет недвойственное осознавание, свободное от всяких двойственных представлений о медитации и медитаторе.
2.    На ее среднем уровне он осознает присущее спонтанному свершению основание.
3.    На ее верхнем уровне он соединит свою медитативную сияющую ясность с абсолютным сияющим осознаванием.

Смысл этого будет понятен из дальнейшего разъяснения.
Не обязательно, чтобы опыты, появляющиеся на двенадцати уровнях четырех йог, шли вслед друг за другом по порядку, на подобие ступеней лестницы. К примеру, прежде окончательного переживания опыта внутреннего ощущения и реализации на верхнем уровне йоги сосредоточения, могут возникнуть переживания первых двух уровней следующей йоги неразличения. Подобным же образом, до завершения опыта внутреннего ощущения и реализации на уровне йоги неразличения, могут возникнуть переживания первых двух уровней йоги одного вкуса. И так же, прежде окончательного опыта верхнего уровня йоги одного вкуса, могут возникнуть внутренние ощущения нижнего и среднего уровней йоги немедитации. Таким образом, очевидно, что переживания могут не следовать описанному выше порядку уровней йоги.

Большинство описаний внутренних ощущений и реализаций основывается на опытах старых медитаторов, которые подняли знамя медитации благодаря тому, что полностью посвятили себя медитации. Помимо всего прочего, потому как многие теперешние медитаторы легко поддаются лени и рассеянности, вовсе не обязательно, что у них возникнут эти переживания в том же самом порядке как было изложено. Однако даже и в настоящее время медитаторы наделенные врожденной мудростью и те, кто пробуждены силой благословений, добьются постижения в природу своей реализации.

Подразделение уровней каждой стадии отдельно: йога сосредоточения

Объясняться это будет в трех частях:

1.    Подразделение йоги сосредоточения
2.    Как зарождается внутреннее ощущение и опыт
3.    Как поддерживать эту йогу


Подразделение йоги сосредоточения

Йога сосредоточения так названа потому, что этот термин означает либо сосредоточенное внимание, которое фокусируется без рассеяния на смысле пребывающей реальности ума, либо спонтанное слияние бегущих мыслей со спокойной природой ума.

Могут поинтересоваться, не противоречит ли эта [дефиниция] утверждению о том, что точный смысл пребывающей реальности ума будет осознан на стадии неразличения, однако здесь нет противоречия. [Если хорошо посмотреть,] то между двумя стадиями действительно существует отмеченная разница по данному пункту. На этапах йоги сосредоточения осознают простую пребывающую природу ума, тогда как осознание йоги неразличения охватывает точную пребывающую природу всех реальностей, внешних и внутренних, причем в то же самое время устраняется врожденное цепляние ума к внутренним ощущениям, переживаниям и осознаванию уверенности.

Некоторые люди кратко говорят о медитации успокоения как о сосредоточенном уме. Они ошибочно отождествляют спокойный ум с сосредоточенным умом на тех основаниях, что первый – это непонятийное однонаправленное состояние, поддерживаемое ясностью бдительности. Другие ошибочно отождествляют спокойный ум в соединении с пониманием пустоты, с йогой сосредоточения. Первое допущение совершенно неправильно. Пусть даже [спокойный ум] и кажется безупречным, но он полностью лишен сознательной уверенности постижения.
Второе положение столь же неверно. Там описано только простое сознание, которое склоняется к пустоте, но оно лишено сознательной уверенности в пустоте по отношению к уму.
Йога сосредоточения должна посему быть йогой, в которой фокус осознавания целиком направлен на значение сущностной природы ума. Она так же должна полностью осознавать внутреннее существо медитатора, пока достигается гармоничное сочетание динамических токов мышления с умом. Это сообразуется с высказыванием о том, что на стадии йоги сосредоточения осознается сущностная природа ума.
о способе поддержания стадии сосредоточения:

Важность практики покоится
На понимании собственного внутреннего существа
Посредством проплывающих мыслей.
Они служат входом
К пребывающей реальности ума.
Вглядываясь в свой внутренний лик
Можно согласовать его с собой.
Смотри, существуют ли внимание и мышление
Отдельно от тебя;
И тем самым плывущие мысли объединятся
Со спокойным умом.

Среди трех уровней йоги сосредоточения нижний уровень представляет собой нарастающий опыт, начинающийся с момента, когда медитатор добивается погружения, которому сопутствуют внутренние ощущения ясности, пустоты и блаженства, и до момента, когда он способен оживлять и удерживать погружение произвольно. Вероятно ему это покажется довольно сложным вначале. Средний уровень достигается, когда погружение временами возникает автоматически, даже без каких-либо усилий со стороны медитатора, или же проходит устойчиво, по мере того, как медитатор получает контроль над медитацией. Верхний уровень йоги сосредоточения достигается, когда медитатор переживает бесперебойное внутреннее ощущение погружения и способен сохранять союз ясности и пустоты [осознавания] на протяжении всего цикла дня и ночи, на протяжении всего погружения и после погружения, и в любых четырех типах поведения в жизни.

Подразделяя четыре стадий йоги с точки зрения того, совершена или не совершена реализация каждой из стадий, упоминают шесть пар критериев:

1.    Реализация с постижением или без постижения присущей уму природы
2.    Является ли достигнутая умом сила окончательной или неокончательной
3.    Прояснились ли двойственные мысли в качестве медитации
4.    Расцвели ли духовные качества
5.    Достигнуто ли постижение видимой реальности
6.    Посеяны ли [в потоке сознания] семена высочайшего проявления [Будд]

Эта система определения превосходна, и вполне годится для нашего рассмотрения. Посему я разъясняю ее здесь.

(1) Медитатор реализовал йогу сосредоточения тогда, когда он с сознательной уверенностью получил постижение своего собственного сокровенного осознавания, которое является нерасторжимым соединением присущей осознаванию ясности и пустоты. Подобно протяжению пространства, эта простота ума лишена какой бы то ни было самостоятельной сущности, и вместе с тем проявляется ясно и непрестанно. С другой стороны, медитатор еще не добился постижения сущностной природы ума в йоге сосредоточения, если он не достиг такого осознавания уверенности, пусть даже его ум спокойно и безмятежно приведен в состояние блаженства, ясности и неразличения. Такого рода переживание неопределенной видимости сродни восприятию младенцем отражения луны в воде.

(2) Власть ума над йогой сосредоточения достигнута, когда состояние блаженства, ясности и неразличения в погружении с осознаванием уверенности длится на протяжении целых суток. Такая сила не достигнута, если йога сосредоточения прерывается смещением фокуса ума.

(3) В момент, когда внимание фокусируется на возникающей мысли или явлении, те обращаются в медитативное состояние, что избавляет от необходимости отказываться от них. Кроме того, если медитатор может перевести свой сон в сияющее осознавание, то он обретает способность ума воспринимать всякую мысль как медитативное состояние. Такой переворот каждого явления в медитационное состояние не реализовано, если медитатор принужден стремиться делать это посредством силы внимательности.

(4) Медитатор осуществил возвышенные качества в медитации йоги сосредоточения тогда, когда он чувствует отвращение к своим восьми мирским реакциям, когда больше ни внутри ни на его теле не возникает ни внешних нии внутренних "микроорганизмов", когда он может творить всевозможные чудесные превращения, такие, например, как созерцательная сила трансформации и пересиливающие проявления*, когда он добился сверхнормального познания, и т.п. Медитатор не реализовал сущностных качеств, если его ум не стал гибким и спокойным, и если он не испытал каких-либо общих знаков вроде спонтанного внутреннего тепла.

(5) Медитатор добился постижения видимой реальности тогда, когда, следуя своему ясному погружению, он в совершенстве понял естественный закон, основывающийся на взаимодействии причин и результатов, внешнего и внутреннего, который неизменно производит действия соразмерные большим и малым кармам, и тогда, когда он регулирует свою жизнь, настрой и поведение сообразно моральным принципам.
С другой стороны, медитатор не достиг сознательной уверенности по отношению к естественному закону, если он пренебрегает добросовестно придерживаться принципа кармы.

(6) Медитатор посеял семена высочайшего проявления в себе, когда он, после погружения, взрастил сострадание ко всем чувствующим существам и серьезно выразил свое пожелание блага другим.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

186

Re: 2 Буддизм Тибета

Как зарождаются внутреннее ощущение и опыт

На нижнем уровне йоги сосредоточения медитатор будет, за счет своей ментальной привязанности, удерживать полученное при погружении состояние блаженства, ясности и пустоты.
Когда переживается такое ощущение, почти все мысли и явления растворяются сами собой, будучи неспособными стать устойчивыми.
Медитатор может истолковать это как медитационное состояние и тем самым вызвать явное цепляние. Ему возможно иногда не будет удаваться позволять свободно течь возникшей мысли. Большинство чувственных явлений после погружения возникают как твердая реальность, и в то же время дают ощущение радости.
После погружения, всякий раз, когда ум фокусируется на внутреннем ощущении ясности и пустоты, медитатор не может ничего другого как сознавать его либо пустым либо проявлением ума.
Сны не слишком отличаются от тех, что были раньше, за исключением большей ясности. Некоторым может сниться много всего при малом сознании уверенности.
Иногда он может испытывать множество колебаний в своей медитации. Временами ему будет казаться сложным добиться равновесного погружения, приходя к мысли, что он возможно никогда не осуществит медитацию. В другой раз он может добиться хорошей медитации, тем самым вызывая хорошее чувство.

На среднем уровне йоги сосредоточения он достигнет прочного погружения в состояние ясности, пустоты и блаженства. Временами он будет добиваться погружения не прилагая усилий и будет испытывать еще меньше мыслей или явлений. Кроме того, что бы он ни воспринимал, все будет течь гладко, как будто раскрываясь само собой.
В ходе восприятия после погружения через открытое и просторное расположение духа он испытает возвышенное ощущение ясности и пустоты, которые могут искажаться явлением жесткой действительности. После погружения его сознание будет обращаться в медитативное состояние в как только он применит внимание. Ему могут сниться, а могут и не сниться переживания каких-либо внутренних ощущений. У некоторых медитаторов будет несколько меньше снов, но они будут испытывать радость в самый момент мысли о медитации.

На верхнем уровне стадии сосредоточения возникнет непрерывное погружение в состояние ясности, блаженства и пустоты. Все потоки мыслей в погружении и после погружения, а также и сны исчезают в должном порядке в состоянии погружения. Медитатор, все еще с привязанностью, будет осознавать возвышенные ощущения, которые следуя друг за другом, вселят в него сильнейшее чувство пустоты. Таким образом, воспринимая блаженство, осознавание, и ясность мысли и явления, он воспринимает их пустоту как присущую им природу. В любом переживании он будет ярко воспринимать явление, как сон или иллюзию, и достигнет определенных психических сил, таких например как тонкое сверхнормальное познание, и т.п. Он скоро признает данную медитацию непревзойденной, и его медитативная вера и благородное отношение возрастут.

Как эта йога поддерживается

На третьем уровне [верхнем уровне] йоги сосредоточения, медитатору следует находиться в молчании в затворничестве. Ему надлежит принять максимум предосторожностей от любых [физических и душевных] осквернений. Главное осквернение, пожалуй, – это лишить свой ум гибкости и притупить остроту своей мудрости. Даже небольшое осквернение наверняка испортит его погружение и создаст множество преград его медитации.

В большинстве случаев, когда медитация прерывается либо тупостью либо потоком мыслей, следует использовать особые методы, чтобы очистить их и наблюдать сущностную природу ума как можно чаще. Если ум испорчен состоянием отупения, медитация будет сильно ослаблена.
надлежит применять всевозможные духовные средства.
Далее он должен медитировать на несчастьях чувствующих существ, ощущать отвращение к их горестям и печалиться их состоянием, и энергично пробуждать благородное отношение и сострадание к ним. Хорошенько выполнив это, он может расслабиться на несколько дней и сделать подходящие физические упражнения.
Теперь  надлежит практиковать погружение с опорой на четкое и сохраняемое внимание, как у зимородка, когда тот высматривает рыбу в воде. Поддерживая погружение медитатору не следует гнаться ни за аналитическим рассмотрением, ни во владение непонятийности, ни за зарождением опыта и не к воспринимаемой видимости после погружения.  не следует так же позволять уму стремиться к хорошему переживанию или питать отвращение к плохому. Даже когда возникает мысль, ему надлежит просто воспринять ее не беспокоясь тем, принимать ли ее или отринуть.
Поскольку тупое внутреннее ощущение как бы затуманивает [осознавание] сущностной природы ума, медитатору надлежит повторно пытаться отделаться от "дымки" такого внутреннего ощущения.
надо усиливать яркость осознавания и сохранять это первозданное состояние.

Коль скоро, даже спустя годы медитации йоги сосредоточения, не удается развить осознавание до уровня неразличения, особенно важно практиковать "три отречения". Первое – это отречение от привязанности к себе.
надлежит порвать путы страсти и привязанности к этой жизни, к ее материальным целям, к своему телу и ум.
надо прекратить разделять на друзей и врагов полагаясь на свою любовь и ненависть.
следует [через практику созерцания] сделать внутреннее подношение своего тела гуру и надлежит повторить "священное подношение нищенствуещего монаха". В продолжение такого рода медитации он предлагает свое [превращенное] тело в качестве [высшего] подношения.
Второе отречение состоит из оставления привязанности к тому, чем владеешь.
следует раздать все свое имущество.
надо отказаться не только от своего желания удовольствий, еды, вычурной одежды и признания, но надлежит отказаться и от отцовского дома или иного родного жилья, которые наверняка должны отвлекать его.
надо по крайней мере несколько лет медитировать в уединенном отшельничестве.

Третье отречение составляет отказ от привязанности к погружению. он сперва растворяет все возвышенные ощущения типа радости и удовольствия, а так же чувство доверия. Затем он снова усиливает его сокровенную уверенность в том, что нет такой вещи как абсолютное добро и абсолютное зло в присущей всякой возникающей мысли или явлению природе. Без какого-либо стремления к медитации он просто не отвлекаясь сохраняет свое чистое и обнаженное осознавание, отделенное от любого возвышенного ощущения.

Когда, сначала учишься как медитировать, учись достигать сияния ума. Потом учись как оставаться нерассеянным. Затем как поддерживать осознавание всегда присутствующим. Когда устанавливается настоящее сродство с собственным осознаванием, достигаешь сознательной уверенности в абсолютной реальности.

По достижении состояния йоги сосредоточения
Следует растворить все внутренние ощущения
И оставаться в этом чистом состоянии
Без всякой попытки медитации.

На стадии йоги сосредоточения существует возможность и огромный риск того, что он спутает какие-либо внутренние ощущения с реализацией и сползет в сторону.
Менее разумные медитаторы, несмотря на то, что они промедитировали многие годы, подвержены цеплянию желания внутренних ощущений. Это цепляние наверняка не даст им добиться постижения истинной природы ума. Пусть даже они увидели ее проблеск, они наверняка лишатся его.

Любое интеллектуальное видение в отсутствии осознания –
Всего лишь идея, хотя она и предполагает
Свободу от всяких крайних взглядов.
Великие медитаторы, которые остались на
Якоре привязанности,
Создают почву своему циклу существования,
Безразлично насколько хорошо их погружение.

Неизменяемые внутренние ощущения
Приведут к перерождению в высших мирах богов.

Для медитатора существенно важно нисколько не цепляться и не стремиться к присущей уму обнаженности.

Отбрось свою привязанность к любой цели!
Великий медитатор, который липнет к двойственности,
Может добиться некоторого опыта,
Но это не подлинное достижение.

Соблюдая медитацию [йоги сосредоточения] он добьется устойчивого прогресса. Он, в должное время, переживет очищение от внутренних ощущений и от привязанности к ним, типичной для данной первой йоги. Он освободиться от цепляния к субъект/объектной двойственности и осуществит медитацию независимую от любых разновидностей понятийного определения.

Подразделение уровней каждой стадии отдельно: Йога неразличения

Объяснение этого дано в трех секциях:

1.    Подразделение йоги неразличения
2.    Как зарождаются внутреннее ощущение и опыт
3.    Как поддерживать эту йогу


Подразделение йоги неразличения

Термин "неразличение" подразумевает пребывающую природу ума, коя, подобно пространству, непричастна какому бы то ни было абсолютному происхождению, присутствию или исчезновению, какому бы то ни было понятийному определению, такому как этернализм и нигилизм, ни внутренним ни внешним перемещениям.

Нет ни исчезновения ни возникновения,
Ни нигилизма ни вечности,
Ни ухода ни прихода,
Ни различия ни тожества,
Полностью независимая от всех понятийных определений
Это – совершенная квинтэссенция.

Некоторые утверждают, что йога неразличения подразумевает отсутствие субъект/объектной дуальности. Другие считают, что ее значение заключается в точном осознавании, непосредственно познающего пустотность всех вещей. То и другое неправильно. Если бы первое было верным, то даже простое непонятийное успокоение стало бы йогой неразличения. Согласно последним, даже привязанность, с которой ум цепляется к сознательной уверенности в пустотности и нереальности, была бы йогой неразличения. Было сказано, что пребывающая природа ума осознается на стадии йоги неразличения, и что таковая природа является необусловленной простотой, подобной пространству. Ее нельзя ни сдвинуть ни изменить.

Она – глубокая и спокойная, неразличающая,
Сияющая и несоставная.

Присущая уму природа – это сияющая ясность;
Она неизменна, как пространство.

Стадия йоги неразличения делится на три уровня. Нижний уровень составляет понимание присущей уму пустоты, коя непричастна какому бы то ни было необусловленному происхождению или исчезновению. Тем не менее данное понимание все еще запятнано внутренними ощущениями и сознательной уверенностью в этой пустоте. Следовательно, ум обеспокоен либо страхом своего бесцельного блуждания по сансаре или же желанием обрести освобождения в нирване.

Средний уровень йоги неразличения составляет осознание того, что природа ума лишена какого-либо основания или корня, и что привязанность, липнущая к представлениям видимости и пустоты, уничтожена. Но даже тогда, он не избавлен окончательно от сомнений и заблуждений относительно явлений внешних феноменов.

Верхний уровень йоги неразличения составляет внутреннее освобождение от врожденного цепляния к сознательной уверенности в пустотности как внешних так и внутренних феноменов, которые сводятся к терминам видимости и существования, сансары и нирваны. Это осознание также включает в себя истребление сомнений и заблуждений, упований и страхов.
Отделить достижение от неудачи в овладении верхним уровнем йоги неразличения можно следующим образом. Медитатор осознал неразличающую простоту, как сущностную природу ума, если способен удерживать это состояние свободным от всякого различения. Это результат того, что он избавился от цепляния ума к осознаванию уверенности, а также растворил в себе корень того, что переживает.
С другой стороны, он все еще не обрел постижение йоги неразличения, если продолжает слегка липнуть к сознанию пустоты или слабой определенной уверенности, потому что таковое ментальное цепляние составляет внутренние ощущения на стадии йоги неразличения.
Он достиг овладения силой ума настоящей стадии йоги, раз он реализовал совершенное постижение неразличимой простоты всех вещей. Такое постижение не должно быть запятнанным ни малейшей привязанностью к пустоте или надеждой и страхом.
У медитатора не получилось достичь силы ума данной стадии, если он не убрал ощущение цепляния к пустоте, и если упование и страх, при участии чувственных явлений, все еще тянутся за ним, пусть даже он и понимает, что внутренняя, присущая представлениям и чувствам природа не имеет необусловленного происхождения.
Он осознает различающие мысли, как медитацию, когда устанавливает, что все текущие мысли лишены [всякой реальности], и что чувственные явления также пусты по природе, и в результате, воспринимает свои мысли и явления после погружения как и в состоянии погружения. Ему не удалось осознать все возникающие мысли, как медитационное состояние, если он не способен поднять сознание и чувственные явления до состояния погружения.

Расцвет духовных качеств на стадии неразличения имеет место только если он, столкнувшись с благоприятными обстоятельствами, например, получением искусных методов для развития великих способностей, может объединить спонтанные знаки своих сверхнормальных сил [побочный продукт самоосуществления] и свое пробужденное состояние.
С другой стороны, расцвет великих способностей не случится у него, если он не увидел сияющих знаков сверхнормальных сил, вследствие того, что у него не сложились благоприятные обстоятельства, и он не получил искусных методов, не взирая на то, что обрел постижение абсолютной реальности.
Он достиг совершенного постижения видимой реальности, если, познав пустоту как тождественную закону причины и следствия, он добился понимания того, что хотя сущностная природа ума и лишена вовсе какой-либо самостоятельной сути, взаимодействие между причиной и условием столь мощно, что позволяет ему разнообразными способами возвышать свой ум.
С другой стороны, он не обрел постижения видимой реальности, если из-за его невежества у него нет понимания взаимозависимой относительности.
Он посеял в себе семена проявления просветления, когда он знает, как после погружения создать подобную иллюзии причину, пробудив просветленную мысль и торжественно выразив решимость исполнить желания прочих живых существ. С другой стороны, ему не удается посеять семя проявления просветления, если он не привел во взаимодействие благоприятные причины и условия, и если посчитал для себя трудным выказывать сострадание, пусть даже он и осознал пустотность.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

187

Re: 2 Буддизм Тибета

Как зарождаются внутреннее ощущение и опыт

Медитатор достигает осознавания неразличимой простоты феноменов, коя отделена от необусловленного пребывания или исчезновения.
Он прекращает хвататься за пустоту. Это, в свою очередь, делает его значительно менее привязанным к чему бы то ни было. В то же самое время он срубает корень ложных мыслей и убирает сомнения относительно текущих мыслей.
На верхнем уровне йоги неразличения, Он уничтожает все свои сомнения и заблуждения относительно внешних и внутренних явлений в результате реализации того настоящего корня всех дуальностей, охватываемых сансарой и нирваной.
В то же самое время его ум становится открытым, просторным и не затуманенным ощущением уверенности или скептицизмом относительно того, что все вещи либо пусты либо не пусты.
Он достигает подлинного видения пустоты и несамостоятельности всех явлений.
его медитационное состояние будет удерживаться весь день без перерывов. Оно будет содержать возвышенное  ощущение внутреннего союза осознавания и пустоты, также как и видимости и пустоты.
Но даже тогда, он все же не может распоряжаться непрерывным вниманием. Отсюда следует необходимость овладеть сохраняемым вниманием. Его видения будут отчасти подвергаться заблуждению и ментальному цеплянию к явлениям. Иногда могут возникать отрицательные мысли о том, что невозможно ни просветление, ни понимание пребывающей реальности. Он теперь понимает глубокий смысл Дхармы. Он осознает, что его внутренний ум – это гуру. Явления станут способствовать его добродетельной практике. Он освободится от привязанности к чему бы то ни было и почувствует отвращение к восьми мирским реакциям. Однако всегда существует угроза, что он станет высокого мнения о себе.

Как сохранять йогу

В ходе практики трех уровней йоги неразличения существенно важно концентрироваться на поддерживаемой внимательности и сохранять тем самым состояние неразличения ума не отвлекаясь и не цепляясь к нему. можно читать песни о духовном опыте пробужденных.
Ему также следует практиковать внутренний огонь [туммо] и некоторые физические упражнения йоги.
следует медитировать на визуализации своего собственного тела в форме йидама [медитационного божества]. Созерцая несчастья мира страдания, следует разрешить для себя, что все эти несчастья проистекают из ума и надлежит затем привести таким образом определенное осознавание к йоге неразличения.

Подобным же образом, надо повторять данную медитацию успокоения ума в неразличающей йоге. следует повторять ту же самую медитацию вдыхая и задерживая дыхание, а потом уставившись широко раскрыв глаза.

Жизненно необходимо для медитатора на верхнем уровне стадии неразличения восстанавливать свое осознавание и не допускать ему соскальзывать в индифферентность.

Когда достиг ступени йоги неразличения,
Медитируют смешивая формы всех дуальностей.

Таким образом надлежит медитировать йогу неразличения восстанавливая силу своего осознавания и сочетая разные формы двойственностей.

Не давай своему нерассеянному вниманию терять фокус;
Не желай представить себе то, что выходит за пределы ума;
Не искажай исследованием.
Удерживай это состояние открытым!
Ты объединишь медитацию и достижение
Йоги неразличения,
Подобно воссоединению матери и ее единственной дочери.

Это наставление побуждает не отвлекаться от йоги неразличения, но сохранять ее оживляя внимание. Это подразумевает, что медитаторы не должны искажать погружение медитируя заново, так как пребывающая природа этого состояния не может измениться. Наставление еще побуждает удерживать осознавание естественно, не исследуя его, поскольку оно неопределяемо, невообразимо и невыразимо.
Овладевая таким образом йогой неразличения, осознают, что все чувственные явления в их совокупности суть один вкус Махамудры. Этот подлинный процесс реализации полностью лишен какой-либо озабоченности тем, чтобы утверждать или отрицать что-нибудь.

Подразделение уровней каждой стадии по отдельности: Йога одного вкуса

Дифференциация йоги одного вкуса
Термин "один вкус" обыкновенно означает, что все вещи сведенные к терминам видимости и существованию сансары и нирваны несут один вкус, пустоту, коя является их абсолютной природой.

Благодаря святому гуру возникает осознание того,
Что все несходные вещи
Суть одно и то же в пустотности.

Разные реки, вроде Ганга и прочих,
Вливаются в один океан с соленой водой.
Также и ум и ментальные события
Имеют один вкус в пространстве реальности.

Таким образом термин "один вкус" объемлет сочетание многих противоположных реальностей, таких как видимое и невидимое, в одном едином вкусе.

Все эти разнообразные вещи –
Явления и неявления,
Мысли и пустота,
Пустота и непустота –
Имеют один вкус в пустотности.
Понимание и отсутствие понимания – одного вкуса;
Отличие погружения и состояния после погружения
Растворяется в одном вкусе;
Медитация и немедитация стихают в одном вкусе;
Различение и неразличение – одного вкуса
В пространстве реальности.

Хотя и есть вероятность реализации пустоты на стадии йоги неразличения, медитатору, которому хорошо в измерении пустоты покажется совсем не по себе в измерении явлений. Посему он может не осуществить точного единства видимости и пустоты. Лишь после реализации совершенной йоги одного вкуса медитатор испытает рассвет видимости во всей ее завершенности в нераздельном сочетании с присущей ей пустотой. Посему уместно заметить, что один вкус, недвойственная природа всех противоположных реальностей, представляет собой значение йоги одного вкуса.

Из трех уровней одного вкуса нижний уровень осуществляется, когда понимают, что один вкус недвойственной Махамудры является присущей всем противостоящим свойствам, таким как сансара и нирвана, природой. Средний уровень одного вкуса достигается, когда медитатор устраняет свое ментальное прилипание к сознательной уверенности одного вкуса разнообразных явлений и прямо реализует неделимый союз явлений и ума, удаляя таким образом воспринимаемое разделение реальности на внешние и внутренние феномены.
Верхний уровень одного вкуса достигается, когда он сознает то, как осознавание одного вкуса проявляется в различных формах, и как эти явления и существования обладают одним вкусом в исконной одинаковости. Прежде этого он осознавал один вкус всех несхожих вещей.

Он добился постижения сущностной природы одного вкуса, когда раскрывает внутреннее существо каждого явления, как самопроявляющуюся беспредметность и одинаковость по своей изначальной природе. Этого он достигает совершенно без какой-либо озабоченности по поводу утверждения или отрицания, принятия или отречения.
С другой стороны, медитатору не удается получить постижения сущностной природы одного вкуса, если он все еще сохраняет тонкое цепляние к сознанию уверенности, которое является внутренним ощущением на данной стадии, и к иным внутренним ощущениям, происходящим в результате спонтанного сочетания всякой возникающей мысли и явления.

Другой объект его тонкого цепляния – любая мысль и явление, которые должны быть объединены в один вкус.
Он реализовал непревзойденную мощь одного вкуса, когда воспринимает каждое возникающее явление, как проявление неотъемлемой от изначальной одинаковости ума силы.
С другой стороны, он не осознал совершенную силу одного вкуса, если у него не получилось воспринять один вкус сквозь разные явления. Так происходит вследствие неумения обособиться от [недозволенной различающей] обеспокоенности утверждением [того, что он считал хорошим] и отрицанием [того, что он считал плохим].

Медитатор осознал все дуалистические мысли как медитационное состояние, когда он находится в полном согласии со всем, что бы ни проникало [в ум] сквозь входы шести чувств, и когда он не стремиться к внутреннему раскрепощению и не чувствует отвращения к свей скованности. Это случается вслед за тем как он убрал цепляние ума к каким бы то ни было дуалистическим явлениям, таким как восприятие и воспринимающий, субъект и объект. Однако он не осознал все дуалистические мысли, как медитационное состояние, если по-прежнему вынужден достигать этого состояния или внутреннего раскрепощения посредством ретроспективной внимательности, коя узнает основу шести чувственных явлений.

Великие качества одного вкуса возникают в медитаторе, когда он добился сверхнормальной силы составлять заново свое собственное тело и ум также как и внешние явления и тем самым преобразовывать их во все желаемые формы или эманации.

Медитатор посеял семя проявленного тела [просветления], когда в нем зародилось всепронизывающее сострадание, открывающее тем самым сокровище великодушия во благо других существ. Таков результат переживания рассвета пустотности, как сострадания.

Как зарождаются внутреннее ощущение и опыт - 2

На нижнем уровне йоги одного вкуса он осознает сущностную природу феноменов как изначально чистую. Все же здесь еще остается цепляние к его собственному сознанию уверенности и внутренним ощущениям [возникающим из медитативного погружения].

На среднем уровне одного вкуса медитатор достигает внутреннего раскрепощения от врожденного цепляния к дуальностям, таким как осознание и осознающий, опыт и испытывающий. Он отсекает это двойственное цепляния к восприятию и воспринимающему. Кроме того, медитатор, после погружения, более не переживает жесткого цепляния к двойственности, вместе с тем заблуждение в его снах также исчезает.

На верхнем уровне одного вкуса медитатор осуществляет, обособленное от всякого ментального цепляния, недвойственное осознавание, которое тянется сутками. Это реализованное состояние познает все несхожие явления как манифестацию безостановочной силы изначальной чистоты и равностности ума. Медитатор также достигает совершенного союза погружения и состояния после погружения, которые текут, словно река.

В сознании после погружения он воспринимает явления на манер видения эфемерной иллюзии, что есть лишь видение пустоты. Пусть даже такое восприятие после погружения свободно от всякого цепляния, оно время от времени будет содержать некоторую едва уловимую дуалистическую видимость, берущую начало в потоке сознания медитатора.

Как сохранять эту йогу

В продолжение периода овладения тремя уровнями одного вкуса жизненно важно сохранять нерассеянное внимание к сущностной природе его реализации.

Если же, после достижения сверхнормального могущества, медитатор становится или презрительным– то это может означать, что его одолели "мешающие силы". Ему тогда надлежит размышлять таким образом: "«Мешающие силы», те, которые помогают или вредят другим, являются лишь производной моего ума, а ум [по присущей ему природе] подобен пространству, без центра и периферии".
Но тем не менее, коль скоро состояние одного вкуса рассветает в нем, медитатора не могут осилить ни боязнь беспорядочных мыслей ни изменчивое чувство удовольствия или же испуга по поводу хороших или плохих переживаний. Если, однако, окажется, что медитатор [необычно для себя] подавлен интенсивными и сильными загрязнениями или же ощущениями удовольствия или беспокойства, то ему следует признать в них влияние "мешающих сил" и противодействовать увеличивая преданность благородной практике. Более того, все, что препятствует медитации, должно рассматриваться, как влияние "мешающих сил".

Жизненно важным в овладении одним вкусом разных реальностей является концентрация на его внутреннем опыте, не попадаясь при этом в ловушку общего интеллектуального разумения.

Когда управляешь йогой одного вкуса,
Засеваешь семена исполнения для других.
Даже когда не должен отвечать за свою карму,
Создаешь хорошие причины [чтобы вызвать хорошие результаты].

Всякое явление возникающее от пяти чувств –
Это блеск, безостановочно текущий.
То, что возникает на основе объектов чувств без какого бы то ни было ментального цепляния –
Это природа невозникающей [пустоты].
Даже когда привязанность к видимости не прекратилась,
Она поднимается до естественной медитации.
Восприятие пустоты сквозь видимость без различения –
Это внутренний процесс возвышения.
Не смотри на явления как имеющие недостаток,
Но отбрось вон свою привязанность к ним.
И ты проникнешь в простор медитации одного вкуса.

надлежит знать это разъяснение необходимости уйти от всякого цепляния к мыслям или явлениям. Поддерживая [йогу одного вкуса], он осуществит состояние немедитации, которое составляет союз погружения и состояния после погружения, а также рассеяния и внимательности. Вот результат отказа от грязи внутренних ощущений и достижения соединения реализации на пути с осознанием пребывающей природы ума.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

188

Re: 2 Буддизм Тибета

Подразделение уровней каждой стадии по отдельности: Йога немедитации
Подразделение йоги немедитации

Термин "немедитация" обыкновенно означает, что эту медитацию нельзя помыслить обладающей какой-либо субстанцией или внутренней самоприродой.

Потому что она лишена всякой внутренней субстанции,
Медитации не существует.
Действием медитации не является медитация;
Потому что она не есть ни субстанция ни ничто,
Медитация не может быть мыслимой действительностью.

лишенной двойственности медитации и медитатора,

О, не требуйте медитации
На том, что лишено какой-либо самоприроды,
Ведь мысля двойственность медитации и медитатора
И цепляясь к этому,
Ты уходишь от просветления.

немедитация – состояние, которое удаляет даже тончайшую привязанность к двойственности медитации и медитатора, существовавшую прежде в йоге одного вкуса. Поскольку это является полностью пробужденным состоянием, оно не требует никакого усилия при медитации и не разделено на двойственность внимания и невнимания, погружения и восприятия после погружения. Отсюда обозначение "немедитация".

Реализовавшийся ум не мыслит двойственности медитации и медитатора;
Как пространство не мыслит пространства,
Так и пустота не медитирует на пустоте.
Как вода смешивается естественно с молоком,
Так и недвойственное осознавание и различные представления сочетаются согласованно
В одном вкусе безостановочного потока блаженства.

Когда зарождается состояние немедитации,
Сокровенное осознавание отделяется от своей опоры.
Йогин тогда обретет освобождение от действий медитации,
Уничтожит в себе медитатора,
И осознает пространство реальности.

Йога немедитации имеет три уровня. Медитатор на нижнем уровне переживает все явления, которые рассветают в нем, как медитационное состояние. Раз он реализовал это немедитационное состояние, незапятнанное двойственностью медитации и медитатора, ему не надо ни удерживать его с опорой на внимание ни искать погружения посредством медитации. Однако, на нижнем уровне у него все еще будет очень тонкое цепляние, на подобие призрачной иллюзии, к возвышенным ощущениям.
На среднем уровне медитатор достигнет ступени спонтанного свершения, освободившись от тонкого цепляния и осуществив состояние немедитации, которое длится целыми сутками. Однако, после погружения, медитатор будет воспринимать тонкое сознание в кристаллизующемся виде.
На верхнем уровне он достигнет трансформации этого тонкого сознания в запредельное осознавание и тем самым совместит медитационное сияющее осознавание с тем, которое возникает спонтанно. Поэтому медитатор будет постоянно испытывать бесконечное протяжение осознавания.

Медитатор добился подлинного постижения сущностной природы немедитации, если его пробужденное состояние более не требует применения внимания или овладения йогой немедитации.
Медитатор достиг окончательной силы немедитации, если он уничтожил не только мельчайшее восприятие двойственности и тончайшее неосознавание присущей уму природы [пустоты], но также достиг ее соединения с потусторонним осознаванием.

Медитатор пережил зарождение всех дуалистических мыслей как медитационное состояние, когда он трансформировал все уровни своего источника-сознания – вместо того, чтобы уничтожить их – в осознавание бесконечной реальности.

Трансцендентные качества йоги немедитации расцвели в медитаторе тогда, когда он достиг радужного физического превращения своего смертного тела в иллюзорную форму осознавания [джняна-рупакая], когда его ум трансформировался в сияющее осознавание [Дхармакая], и когда он воспринимает бесчисленное количество миров Будд.

Медитатор окончательно взрастил семя трансцендентного тела, когда обрел просветление Дхармакаи, которое представляет собой нераздельный союз бесконечной пустоты и его запредельного осознавания.
Совершенная реализация йоги немедитации и достижение полного просветления происходят в одно и то же время.

Йога сосредоточения приводит к пониманию присущей уму природы.
Йога неразличения приводит к пониманию неотъемлемой природы пустотности.
Йога одного вкуса вызывает понимание неотемлемой природы явлений.
Что касается того, что называется йогой немедитации, я неспособен оценить ее.


Как зарождаются внутреннее ощущение и опыт

На нижнем уровне немедитации, медитатор уберет большую часть воспринимаемых дуальностей. Он испытает зарождение явлений как медитационное состояние, не предприняв особого усилия, чтобы медитировать или употребить внимание. Он будет безмятежно и неподвижно находиться [длительное время] в этом состоянии немедитации. После погружения, когда медитатор воспринимает чувственные явления, он испытает состояние ума, нейтральное по своим функциям. Это непознавательный аспект его источника-сознания, которым является остаточное неосознавание или неведение. Отсюда обозначение в качестве неопределяемого недвойственного состояния. В сознании после погружения, медитатор не накапливает никакой кармы, но тонкое цепляние к своему запредельному осознаванию продолжает мерцать, словно призрак.

На среднем уровне немедитации, медитатор сможет устранить даже эти иллюзорные тонкие явления двойственности и тем самым сумеет оставаться в осуществленном состоянии на протяжении всех суток. Во время восприятия после погружения медитатор испытает тончайший неопределяемый недвойственный ум. Данное состояние проявляется в том, что называется "само-ясность", означающая, что такой ум согласуется с присущей ему формой.

На верхнем уровне немедитации, тончайший неопределяемый недвойственный ум полностью преобразуется в запредельное осознавание. Медитатор достигнет гармоничного сочетания двух видов сияющего осознавания, первый был освоен благодаря медитации, а другой расцвел естественно в осуществленном медитатором состоянии. В результате этого, медитатор реализует бескрайнее протяжение трансцендентального осознавания, которое просто обозначается, как просветление в Дхармакайе, выполняя таким образом свою абсолютную цель.


Как поддерживается эта йога

Присущая данному уму природа – такова, что там нет ничего такого, от чего надо отказываться или избавляться при помощи духовных контрмер. Понимание, имманентное этому состоянию, заключается в том, что ум не обусловлен круговоротом перерождений и смертей.

Для медитатора важно в данном состоянии не быть привязанным к блеску возвышенных ощущений и переживаний, но оставаться независимым от подобного опыта.

Так что для него жизненно необходимо оставаться свободным не только от привязанности к этим опытам, но также и от сменяющихся ощущений удовольствия от хороших переживаний или тревоги по поводу плохих. Каждый аспект неопределенного скрытого сознания надлежит теперь привести на уровень точно определенного осознавания при помощи внимания или надсознательного осознавания. Поэтому нерассеянное внимание составляет фундамент медитации. Отсюда необходимость до конца реализовать обыкновенное осознавание, характеризуемое как нерассеянное и немедитирующее, и вместе с тем непреклонно отдавать все силы тому, чтобы поднять знамя медитации.

Способ поддержания погружения на нижнем и среднем уровнях немедитации тот же самый что и на стадии одного вкуса.

Нижний уровень йоги немедитации
Тот же, что и в йоге одного вкуса,
Ибо их методы медитации одинаковы.
Высший уровень немедитации
Представляет собой землю просветления,
Ибо он независим от стремления и поисков.

Взгляни на состояние своего осознавания
И выясни, существует ли двойственность медитации и медитатора.
Отдели это недвойственное осознавание от его врожденной базы
И сохраняй недвойственное осознавание.
Тогда ты достигнешь всеобъемлющего погружения
На все время всех дней и ночей.

продолжительное внутреннее ощущение, возникающее из погружения йоги сосредоточения, как видно, сродни ощущению йоги немедитации. Простая недвойственная медитация, коя лишена дуальности медитации и медитатора достигается даже на стадии йоги неразличения. Погружение, в котором все чувственные явления возникают как медитационное состояние и которое есть простая немедитация, свободная от двойственности спокойного погружения и состояния после погружения, может так же зародиться и на стадии одного вкуса. Медитатору следует уметь распознавать, что все это – только аспекты внутренних ощущений, возникающих благодаря медитации, нежели точная стадия немедитации.


Подразделение уровней каждой стадии отдельно: обзор их насущной необходимости

Корень сансары – это врожденное цепляние ума к двойственности «я» и других.

Сколь много ярости существует в этом преходящем мире
Столь изобилует он страхом и страданием.
Все это проистекает из цепляния ума к я.
Как мне надо поступить с этим громадным дьяволом?

Некоторые искатели освобождения не могут признать того, что прилипание к «я» – это корень их кармы и ментальных загрязнений. Не зная того, как уничтожить я [они не добьются освобождения], и не важно, как много они будут пытаться отречься от пагубных поступков и практиковать добродетель, имеющую составную природу, типа слушания проповедей и размышления. Ведь они поступают из желания удалить страдания экзистенциальной жизни, которые являются результатом их запутанного ума и их худой кармы. Даже когда занимаются добродетельными поступками, они не могут быть уверенными в исходе.
Но и при условии благотворного отношения, их добродетельные практики не могут прямо обеспечить устранение цепляния к «я». Этот вид добродетельной практики может помочь им только опосредованно [увеличивая их духовную преданность].

С другой стороны, бывают и такие медитаторы, и искатели освобождения, которые заявляют [истинно], что медитация на несамости существенно важна для устранения прилипания к «я». Они отказываются от цепляния к воспринимаемой реальности себя, вместе с тем усиливают свою сознательную уверенность в пустотности. В результате их цепляние настолько сильно увеличивается, что они становятся жертвой крайнего видения нигилизма. Даже те, кто особенно близок к истинной медитации и реализации, поддаются привязанности и цеплянию к внутреннему ощущению, возникающему из их медитации, так что они тихо дрейфуют в ошибочном направлении называемом четырьмя заблуждениями и тремя отклонениями.
Если позволить уму прилипнуть к погружению, это станет причиной фундаментального заблуждения и отклонения. Все огорчения и недостатки жизни берут начало в привязанности и цеплянии. Посему медитатору жизненно важно не истощать себя привязанностью и цеплянием.

Тот, кто заворожен чем-то приятным,
И кто страстно гонится за этим,
На деле будет страдать от несчастий,
Кто видит субстанцианальное существование, тот сродни корове;
Кто видит ничто, тот еще больший невежда.
следует отбросить привязанность в любых ее формах.

По этой причине было сказано, что высший путь состоит в удержании ума и в том, чтобы не давать уму ни к чему цепляться, начиная с внутренних ощущений, которые возникают в визуализируемой медитации или в медитации без форм, и кончая нормальными явлениями, которые происходят из скрытых психических отпечатков.

Быть свободным от цепляния ко всему, что происходит в уме,
Вот высший путь, и нет более высокого стремления.

Если медитатор достигает умения сохранять ментальное состояние лишенное всякого цепляния, он приобретет многие великие способности. Он устранит чувственные явления, проистекающие из скрытых кармических отпечатков в его сокровенном сознании. Он также достигнет мгновенного раскрытия каждой мысли по ее возникновении. Его поток сознания будет очищен от любых пятен. Он испытает все чувственные явления как манифестации Дхармакаи.

Все это многообразие явлений –
Это жесткая манифестация скрытого сознания.
Оно само очистится, нет необходимости его отбрасывать,
Если только овладеешь непривязанностью и нецеплянием.
Все, к чему цепляется ум,
Становится семенем воспринимаемой двойственности.
Для ума, который не цепляется ни к какой [мысли или явлению]
Появление и освобождение происходят одновременно.

Когда ум не цепляется ко всякому возникающему явлению,
Поток этого ума становится свободным
От любого порока ложного различения.

Даже если пятно цепляния к двойственности
Ни разу не было устранено даже на мгновение,
Подлинная природа этой дуальности
Имманентна могуществу Дхармакаи.

Когда не оценивают, всякая различающая мысль
Достигает одновременно и возникновения и освобождения;
Когда нет глубокой привязанности,
Все находится в согласной гармонии.

Если осознают это,
Поток медитации не прекратится;
Станешь властелином,
Господствующим над круговоротом рождения и смерти,
И освободишься от любого цепляния к двойственности.
Сияющее осознавание будет главенствовать.

Относительно вопроса о том, как же достигается освобождение благодаря уничтожению цепляния ума, – уничтожение цепляния ума к внутреннему "я" и внешнему "мое" уничтожает вовлеченность в процесс "сложения" новой психофизической. Прекращение такого процесса положит конец перерождениям. Это, в свою очередь, уничтожит карму и внутреннее загрязнение, так что медитатор непременно достигнет освобождения.

При одновременном уничтожении субъективируемого "я" и объективируемого "мое"
Приходит конец цеплянию к самости.
С прекращением этого, закончатся перерождения.
С уничтожением кармы и ментального загрязнения, достигают освобождения.

Уничтожение привязанности к чему бы то ни было представляется следующими терминами: не цепляние, не привязанность, отсутствие ментального образа, отсутствие воспринимаемого признака, не направление, не утверждение и не отрицание, не приятие и не неприятие, отсутствие желания, отсутствие сомнения, и отсутствие стремления. Они имеют одно и то же важнейшее значение. надо понимать необходимость помнить все эти методы во всех их мельчайших подробностях. Равно важно не цепляться ни к чему и не отвлекаться от собственно погружения на каждом уровне четырех йог и прочих связанных с этим практик.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

189

Re: 2 Буддизм Тибета

КАК ДОСТИГАЮТСЯ РАЗЛИЧНЫЕ СТУПЕНИ И ПУТИ [ПРОСВЕТЛЕНИЯ] В ЧЕТЫРЕХ ЙОГАХ

Великая печать достижима одним большим шагом.
Невежественное заблуждение – делить ее
На ступени и пути.
Однако, только для того, чтобы доставить удовольствие запутанным сердцам,
Я поделю ее на ступени и пути,
Сопоставляя системе логического определения.
Великая печать [Махамудра] – это подлинная сущность действительности и путь «всего-в-одном». Так как суть действительности недифференцируема, ее деление на ступени и пути не может быть приемлемым с окончательной точки зрения.
Поскольку она – присущая сознанию природа, и потому, с точки зрения ее сущности, ее нельзя делить.
Ввиду прямого восприятия того, что неотделимо от пребывающей природы реальности, не существует разделения путей на пути истинной медитации и постижения.
Однако, считалось, что духовные ступень и путь колесницы логического определения должны применяться и к четырем стадиям йоги, исключительно ради блага тех, которые могут поинтересоваться как определить для себя свое медитативное достижение в терминах духовных ступеней и путей.

Чистое сияние реализации –
Это радостная ступень, путь постижения;
"Радостная ступень, путь постижения" означает первое пробуждение к истинной реальности, или первая из десяти ступеней Бодхисаттвы.
"Первая ступень, путь постижения" означает первое пробуждение к истинной реальности, которое углубляется последовательно до завершения, обозначаемого как десятая ступень Бодхисаттвы.
Совершенное овладение осуществленным состоянием одного вкуса –
Это путь подлинной медитации.
Поскольку последнее не требует ни какой медитации,
Это – абсолютный путь.

первая ступень, путь постижения, – это просветление недвойственного осознавания или союза осознавания и присущей ему пустоты. Развертывание такого видения – это путь истинной медитации, коя включает ступени со второй и до десятой. Йога немедитации изображается как абсолютный путь и ступень состояния Будды. йога сосредоточения сдвигается к [мирскому] пути добродетельного погружения.
Пусть даже ступени и пути не существенны,
Я рассматриваю их в следующем порядке:
...Получение опыта представляет собой
[Мирской] путь добродетельного погружения;
Реализация неразличающего осознавания
Представляет собой [надмирской] путь постижения;
Совершенствование этой реализации
Представляет собой путь подлинной медитации;
Реализация йоги одного вкуса
Представляет восьмую ступень [т.е. путь истинной медитации];
Достижение йоги немедитации
Представляет собой одиннадцатую ступень абсолютного пути.

Соответственно все практики накопления духовных заслуг и удаления ментальных загрязнений, начиная с подготовительных практик, представляют собой путь духовной заслуги. Йога сосредоточения представляет собой путь добродетельного погружения. Йога неразличения представляет собой путь постижения. Опыты одного вкуса, которые начинаются с сияющего постижения союза [видимости и пустоты], представляют собой путь истинной медитации. ее верхний уровень представляет собой абсолютный путь, одиннадцатую ступень.
Накопление духовных заслуг – это путь духовных заслуг и ступень начинающих. Опыт йоги сосредоточения – это путь добродетельного погружения и ступень радости. Опыт неразличения – это путь постижения и первая ступень. Опыт одного вкуса – это ступени со второй и до седьмой. Нижний и средний уровни немедитации – это последние три ступени и путь истинной медитации. Верхний уровень немедитации – это абсолютный путь и ступень состояния Будды.

та же самая самореализация может быть мгновенно достигнута на "пути изначальной одинаковости и всего-в-одном", поскольку в его основе лежит природа самореализации. Две системы в пределе наверняка одинаковы, пусть даже они и не сходятся с общепринятых позиций. Первая говорит о нескольких космических эонах, тогда как последняя отнюдь не требует большого количества жизней, для получения необходимых условий. Таким образом разница в эффективности обеих систем все равно, что разница между длинной и короткой дорогами.
Три уровня йоги сосредоточения, включая подготовительные практики, составляют [мирской] путь духовных заслуг и первую ступень. Три уровня йоги неразличения составляют [мирской] путь добродетельного погружения и ступень радости. Три уровня йоги одного вкуса и нижний и средний уровни немедитации составляют [надмирской] путь постижения и путь истинной медитации, а также ступени с первой по десятую. Верхний уровень немедитации составляет абсолютный путь, ступень реализации Будды.

Верхний уровень неразличения – это не точное постижение одного ровного вкуса явлений и пустоты. Без него невозможно осознать внутренне присущей реальности.
Этот уровень незапятнан ни какими внутренними ощущениями, ни привязанностью к понятию пустоты, ибо он – трансцендентное осознавание одного ровного вкуса [явлений и пустоты]. Посему необходимо признать его йогой одного вкуса.
Сосредоточение, неразличение,
Один вкус, и немедитация –
Вот четыре йоги.
Йога сосредоточения –
Это путь постижения;
Йога неразличения – это ступени
С первой по седьмую;
Йога одного вкуса –
Это три высших ступени;
И йога немедитации –
Это ступень состояния Будды.

Не обязательно приобретаешь великие качества просветления в этой жизни, поскольку еще не достиг освобождения от тройной зависимости, от тела, например. Это физическое препятствие сродни скорлупе орлиных яиц, которая заключает орлиного младенца. Однако, такой практикующий, при прохождении этапов смерти, раскроет иллюзорную форму осуществленного блаженства [Самбхогакая] сразу, лишь только испытав сияющее осознавание.
мистики осуществят просветление Дхармакаи в процессе умирания и Самбхогакаю в промежуточном состоянии [бордо].

Когда разлагается физическая колесница кармы,
То, благодаря духовной силе,
Достигают того тела, к которому стремились.
Это тело пронизывает все статичные и подвижные феномены,
Словно пространство, охватывающее все собой.
Пойми, что оно так и остается.
Когда пропадает физическая колесница кармы,
Достигают высшей формы.

Страдание не может совсем исчезнуть
Немедленно после реализации [истины] недвойственности.
Солнце раним утром не может ни растопить замерзшую воду,
Ни нагреть землю и камни сразу.
И все же, кто посмеет отрицать существование солнца?
молодая луна может быть неполной по форме, однако, она так или иначе луна. Ребенок еще не окончательно повзрослел, тем не менее он – так или иначе человеческое существо. Как бы не был неразвит львиный детеныш, он – так или иначе лев.
Некоторые великие медитаторы достигают силы супертрансформации,
Между тем как другим не удается достичь этого;
Так происходит вследствие различия в качестве их практик.
намереваясь добиться возвышенной силы трансформации и прочих великих способностей, необходимо усердно стремиться к этому на пути преходящего мира и высшем пути Мантраяны.

ПОСВЯЩЕНИЕ
Предуготовленные искатели, жаждущие освобождения,
Найдут доступ к учениям Будды
Посредством слушания, изучения и медитации Дхармы,
Но совершенный путь отсечения корня циклического существования –
Это медитация на абсолютной реальности.
Истинный смысл этой системы –
Махамудра абсолютной уверенности.
В нашем веке у большинства ученых запутанные представления
Относительно важнейших внутренних ощущений и переживаний.
Пусть всегда сверкающий солнечный свет добродетельных мыслей и поступков,
Отданных этому трактату,
Рассеивает тьму неведения чувствующих существ.
Пусть возрастает сияние их самопознающего осознавания.
Пусть я, тоже, обрету беспрепятственную добрую возможность
Связать себя с этим высочайшим путем
На все будущие жизни.
Пусть я реализую Дхармакаю прямо и скоро
И исполню пожелания бессчетного количества живых существ.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

190 Отредактировано просто Соня (10-12-2017 03:24:32)

Re: 2 Буддизм Тибета

Оле Нидал - Великая печать

Полностью - тут:
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4849657
http://buddatext.ru/velikaya-pechat.html

http://images.vfl.ru/ii/1512865106/87100695/19752790_m.jpg

МАХАМУДРА 3 КАРМАПЫ "ВЕЛИКАЯ ПЕЧАТЬ. ПРОСТРАНСТВО И РАДОСТЬ БЕЗГРАНИЧНЫ."
Лама Оле Нидал комментирует текст 3-го Кармапы Ранжунга Доржде (1284–1339)

КАКИМ ВСЕ ЯВЛЯЕТСЯ НА САМОМ ДЕЛЕ Современное введение в учение Будды

ВЕРХОМ НА ТИГРЕ
НАСТАВЛЕНИЯ ПО НЕНДРО

Введение
 
Любое наблюдение как внешнего, так и внутреннего мира возвращает нас к уму. Только он постоянен и действительно есть, хоть и не является никакой вещью. То, что воспринимает, по своей природе неизменно и вневременно, как пространство, в то время как всё воспринимаемое — и внутренние состояния, и внешнее обрамление - подвержено непрерывным изменениям. Только переживающий есть всегда и везде.
«Великая печать» или «Махамудра» означает полное пробуждение ума и как бы скрепление печатью его просветлённости. Тот, кто беспрестанно распознаёт свечение зеркала за отражениями и переживает непоколебимость глубокого моря под его волнами, - достиг цели.
Путь к этому дарит всё больше богатства. Блаженство, никогда не прекращающееся после просветления, показывает свою прелесть в те мгновения, когда мы не заняты своими привычками и ожиданиями. Как в медитационном погружении, так и в жизни в целом, чувство радостного единения со всем сущим будет сохраняться всё дольше, и наконец вы сможете только поражаться тому, как вообще могут существовать страдания и ограниченность.
«Пространство есть радость», «Всё, что происходит, -это свободная игра ума», - все подобного рода высказывания со времени Будды свидетельствуют о бесконечном богатстве практика; они описывают цель и путь Великой Печати.Великая Печать объясняет, что и окончательное, и обусловленное - всё само по себе радостно.
Просветление - это развёртывание всех качеств и способностей существ, включая также и необходимый здравый смысл. Поэтому и путь к просветлению не может содержать в себе ничего непонятного или оторванного от жизни.
Любое развитие в буддизме начинается с исследования исходного положения. Тогда, во-первых, приходит понимание того, что эта жизнь предоставила нам сейчас в высшей степени ценную и удивительно редкую возможность: действительно двигаться в направлении освобождения и просветления.
Второе размышление касается всеобщего непостоянства. Можно умереть в любой момент, — всё снаружи и внутри непрерывно меняется, и только ясность-пространство ума есть всегда и везде. Это придаёт работе с умом большую важность и рождает осознание того, что не нужно зря терять время.
Третье наблюдение связано с законом причины и следствия. Всегда, а также и сейчас, наши собственные мысли, слова и действия определяют будущее каждого из нас.
Наконец, мы понимаем, почему развитие действительно имеет смысл. Мы видим, как каждое существо гонится за недолговечным счастьем и хочет в то же время избежать страданий. Но просветление - самое большое счастье, и оно не может ни закончиться, ни раствориться, и было бы жаль пренебречь этой богатой возможностью ума из-за лени.

И - только одно является вневременным и всеобъемлющим, а именно - пространство. Хотя пространство часто ассоциируется с «ничем» или с чем-то отсутствующим, оно является вместилищем, которое всё связывает, объемлет, и всё делает возможным. Его суть - непосредственно возникающее проникновение, по ощущению оно - игривое многообразие и радость, а в своём выражении означает активную любовь, которая помогает существам, успокаивая их, умножая полезные для них факторы, воодушевляя их и защищая. Поскольку просветление, кроме того, трансформирует все мешающие чувства в различные виды мудрости - зеркальную, уравнивающую, различающую, основанную на опыте и всепроникающую - то всё свечение ума максимально проявляется в пространстве.

Если ученик не прошёл длительную подготовку, вряд ли его можно учить каким-либо упражнениям пути средств, кроме Пховы (тибетское название) — это упражнение, весьма подходящее современному миру; здесь осваивается осознанное умирание.
«Путь глубокого видения». В нём используются всесторонние средства для того, чтобы успокаивать ум и удерживать его на одном месте до тех пор, пока не возникнет восприятие единства переживающего, переживаемого и переживания, и непосредственное глубокое видение.
Первая часть пути глубокого видения, называемая «Шинэ» по-тибетски и «Шаматха» на санскрите, успокаивает и стабилизирует ум. Это упражнение известно в его разных выражениях во всех религиях опыта, и углубление, вырабатываемое здесь, порой достигается также в религиях веры - посредством молитв. На пути глубокого видения можно использовать почти любые средства, чтобы успокаивать и удерживать ум. Некоторые школы работают с образами, другие предпочитают этого не делать. Можно, например, наблюдать за своим умом во время медленной ходьбы. Самый известный способ Малого Пути - считать вдохи и выдохи или ощущать поток воздуха у кончика носа; в Великом Пути часто покоятся в сильных хороших пожеланиях всем существам или в понимании взаимной обусловленности и пустоты всех явлений. Фаза построения в медитациях Алмазного Пути также является своего рода Шинэ: здесь ум покоится на осознавании присутствия Будда-форм из света и энергии - форм, которые отражают его собственные способности. Сами прозрачные формы Будд и их круги силы, а также доверие к ним - всё это оказывает глубокое действие. Звук их вибраций («мантра») и преобразование внутреннего и внешнего мира в их различные виды мудрости и Чистые Страны работает на всех уровнях ума одновременно.
По мере того, как воспринимающий всё больше ощущает свою ясность, сочувствие и мудрость, а также блаженство и благодарность при растворении всех форм во вневременном, безбрежном, но всё чувствующем пространстве, — рано или поздно рождается глубокое осознавание Это непосредственное глубокое видение называется « Випашьяна», а по тибетски - «Лхагтонг».

вышеописанных пути должны как можно раньше соединиться со взглядом Великой Печати Только глубокое осознавание неразрывного единства переживающего, переживаемого и переживания трансформирует все происходящее в просветленный опыт, ...— все пути находят свой венец в просветлении, плоде Великой Печати путь из четырех шагов до сих пор открыт каждому, кто готов создать необходимые предпосылки

Связывая основу, путь и цель, первый уровень пути четырех шагов называется «однонаправленность» Этим подразумевается, что ум охотно покоится сам в себе, он полон хороших впечатлений, не нуждается нив чем извне и не должен поэтому никуда идти
Далее-ступень, называемая «отсутствие притворства» Здесь мы прекращаем играть в игры, прикидываться и бессмысленно себя вести, поскольку видим, насколько все само по себе неповторимо, и все поддельное падает.
В качестве третьего уровня следует «один вкус» Переживающий осознает сам себя за переживаниями, и вневременное зеркало узнает себя за отражениями, которые в нем появляются Даже тот, кто не занимается медитацией, переживает порой это состояние, когда ум равняется сияющему пространству Стремление столь многих людей к сильным переживаниям показывает, как важна и истинна самовозникшая радость. Начиная с этого уровня, она просвечивает каждое движение ума.
Последней ступени досталось шутливое название, поскольку нельзя описывать с серьезной миной состояние, сутью которого является высшее исполнение Эта ступень называется «немедитация», и означает - «неусилие» больше нечего достигать Ощущаются 10000 вольт в каждой клетке тела, и мир воспринимается через вибрацию каждого атома, помимо обычных органов чувств. Тот, кто стал Буддой, больше не относится ни к каким разделениям в пространстве и времени как к настоящим. Действия Будды проистекают из всеведения ума, и он безостановочно приносит пользу существам, здесь и сейчас Так все наполняется смыслом. Все - свободная игра ума. В каждом существе узнается Будда, которому еще только предстоит себя так увидеть, и весь мир - Чистая Страна Это и есть состояние Будды и Великой Печати. Следующие двадцать пять строф об этом опыте были сочинены 700 лет назад. Они ясно показывают ум, и свежи, будто написаны совсем недавно.

О Ламы и Будды кругов силы Иидамов,
Будды и Бодхисаттвы десяти направлений и трёх времён,
Подумайте о нас с любовью и одарите нас своим благословением,
Чтобы наши желания исполнились так, как они задуманы!

Санскритское слово «Будда» происходит от «пробуждения», выбранное тибетцами слово «Сангье» означает «без всяких завес и полностью развитый». Будда является носителем такого состояния ума, которое кратко можно описать как три уровня, четыре вида активности и пять видов мудрости.
Три уровня - это уровни бесстрашной истины, самопроизвольной радости и долговременно полезных действий. Они возникают автоматически вследствие узнавания ума как неразрушимого пространства, светоносной ясности и полной неограниченности. Отсюда проистекают четыре вида активности: в зависимости от ситуации: Будды успокаивают, обогащают, воодушевляют или защищают существа. Если мешающие чувства признаны вредными и мы им не поддаёмся, то они снова растворяются в пространстве. На их месте возникают освобождающие озарения: просветлённый ум без усилий проявляет зеркальную, уравнивающую, различающую, основанную на опыте и всепроникающую мудрость.

Учение Будды неотделимо от него самого, это - дело всей его жизни. Его разносторонние вспомогательные средства - 84000 поучений в 108 толстенных томах - уже в течение 2550 лет приводят существ к раскрытию всех своих способностей. Но широта учения не должна никого пугать: хотя в хорошем ресторане всегда богатый выбор блюд, всё же следует брать только то, что вам подходит.
Призывание Лам и кругов силы Йидамов показывает, что Кармапа настраивается не только на словесную передачу, но здесь мы имеем дело с абсолютным опытом Великой Печати, работой со всеми аспектами тела, речи и ума. Поэтому нужно такое прибежище, которое было бы «близко к коже», и это — Три Корня непосредственного осуществления. Они называются «Лама» или «Лама, Йидам и Защитник» и дают необходимый толчок для быстрого и всестороннего развития. Как понимать эти Три Корня? Поскольку истина внутри и снаружи одна и та же, они также не могут быть ничем иным, как особенно полезным зеркалом для нашего ума.

Йидам — это в высшей степени действенный метод для непосредственного узнавания ума. Почти всем знакомы разноцветные Будда-формы, похожие на голограммы формы из энергии и света. Они отражают просветлённые качества тела, речи и ума, свойственные каждому, и облегчают их реализацию. Каждое соприкосновение с настроем Великой Печати или слияние с Буддами, состоящими из света, вызываете нас в качестве резонанса внеличностное переживание - как будто, каждый раз смотрясь в зеркало, лучше узнаёшь своё лицо. Не существует более всесторонних методов для пробуждения мужества, радости, сочувствия и мудрости. Тибетское название говорит само за себя: «йи» означает «ум», «дам» означает «связь» - то есть, передача этих средств делает возможной связь нашего ума с его Будда-природой.
Все, кто достиг освобождения и просветления, постоянно окружены полями силы («мандала»). Такие поля часто сопутствуют изображениям Йидамов. Световые дворцы, исполняющие желания, сгущаются вокруг Йидамов, выражая 32 совершенных качества, которые проявляются с момента освобождения и достигают полного расцвета при просветлении. По своей сути все мандалы чисты, прозрачны и окружены могучими Защитниками. Не бывает Будды без этих световых полей. Даже кратковременное и частичное приобщение к их силе остаётся незабываемым и изменяет жизнь.

Нельзя обойтись и без Защитников. Это они наделяют активностью. Они неотделимы от Ламы, и само собой разумеется, что они всегда рядом с ним. Молниеносно и решительно вмешиваясь в различные ситуации, они эффективно защищают существ. У них нет ни антипатий, ни злости, а угрожающая внешность служит лишь для того, чтобы освобождать существ от их трудностей. В отличие от непросветлённых силовых полей, они не просто отсрочивают болезненные кармические события, но способны в значительной степени устранять их первопричины. Поэтому они называются по-тибетски «Йеше Гёнпо» — «защищающие высшей мудростью». Во внутренней жизни существ Защитники оберегают их от страданий, преодоление которых не позволило бы научиться ничему новому, - и одновременно заботятся о том, чтобы из подсознания всплывало ровно столько трудностей, что мы могли бы справляться с ними и встраивать этот опыт в свой путь. Внешнее действие Защитников весьма очевидно: они предохраняют от несчастных случаев и прочих происшествий, создающих помехи для развития, или же смягчают их.
Так работают все призываемые просветлённые силы, и вообще всё прибежище. Они как дружеская рука, протянутая в обусловленный мир и готовая поддержать каждого, кто открыт для такой помощи.
Таким образом, вся первая строфа - как стартовая площадка; для блага своих учеников Кармапа призывает на свою сторону всё просветление и создаёт тем самым почву для дальнейшего роста.

Пусть текущая со снежной горы совершенно чистых помыслов и действий,
не загрязнённая тройственной расщеплённостью Кристально чистая вода
всех полезных поступков, совершённых мною и бесчисленными существами,
Впадает в океан четырёх Будда-состояний!

Тройственная расщеплённость — это извечное заблуждение ума. Сам по себе всегда свободными счастливый, ум ошибочно чувствует себя расколотым на переживающего, переживаемое и переживание. Это заблуждение порождает ощущение отделённости и неуверенности, и наш успех зависит от того, насколько удаётся растворить это ощущение.
Источник его - в склонности непросветлённого ума вести себя подобно глазу. Ум воспринимает явления, но не самоё себя, и из-за этого не знает своё всеобъемлющее пространство. Именно неспособность понять, что это пространство само по себе сознательно, порождает все возможные трудности. Хотя ни в теле, ни в мыслях нельзя отыскать ничего постоянного или действительно существующего, вследствие неведения воспринимающее пространство определяет себя как «я», а его ясность - всё, что ум создаёт внутри и снаружи и что, на самом деле, составляет его богатство - становится «тобой» или чем-то «отделенным от меня». Результат - мешающие чувства, к которым мы относимся как к реальным, откуда следуют неловкие действия и неуместные слова. Они, в свою очередь, вызывают неприятные обратные реакции как изнутри, так и снаружи и закрепляют тенденцию к поведению, впоследствии приносящему боль. Мешающие чувства переживаются как настоящие, хотя они находятся в непрерывном движении, сами по себе неуловимы, и установить их наличие можно разве что по высокому уровню адреналина в крови.
Итак, неспособность ума осознавать свою целостность, следствие тройственного разделения, вовсе не является мелочью. Например, самое сильное высказывание, когда-либо произнесённое 16-м Кармапой в нашем с Ханной присутствии — это: «Ты должен быть осторожен!» Проще говоря, его совет заключается в том, чтобы никогда не забывать об основополагающей свободе ума.

Основа полного раскрытия ума, которую здесь символизирует океан, это Состояние Истины, «Дхарма-кайя». Здесь пространство тождественно проникновению в суть. Пространство не является ни «чёрной дырой» или каким-то «отсутствием», ни мёртвым расстоянием между вещами. Его лучше видеть как вместилище, которое всё производит, связывает и объемлет. Как далеко ни отстояли бы друг от друга две точки, - пространство вокруг них всегда больше, чем между ними.
Истина пронизывает всё - вибрацию каждой молекулы, соединение и распад, рождение и смерть. Несамостоятельным людям это может не нравиться, но ни возникновение, ни разрушение не нуждаются ни в творце, ни в каком-либо подтверждении от кого бы то ни было. К непосредственной проницательности, приходящей вместе с таким открытием, прибавляется основание всех благородных качеств, бесстрашие. Оно возникает само по себе, когда ум понимает, что он является пространством и поэтому - неразрушим.

Многообразие пространства, его свободная игра и постоянная свежесть называются Состоянием Радости («Самбхогакайя»). Все время что-то происходит, внешнее и внутреннее постоянно сменяют друг друга. Осознанное переживание этого есть высшее счастье. Это второе Будда-состояние переживается, когда ум смотрит с точки зрения своего бесстрашия и богатства возможностей, осознавая свои силы и способности. Возникающая отсюда высшая радость не нуждается ни в каких других причинах: она абсолютна, как зеркало и океан, а не обусловлена, как отражения и волны, и появляется как раз тогда, когда нет надежд и опасений. Эта пространство-радость берёт начал о в самом уме, не прекращается никогда и - всегда доступна.

К двум сокровищам - пониманию пустоты и взаимной обусловленности всех вещей, с одной стороны, и избытку энергии и радости, переживаемой на основе ясности ума, с другой стороны, - добавляется третье, Состояние Излучения («Нирмана-кайя», по-тибетски «Тулку»). У него также только одна причина - ум, и оно связано с осознаванием того, что переживающий по своей природе свободен от каких-л ибо препятствий. Хотя люди проявляют различные склонности и способности, всё же в конечном счёте каждый хочет счастья и всех объединяет одно и то же пространство. Тот, кто это понимает, просто стремится приносить существам долговременную пользу. Наши поступки, мотивируемые любовью и нацеленные, главным образом, на устранение причины страданий, рождаются неограниченностью ума и выражают четыре  Будда-активности. Но действия станут успешными лишь при наличии предусмотрительности, ясности мышления и настоящего жизненного опыта.

Истина, ощущение и действия - что же ещё? Они абсолютно дополняют друг друга. Если сравнить пространство как знание с водяным паром, который незримо присутствует везде, пространство как ясность - с облаками, которые из него образуются и игриво плывут по небу, а пространство как полезные действия— с дождём, позволяющим всему расти, то, невзирая на разницу в проявлении, все они - вода, Н2О. Это называется Состоянием Сущности - «Свабхавикакайя». Все это вместе - признаки совершенно функционирующего ума.

http://s1.uploads.ru/t/0akbL.jpg

Четыре Будда-состояния
Состояние Истины    
Состояние Радости    
Состояние Излучения    
Состояние Сущности
На санскрите    
Дхармакайя    
Самбхогакайя    
Нирманакайя    
Свабхавика-кайя
Постижение    
бесстрашие    
радость   
любовь   
равностность
Видение    
вневременное пространство   
игривое многообразие    
неограниченность    
тождественность всех явлений
Ощущение    
непосредственное проникновение в суть    
самопроизвольная радость    
полезные действия    
пребывание без усилий
Сравнение    
водяной пар    
облака    
дождь    
Вода

Не важно, что написано. Важно - как понято.

191

Re: 2 Буддизм Тибета

Строфа 3
Пусть, пока мы этого не достигли,
И в этой жизни, и во всех будущих
Мы ни разу не услышим слова "плохое" или "горе",
Но будем купаться в сияющем океане радости и блага!

В этой строфе главное просматривается большей частью между строк.
Вовсе не рекомендуя убегать или прятаться от жизни, эта строфа показывает растворяющую все понятия бесконечную радость и свободу самого ума. Она должна показывать то окончательное, что скрыто за обусловленным, и передавать ощущение огромной силы, присущей свечению зеркала за его картинками. Никакое горе не выбьет из колеи того, кто переживает вневременное сияние самого воспринимающего: он видит "плохое" просто как результат заблуждения и не задумываясь ликвидирует его причины.
Человек притягивает то, что от него самого исходит; рай и ад совершаются между собственными ушами, рёбрами или где-нибудь ещё; в зависимости оттого, где мы представляем себе сознание. Как бы дико ни вёл себя внешний диснейлэнд, сам переживающий никак не меняется: светящееся пространство, в котором возможны разные ощущения, и его ясность, позволяющая всему происходить, всегда остаются неизменными. Тот, кто постигает переживающего во всех его аспектах, видит также его неограниченность. Под волнами всегда присутствует безбрежный океан.
В ходе первых шагов Махамудры растёт уверенность в том, что это так - что есть неразрушимый переживающий. Начиная со ступени "одного вкуса" этот опыт больше не прерывается. По этой причине видеть только прекрасное отнюдь не означает бездельничать; такие чувства избытка отображают состояние возрастающего внутреннего богатства.
Тот, кто покоится в собственной середине, здесь и сейчас, будет действовать правильно.
Глубокое понимание того, что из хорошего сна можно пробудиться, найдя освобождение и просветление, а плохой ведёт только к новым трудностям, соединяет обусловленное с окончательным.

Строфа 4
Поскольку мы обрели выдающиеся свободы и возможности,  такие как доверие, усердие и знание,
Пусть, положившись на духовного учителя  и получив от него важнейшие поучения,
Мы сможем верно и беспрепятственно обретать их плод 
И применять благородное учение во всех жизнях!

Отвлечения и привычки сильны, и жизнь незаметно проходит, а мы её не используем.  Таким образом, драгоценная жизнь означает использование имеющихся условий для поиска ценностей, которые способны провести нас через болезни, старость и смерть.
Буддизм — это не религия веры, но религия опыта, и Будда хотел иметь не последователей, а коллег. Быть буддистом означает самостоятельно развиваться, применяя эффективные, проверенные тысячелетиями медитации, пока не появится подлинный опыт ума.  Если средства и цели в основном убедительны, практик может выдвинуть свои антенны и с полной открытостью нырять в новые увлекательные области безграничного ума.
Под усердием подразумевается радость действия. Это-радость оттого, что что-то движется и раскрывается, что мир становится больше. Из всех качеств, которые мы в себе вырабатываем, из одной жизни в другую наиболее явно переносится уровень энергийности. Если же нам безразлична наша неспособность что-то с делать, если мы всегда спокойно миримся с тем, что считаем неправильным, то наше следующее перерождение может оказаться довольно бесполезным. 

Важнейшие поучения касаются того вневременного, что воспринимает все вещи, - самого ума. Это - исключительно объяснения, выводящие за пределы представления о «я» и растворяющие все двойственные идеи — например, о боге и душе, о атмане и брахмане, о себе и других Только то; что непосредственно направлено на единство переживающего, переживаемого и переживания, несет освобождение и просветление. приятное и болезненное - все это, напротив, обусловленные картинки в зеркале со знания: они там возникают, меняются, распознаются этим сознанием и снова растворяются. Лишь сам вневременный ум, по своей природе будучи пространством, ясностью и неограниченностью, остается вне всяких изменений. Истинно - то самое, что смотрит через глаза и слушает через уши; ясный свет, который всё осознаёт и делает возможным -единственное, что действительно есть. Высшее озарение Великой Печати удостоверяет тот факт, что ум напрямую переживает свойственные ему радость и силу.

И, наконец, о каких возможных препятствиях на пути говорит Кармапа? Есть внешние, внутренние и тайные препятствия, и их не следует недооценивать. Они могут омрачать сознание в течение нескольких жизней или уводить нас в сторону. Внешнее препятствие — это отсутствие условий сознательного развития. На внутреннем уровне препятствием была бы потеря настроя на достижение просветления.

Строфа 5
Ознакомление с учением Будды  освобождает от завесы непонимания;
Размышление над основными моментами рассеивает мрак сомнений;
Свет, возникающий из медитации,  ясно показывает суть вещей такой, как она есть.
Пусть шире распространяются эти три вида мудрости!

Такой контекст, в котором слушание, размышление и медитация преподносятся как три вида мудрости, звучит необычно. Этот взгляд связывает воедино мысли, чувства и опыт, открывая тем самым дверь к новым уровням сознания. Подобная интерпретация даёт ощущение пространства и делает более целостным, в то время как изобилие концепций только лишает ум его свежести.
Но вернёмся к трём проявлениям мудрости. Поскольку следовать учению -не самоцель, а просветление означает раскрытие всех способностей, человек должен получать ответы на все вопросы. Это особенная светлая радость, когда жизнь обретает смысл и растворяются тёмные пятна непонимания.
«Ознакомление с учением Будды» относится к области «внешнего» учителя и Затем «внутренний» учитель принимается за усвоение материала Размышление, второе проявление мудрости, это длительная работа с полученной информацией По мере того, как мы все услышанное проверяем на собственном опыте, наше знание превращается в убежденность Мы начинаем дальше видеть и лучше понимать течение событий внутри и снаружи. Жизнь становится все более осмысленной.
Когда наше понимание углубляется настолько, что мы понима ем все уже не головой, а сердцем, даже животом, — возникает третья мудрость, медитация. Это «тайный» учитель Запускается паровой каток всестороннего прямого опыта; за каждым ощущением все больше видится вневременное свечение ума, и это подобно возникающему то и дело непроизвольному озарению: «Ага!». Когда человек перенимает взгляд Великой Печати - неразделимости и тождественности по своей сути переживающего, переживаемого и переживания — освобождение и просветление являются вопросом лишь выдержки и мужества. И здесь без проверенного знания, правильного понимания и самовозникшего глубокого видения мы будем на каждой ступени терять неоправданно много времени.

Строфа 6
Суть основы - это двойная действительность, свободная от ограниченных воззрений  вечности и небытия:
Выдающийся путь состоит из двойного накопления, свободного  от ограниченных привычек приписывать что-либо и отрицать:
Так достигается плод двойной пользы,  свободный от голого покоя и запутанности:
Пусть мы всегда будем встречаться с этим безупречным учением.

Слово «двойной» служит связующим звеном в каждом сопоставлении, указывая на разницу между обычным и просветлённым восприятием. Поучение Будды о двойной действительности одним махом рассекает тысячелетние узлы концепций, завязанные различными мыслителями и культурами. Прежде всего Кармапа указывает на основу, на мир явлений, выявляя его природу внутри и снаружи: он обусловленный, составной; он постоянно изменяется; он преходящ и лишён собственных характеристик. Затем Кармапа переключается на мир, каким его видят непросветлённые существа, - твёрдый, вечный и действительно существующий.

Если в прошлых жизнях кто-то уже имел дело с пустотой, то теперь ему легче. Даже самые трудные события в жизни остаются подобными сну, и страданий становится меньше, поскольку на зеркале нашего ума есть просветы, или места, требующие совсем небольшой чистки. Однако в каждом новом теле нужно заново оживлять внутренние энергетические каналы - только так можно опять приблизиться к глубокому пониманию нереальности всех явлений, уже вкушённому ранее. Оно должно возобновляться и укрепляться посредством упражнений. Поскольку буддийские поучения не вполне согласуются с тем, что мы сегодня способны воспринимать, то важнейшие из них должны влиять также и на мысли. И особенно изменяет практикующего фаза слияния в медитации, когда мы соединяемся с Буддами из света; в ней сознание переживается как естественно исполненное доверия и благодарности, и ему ничего не нужно предпринимать, чтобы подтвердить себя. Стоит только начать, и эта несущая раскованность истина всецело захватывает.

Все средства Будды нацелены на этот всесторонний опыт по ту сторону умопостроений. Он вырывает корень у ожиданий и опасений, снимает напряжение и наделяет силой. Значимость подобных поучений огромна, поскольку миром правят воззрения бытия и постоянсгва, с одной стороны, и небытия - с другой. На самом деле, нельзя дать удовлетворительное объяснение природы вещей в терминах бытия или небытия. лучше всего жить как в гостинице: без привязанности наслаждаться тем, что есть, но всё время иметь в виду, что невозможно ничего взять с собой.

Сегодня многие учёные поражаются тому, каким глубоким пониманием природы вещей обладал Будда. Им кажется интересным, что познание собственного ума в медитационном погружении приводит к постижению законов вселенной так же, как и исследования, проводимые при помощи телескопов и расщепителей элементарных частиц. Такое обоюдное подтверждение науки и буддизма впечатляет многих людей. В подсознании современного Гамлета, говорящего «быть или не быть», наверняка звучало бы резонансом «быть и не быть». Ощущение, что всё подобно сну, немедленно растворяет противоположности вечности и небытия. И внешнее, и внутреннее возникает из пространства, раскрывается в нём, узнаётся им и в нём же растворяется. Не обладая никакой собственной природой, миры, существа и ощущения появляются из бесчисленных условий и снова исчезают при их распаде.
Будда разрешает это противоречие, предлагая нам понимать мир чувств и понятий как одну огромную совместную иллюзию. эта иллюзия основана на обусловленном восприятии. Если при этом вам повезло и вы можете продлевать хорошие сны и сокращать плохие благодаря правильному пониманию причинно-следственных связей, то в этом есть большой смысл. Тогда всё обогащается само по себе и становится целостным, обретая один и тот же вкус освобождения. Здесь в жизни каждого обусловленное и окончательное встречаются друг с другом.

Двойное накопление — это своего рода буддийская латынь. Однако здесь обозначен стержень всего учения. Такой способ работы упоминается во всех поучениях Будды; его здравый подход меняет всю основу восприятия. Уменьшая воздействие мешающих чувств и эгоизм, помогая преодолеть бедность духа и неспособность к вдохновению, он приносит уму покой, богатую внутреннюю жизнь и вневременное блаженство. Таким образом, путь лежит через уровень создания дистанции, проходит далее через уровень освобождающей мудрости и достигает своей верхней точки на уровне обратной связи, где многочисленные Будда-формы, звуковые вибрации (мантры), способы дыхания и позы тела как в зеркале показывают уму его богатство. И на каждой из этих ступеней происходят всего два процесса, которые постоянно дополняют друг друга и повторяются: накопление хороших впечатлений в уме и обострение ясного проникающего видения.

Первую ступень - ступень осознанных полезных дел - можно сравнить с солнцем, поднимающимся в зенит, а вторую - с удалением облаков. Когда состоялось и то, и другое, все познается с совершенной точностью. Другая картинка для сравнения - восхождение по лестнице. Сначала мы делаем что-то полезное, и ум находит покой. Отсюда возникает прямое проникающее видение, эффект восклицания «ага». Оно показывает нам, что подобное поведение — верное и соответствует устремлениям существ. Тогда мы делаем еще больше хорошего и к нам приходят новые озарения, и так до тех пор, пока ум не будет видеть всегда и повсюду только прекрасное - как снаружи, так и внутри. Исполнившись доверия, он решается, наконец, совершить прыжок за пределы своих представлений, в пространство переживающего, и узнаёт то, что знает все. И хотя долго удерживать радостное восприятие этого свечения мы сможем лишь спустя годы, - уже после первого опыта ясного света ты знаешь, что этого у тебя никто не отнимет.

Таким образом, человек радостно и самоотверженно работает, продолжая создавать много хорошего, и так возрастает мудрость. Поскольку ничто не может наделить свойственную каждому Будда -природу никакими новыми качествами, путь лишь способствует проявлению её вневременных способностей, и мы при этом учимся принимать всё таким, как оно есть. Больше не нужно приписывать чему-то отсутствующие качества или отрицать имеющиеся. Многое кажется глубоко знакомым и воспринимается как настоящий подарок уже в процессе своего развёртывания; ум как-то всё лучше понимает, что с ним происходит что-то хорошее, и он может доверять происходящему. Он ощущает самоосвобождающую мудрость, которая в мгновение ока всё дополняет и придает всему направление, делая это намного яснее и выразительнее, чем на то способны умопостроения. В результате отпадает неуверенность и закомплексованность в поведении, и это полностью подрывает привычное представление о «я». И когда наше «я», оставшееся без пищи, теряет почву под ногами, и больше не нужно ничего доказывать или оправдывать, - исчезает все, что мешало бы нашему собственному счастью и работе для блага других. Мы делаем то, что у нас перед носом. На самом деле, всё - классно! Практик получает вневременную пользу от того, что всё время наблюдает за своим умом и разными событиями и учится.
Делать добро другим и самому себе - решение настолько правильное, что любое прикосновение к нему приносит счастье. Немедленный переход Карманы от описания основы и пути в предыдущих строках к окончательному плоду показывает, как много пластов помех успел о исчезнуть.

Запутанность называется на санскрите «самсэра», а голый покой - это малая «нирвана». Большинство существ находится в первом состоянии. Запутанность возникает, когда переживающий не узнаёт самого себя за переживаниями. Тогда мы не находим собственной середины, гоняемся за преходящими впечатлениями, считаем переживаемое реальным и страдаем, поскольку в конечном счёте всё равно ничего удержать невозможно. Таков великий рынок жизни, на котором все чего-то ищут. Главными тяготами здесь являются рождение, старость, болезнь и смерть, и помимо этого существа пытаются получить то, что им нравится, избежать того, что они не любят, уберечь то, что имеют, и справиться с тем, чего не могут изменить.
Упомянутый в той же фразе голый покой - это нечто одностороннее. Здесь мы не желаем переживать что-либо вообще, растворяя для этого представление о «я». Это достижение называется «малая нирвана», прекращение мешающих чувств, освобождение и состояние архата. В тысячелетних дискуссиях южных школ буддизма объясняется, что это высшая цель, которой ещё можно достигнуть в наше время.
Полное развитие ума достигается освобождением также и от представлений, сужающих видение. Оно называется «великая нирвана», удаление неведения, просветление и Состояние Будд. Оно включает в себя как «захваченность жизнью», так и описанный выше голый покой, но выходит за пределы и того, и другого. Практики охотно называют это «неклейкой нирваной», и это означает, что ум чувствует себя как дома во всем, что происходит или не происходит И последнее: почему Кармапа называет учение безупречным? Потому что оно всегда выполняет то, что должно выполнить. В нем есть и путь, и цель, оно приносит освобождение и просветление, а тем самым - беспрерывное счастье, и понятно, зачем нужно желать встречи с ним.

(выписки из этой книги пока не окончены и продолжаются в ветке "Махамудра: Квинтэссенция Ума и Медитации")

Не важно, что написано. Важно - как понято.

192

Re: 2 Буддизм Тибета

Строфа 7
Основание очищения — это сам ум, его единство ясности и пустоты;
Средство очищения — Великая Печать, великое упражнение Алмазного Пути;
Очиститься нужно от поверхностных завес ложных взглядов.
Пусть мы обретём плод очищения, совершенно чистое Состояние Истины!

«Основание очищения - это сам ум, его единство ясности и пустоты». Эта строфа посвящена понятию очищения и тоже насыщена глубоким смыслом. Сначала речь идёт об основании просветления, затем - о средствах его достижения, и наконец - о самом его плоде. Эти три вещи называются также «Будда-природа», «путь» и «цель»; они удостоверяют неотъемлемую свободу всех живых существ. Поскольку ум сам по себе просветлён и со всем связан во времени и пространстве, то всё достижимо. Посредством целенаправленной работы можно достичь освобождения и просветления. Хотя ощущения по своей природе нескончаемы, как отражения или волны, зеркало и океан остаются неизменными. Поэтому сравнивают истину с луной, которая отражается в каждой луже. Поскольку ум всегда являл собой пространство и светоносную ясность, действительно можно положиться на того, кто всё воспринимает: с ним не может случиться ничего вредного. Такая радостная уверенность исходит от первой строки.
Кармапа советует своим читателям несмотря на всякие непонятные ощущения и события доверять вневременной основе ума. Поскольку воспринимающий является пространством, сам по себе совершенен и неразрушим, то для него любое явление — подарок, и, значит, не нужно делать драму из ясности этого пространства - внутренних и внешних игр ума.
На Западе этот взгляд оказывает сейчас освобождающее влияние; он выпускает воздух из идеи о том, что во время медитационного углубления вообще нельзя думать, и помогает христианам, у которых никак не получается думать только хорошее. Какими бы странными и многочисленными порой ни были всплывающие ощущения, на самом деле, ничто вообще не может быть нечистым, поскольку и внешнее, и внутреннее по природе своей - ум. Всё возникает в его светящемся пространстве, меняется в нём, воспринимается им и снова там растворяется.
В религиях веры провозглашается понятие чистоты как состояние невинности и неопытности; оно многое исключает из жизни и всегда нуждается в защите. Тот, кто привык именно к этому значению, может вздохнуть с облегчением и расслабиться. Будда желает миру чего-то совершенно иного, и это-чистота, наполненная силой, сознательно питающаяся пестротой жизненных хитросплетений и обретающая проникающее видение для блага всех. Образом для сравнения могла бы служить не маленькая девственница, которую нужно оберегать от сильных впечатлений, но — зрелая женщина, без смущения направляющая свой проницательный взор на мир, со всей полнотой своего опыта.

Итак, ум сам по себе пуст, не является вещью, но в то же время в своём выражении ясен, богат и сознателен. Если бы уму не была присуща чистота, как его вообще можно было бы очистить? Кусок угля от чистки только уменьшался бы, но алмаз блестит всё ярче. ум ведёт себя как алмаз.
Взгляд Великой Печати основан на уверенности в том, что пространство, явления и восприятие неразрывно едины, влияют друг на друга и представляют собой беспрепятственную игру ума. Тот, кто разделяет этот взгляд, легко может находиться и в океане, и среди волн и замечать, как любое впечатление незамедлительно освобождает само себя и очищается собственной силой. Поскольку ум как пространство и ясность по своей природе всегда чист, то ему нужно только разглядеть это.
Но наш противник, кстати, далеко не трехметрового роста, даже если мы с ним ещё не справились. Нужно просто понять цепь своих конфликтов и рассечь её в определённом месте, или растворить все конфликты в пустоте. Их первопричина-безначальная неспособность ума осознавать себя всеобъемлющим. Это порождает мешающие чувства, которые, в свою очередь, вызывают неловкие действия и неуместные слова. Когда созревают их плоды, мы оказываемся в затруднительной ситуации, отягощённые своими привычками и неприятными переживаниями, — и если не проработать их и не сорвать с них маску, то они и в дальнейшем будут вызывать поведение, приносящее боль.
Мешающие состояния ума, хоть они и омрачают мироощущение неосвободившихся существ с безначальных времён, всё же остаются только на поверхности. Они не могут причинить вред безусловной пустоте, ясности и неограниченности ума. Особенно тем, кто имеет нездоровую тенденцию к вечному раскаянию, стоит поразмыслить: как может быть греховным или грязным то, что возникает из чистоты открытого пространства, играет в нём, распознаётся его ясностью и, в конечном счёте, снова возвращается во вневременное пространство?
Если мы распознали свойство мешающих чувств не присутствовать раньше, не присутствовать также и позже, а в данный момент непрерывно меняться, то благодаря Алмазному Пути мы получаем в своё распоряжение неограниченные средства для работы с ними. Миражи, попросту выражающие беспорядочную подвижность ума, можно искусно преобразовывать и даже превращать в мудрость и активность. Смыслом любого целительного пути должно быть познание сильного, но пока еще не обученного ума, направленное на благо всех.

«Очиститься нужно от поверхностных завес ложных взглядов» На высшем уровне главное - не оценивать. Очищение от мешающих мыслей и чувств наиболее действенно, когда не обращаешь на них внимания. Если просто заниматься своими делами, позволив им идти своей дорогой, то они быстро выпускают пар. Но при этом не нужно отказывать себе в удовольствии бросать иногда взгляд на их отчаянные выкрутасы. Некоторые из этих состояний можно сравнить с кинокартиной среднего пошиба, однако бывают и специальные предложения, из которых даже можно что-то почерпнуть. В то время как мы качаем головой при взгляде на то, к чему мы могли когда-то относиться серьёзно, внутренние тигры заметно теряют вес, а у крокодилов выпадают зубы. Мешающие чувства живут за счёт того, что получают подтверждение. Если они остаются вне игры, то их интенсивность постепенно убывает.
Проблемы имеют лишь ту силу, которую мы сами им придаём. Если мы глубоко это осознаём, то завесы, лежащие на поверхности, растворяются и появляется достаточно свободного пространства для счастливой уверенности в том, что бесстрашная мудрость, самопроизвольная радость и активная любовь составляют истинную природу ума. Нет более надёжного пути к просветлению. Тогда пространство превращается во вместилище и больше не является чем-то разделяющим , и из его всеобъемлющей открытости самопроизвольно рождается всё необходимое. Любой вид проницательности, радости и мужества проявляется без каких-либо усилий. В конце концов ум узнаёт себя как зеркало и отражения одновременно; он ясно видит свою природу - вневременную, светоносную, сочувственную и дальновидно мудрую. В состоянии высшей полноты он един со всем сущим. Он является всем и знает всё, и во всём выражается его лучезарное богатство.
Никогда не теряя плод очищения, практик щедро делится им с миром. Его самовозникшая ненапряжённосгь, активная здесь и сейчас для блага всех, позволяет другим познавать совершенство пространства. Так же, как рисунок на воде мгновенно растворяется снова, в Великой Печати всё безупречно и, в то же время, освобождено.

Строфа 8
Уверенность в правильности взгляда достигается отсечением сомнений в отношении основы;
Стержень медитации в том, чтобы неуклонно придерживаться этого взгляда;
Выдающееся поведение состоит в том, чтобы во всём искусно оттачивать осознавание,  приобретаемое в медитации.
Пусть мы будем иметь уверенность во взгляде, медитации и поведении!

Цель практического буддизма в том, чтобы узнать природу вещей. Будда принимает только реальные факты. Хотя наука почти каждым своим прорывом ещё больше подтверждает его высказывания, — всё же, если бы какое-либо её утверждение явно доказывало, что буддизм где-то ошибается, то нужно было бы доверять науке. Это хотел бы сам Будда! Он не выдвигает никаких догматов, и даже при самом скрупулёзном исследовании его поучения должны оставаться логически обоснованными и применимыми в жизни. Поэтому вопросы, даже назойливые, необходимы. Но, судя по опыту, они означают, что человек просто ещё недостаточно узнал или «зациклился» на каких-то бессодержательных, исключительно формальных высказываниях, которые трудно услышать от Будды. Бывает, что мы смешиваем поучения о пути и цели - то есть, путаем относительный уровень (то, какими вещи кажутся) с абсолютным (их истинной природой). Таким образом, учение Будды может только выиграть благодаря основательному анализу. По всей видимости, среди религиозных лидеров только Будда имел основополагающее доверие к существам, и это обидно. Нет ничего прекраснее свободных людей.
Соответственно, он не прибегает ни к какому давлению, не принуждая никого верить в то или иное. Человек должен делать только то, что для него самого убедительно. Любое подлинное развитие может происходить лишь на основе понимания и доверия. Будде не нужны были ни паства, ни подпевалы. Тот, кто понимает его объяснения природы вещей и применяет их в медитации, сможет всё более настойчиво держаться за осознавание своей Будда-природы. Таким образом, посредством упражнений поучения Великой Печати превращаются в стойкий опыт, и если всё ещё сохранялись какие-то сомнения, то они в процессе медитационного погружения становятся проникающим видением. Благодаря тому, что мы просто наслаждаемся достигнутой уверенностью, все узлы развязываются. Злость превращается в способность ясного восприятия, свободного от помех; убывающая гордыня позволяет замечать, как всё многослойно и богато; страстные желания, растворяясь, дают способность проводить различия; а там, где взгляд омрачали неведение и запутанность, возникают всё более частые радостные мгновения прямого видения. Так медитации Алмазного Пути связывают ум с его вневременной силой. Вне надежд и опасений, вне удерживания и неприятия, они ведут к окончательной непоколебимости; крючки поучений выдёргивают наружу кольца врождённой мудрости существ. Между переживаниями и за ними, а также и сквозь них он проявляется как свет ума.

Поучения Будды своеобразны и дают совершенно особенный уровень видения также и в том, что касается отношения к мыслям. Кармапа советует не препятствовать мыслям - это, как показывает опыт, может вызвать внутренний эффект «матового стекла» - и не стараться удержать приятные ощущения, что до сих пор никому не удавалось, а «набирать вес», пребывая в состоянии осознанности. Это непреклонное доверие к самому воспринимающему является характерным признаком учения Будды. Когда ученики Миларепы раздражались из-за мыслей и чувств, он говорил им: зачем сетовать на то, что есть кусты и облака, когда вы знаете бесконечность гор и океана? В поучениях Великой Печати ум сравнивается также со слоном, а мысли с колючками. Колючки острые, но у слона толстая кожа.

Действительная медитация означает, что мы осознанно покоимся в том, что поняли и признали как истинное. Когда ум в результате этого очищается и прибавляет в силе, мы просто становимся лучше. у всех буддийских медитаций цель только одна: они должны способствовать свободному от усилий пребыванию в том, что есть. Медитация должна вызывать раскрытие всех способностей ума. Свойственная уму проницательность, пробуждаясь, переживает самоё себя как в высшей степени отрадное состояние, в котором непринужденно и по-разному проявляется внутреннее Богатство.

Именно это и называется выдающимся поведением - черпать из полноты возможного с убеждённостью в том, что высшая истина равноценна высшему блаженству, а пространство само по себе безгранично. Эта свежая смелость, которая всё освобождает, возникает вследствие шлифовки драгоценного камня ума. В результате то, что было признано правильным в голове, падает в открытое сердце. Изнутри это переживается как состояние «само собой разумеется». Таким образом, имеющее смысл для повседневности, но всё же узкое видение «или-или» обрамляется освобождающим «и то, и другое». По мере того, как просветлённые круги силы всё яснее ощущаются и во внешнем мире, и в нашем собственном теле, наше счастье становится безбрежным.

Медитация во всём? Это означает, собственно говоря, не терять осознавания того, кто осознаёт. Многие чувствуют, насколько это важно, но, к сожалению, мало кто считает себя способным это делать. Но это и нелегко. Здесь нужны длительные сознательные усилия, постоянные повторения упражнений, оттачивающих взгляд, до тех пор пока воспринимающий не научится больше не терять ощущение самого себя даже в потоке самых интенсивных переживаний. Если всё остаётся нескованным и подобным сну, если везде видится много простора, то уже можно считать, что мы на верном пути. Неведение ведь было всегда, и победа над столь цепким противником может потребовать времени.
Здесь любые вложения сил оправдывают себя, и прежде всего - те, что рассчитаны на долгое время. Каждая мантра имеет смысл, каждое стремление придать свежесть взгляду Великой Печати приносит пользу. Если видение, медитация и поведение дополняют друг друга в жизни, желанные результаты обязательно придут. С удивлением видишь, как впечатления, которые накапливались в подсознании существ с безначальных времён, превращаются в различные виды просветляющей мудрости.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

193

Re: 2 Буддизм Тибета

надо же, до сих пор не забанили "просто Соня"

194

Re: 2 Буддизм Тибета

Строфа 9
Все явления суть миражи ума;
Ум — это не «какой-то один» ум, он — пуст по своей природе;
Всё — пусто, но одновременно проявляется беспрепятственно.
Пусть мы при помощи точного исследования узнаем настоящую природу ума!

«Все явления суть миражи ума». Всё внутри и снаружи - игра ума. То, что восприятие мира зависит от чувств и внутренних состояний воспринимающего, известно по крайней мере когда дело касается других. Такое благоразумие — более редкое явление в отношении самих себя. Похоже, что рай и ад совершаются в собственном уме, и каждый создаёт мир сам для себя. Эта закономерность называется «карма», и, у этих обусловленных состояний нет начала. Они сильны лишь до тех пор, пока ум не узнает своё вневременное пространство, неразрушимое зеркало позади отражений.
Откровение Будды, что высшая истина равнозначна высшей радости, действует освобождающе. любой подъём духа сам по себе является богатством и радостью; Будда же настаивает на том, что пространство само по себе является радостью, и этот взгляд приносит всеобщее избавление.
Но утверждение, что все создается умом, относится в равной степени и к внешнему миру. совместно воспринимаемый мир является игрой ума, обладая не большей реальностью, чем коллективный сон. Сейчас, когда люди научились конденсировать частицы из света, разделение между бытиём и небытиём исчезло, и их можно назвать двумя сторонами одного целого. Эти слова в действительности означают конец всего стесняющего во времени и пространстве.

Но как можно объяснить при помощи двойственных понятий возникновение и исчезновение вселенных? Вот объяснение Будды.
Однажды мир сгорает, и это событие очень похоже по описанию на представления звездочётов о том, что произойдёт через десять миллиардов лет. И тогда потоки сознания тех существ, которые ещё не достигли освобождения и не знают собственной природы, присоединяются к обитателям других исчезнувших миров где-то в бескрайнем пространстве.
Когда накапливается достаточная масса умственных впечатлений — кармы, сгущается новый мир. Это происходит автоматически. Поскольку пустота не является чёрной дырой, но содержит в себе все возможности. Так, мудрость осознавания богатства всех явлений - коллективная гордость непросветлённых существ - вызывает возникновение всего твердого; зеркальная мудрость - их злость - рождает всё текучее; различающая мудрость - привязанность существ - проявляется как тепло; мудрость опыта - их ревность - становится постоянным движением, подобным движению ветра; а всепроникающая, спонтанно возникающая мудрость, ошибочно воспринимаемая как изначальное неведение, вызывает недооценку пространства: оно приравнивается к разделению и дистанции. Вследствие последнего заблуждения мы не видим пространство как вместилище, не замечаем, что вокруг вещей всегда гораздо больше простора, чем между ними. Итак, внешняя рамка, мир, сгущается из коллективного сознания существ, и одновременно их карма проявляется как способ контакта с этим миром — их тело и восприятие. Поэтому краеугольным камнем в буддизме является поучение о том, что ум — творец всего. Не только наше восприятие мира - это ум, но также и сам мир.

Когда развитие существ делает возможным получение абсолютного знания об уме, безграничная любовь и сила пространства выражаются в появлении Будд, которые указывают путь к освобождению и просветлению. Если позволяют условия какого-либо времени и места, то в бесчисленных мирах рождаются просветлённые, которым знакомы прошлое, настоящее и будущее. Всё в их жизни является примером, и их цель исключительно в том, чтобы освобождать всех существ от неведения и боли. Их влияние часто сохраняется в мире в течение нескольких тысячелетий.
В начале периода их деятельности Будд понимают непосредственно, затем следует время, когда их средства, главным образом, всесторонне используются в медитации. После этого тексты толкуются и изучаются интеллектуально. Затем люди довольствуются бессодержательными обычаями и монашескими одеждами. И наконец, после дальнейшего упадка влияние Будды заканчивается. Люди становятся грубыми по отношению друг к другу и к самим себе. И только после многих ненужных трудностей они снова готовы оставить в промежутках между своими мешающими чувствами так много пространства, что может появиться следующий Будда. Благодаря его учению повторяется та же волна духовных предложений, опять многие достигают освобождения или просветления, пока абсолютный взгляд не теряется снова и не наступает опять «тёмное» время.

На самом деле, эти пять периодов по 500 лет, предсказанные Буддой нашей исторической эпохи - Буддой Шакьямуни, завершились в Азии 50 лет назад. Неприятно, когда так точно сбываются плохие предсказания, но большинство старых буддийских культур в наше время либо стали жертвой жадного материализма, как в Японии, Таиланде и часто среди китайцев за пределами Китая, или подверглись уничтожению в результате насильственного приобщения к господствующей идеологии на севере и расцвета национализма на юге Азии. Сегодня живые поучения Будды уровня Алмазного Пути хранят только государство Бутан и тибетские беженцы.
Однако похоже, что достаточное количество людей с подходящей для буддизма кармой нашло своё перерождение на Западе. Решающее знание о природе ума может сегодня применяться в свободных культурах европейского типа, существующих в мире, и не исключено, что однажды оно даже вернётся оттуда в Азию свежей струёй.

Таков был смысл первого высказывания Карманы при взгляде через телескоп. Каков он, если посмотреть через лупу? Это объясняется в следующих строках.
После того, как внешний мир показан в качестве ума — «все явления суть миражи ума», - если поискать сам ум, то всё вещественное исчезает. То есть, на самом деле нет ничего, что можно было бы назвать умом. У него нет ни размера, ни очертаний, ни формы, ни вкуса, ни напряжения, и он даже не является никакой «тонкой материей» (что бы это понятие ни означало), как хотелось бы его видеть некоторым, кто испытывает недостаточно доверия к пространству. У него нет никаких черт, позволяющих «показать на него пальцем», найти или обозначить его каким-либо образом. Он - пуст по своей природе и не является вещью. Состояние Истины ума есть тот факт, что этот бесконечный простор свойственен сознанию, как это могут ощущать в моменты внезапных вспышек вдохновения и те, кто не занимается медитацией.

«Всё-пусто, но одновременно проявляется беспрепятственно». Эта строка указывает на качества, воспринимаемые как ясность и безграничность ума. Она подразумевает Состояние Радости и Состояние Излучения, характеризуемое мощными, направленными в будущее делами. Состояние Излучения проявляется в виде существ, которые сознательно перерождаются для блага других в силу прошлых обещаний. Хотя ум, как это описано выше, свободен от каких-либо собственных черт, возникает всё снаружи и внутри как присущее ему богатство. Радость и полезные действия рождаются из его пространства, играют в нём свободно, узнаются его ясностью и снова исчезают без усилий, возвращаясь в его неограниченность.

Хотя ум сам по себе неуловим, он проявляет бесконечное разнообразие. Он позволяет всему возникать, он охватывает и осознаёт всё, что происходит и может происходить в его внешнем и внутреннем пространстве. Убедительнее всего здесь пример сна. Постоянно изменяющийся внешний мир -это общий сон всех существ.
Это отсутствие подлинной реальности охватывает как природу мыслей и чувств, так и кажущийся столь твёрдым мир.
Проявление и непроявление лучше всего понимать как стороны одного целого, этот проникающий взгляд даёт приятное ощущение обилия пространства. Он показывает всеобщую обусловленность и даёт зрелость и понимание того, что только воспринимающий, пространство-ясность-неограниченность ума — нечто действительное и истинное, а всё переживаемое возникает и снова исчезает. Но наша наука ещё не продвинулась настолько, чтобы определять мир как результат накопленных впечатлений и чувств его обитателей.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

195

Re: 2 Буддизм Тибета

Строфа 10
Самовыражение, которое не существует как таковое, понимается как нечто вещественное;
  Из-за неведения самоосознавание определяется как «я»;
Приверженность этой двойственности вызывает блуждание в обусловленном мире.
Пусть мы сможем вырвать корень ошибки — неведение!

Кармапа указывает сначала на ясность ума, и во вторую очередь на его природу пространства. Он говорит об отражениях прежде зеркала, о волнах прежде океана, и вроде бы подчёркивает воспринимаемое больше, чем воспринимающего.
«Самовыражение, которое не существует как таковое, понимается как нечто вещественное». Беспрестанные игры ума, внешне возникающие как воспринимаемые миры и обстоятельства, а внутренне - как непросветлённые мысли и чувства, из-за изначального неведения переживаются как реальные и существующие сами по себе. Мы думаем: «Это- есть», «Таково настоящее положение дел», «Таково моё настоящее ощущение». Причина такой интерпретации мира - в инертности наших органов чувств. Но если пристальнее рассмотреть как внешний, так и внутренний мир, то там не найдется ничего твёрдого. Все колеблется и трансформируется всё время, будь то вселенные, атомы, мысли или чувства; всё, что мы воспринимаем, постоянно находится в потоке изменений. Например, сначала вода в стакане — это внешний объект. Затем мы её выпиваем, и вот она уже — часть нас. А несколько позже остается только надеяться, что выпущенный нами азот поможет вырасти паре цветочков. Подобным же образом изменяются внутренние состояния, и иногда существа способны отнестись к ним с большей дистанцией, а иногда оказываются всецело ими захвачены. Несмотря на то, что кадры постоянно сменяются, вплоть до освобождения мы считаем весь этот диснейлэнд настоящим.

Подобно тому, как проявление ума (его ясность) понимается как нечто вещественное и поэтому отдельное, его осознанность (воспринимающий) сводится к ограниченной идее «себя», или «меня». «Из-за неведения самоосознавание определяется как «я»». Но эта двойственность — всего лишь идея. В древних текстах используется метафора с глиняным кувшином: когда он разбивается, исчезает граница между воздухом снаружи и внутри, и выясняется, что прежняя разделённость была лишь кажущейся.
Нечто реальное должно обнаруживать стойкие признаки реальности. Но только воспринимающее пространство отвечает этому условию. Будучи пустым по своей природе и свободным от каких-либо сужающих признаков, оно не ограничено временем и местом и содержит в себе все совершенные качества. Кроме того, оно действует, проявляя активную любовь, и потому предоставляет нам подлинное прибежище.

2550 лет назад Будда не уставал объяснять своим ученикам, каким образом помехи поражают ум, который, судя по всему, должен быть столь способным. Он сравнивал ум с глазом, который всё ясно распознаёт, но не видит сам себя. Вследствие этого его воспринимающее пространство, уровень истины ума, недооценивается и определяется как «я». Хотя ни тело не является прочным, ни чувства и мысли не обладают какими-либо конкретными качествами, будь то размер, цвет или форма, эта неверная оценка увековечивается вневременной привычностью. Из-за привязанности ума к своим сменяющимся ощущениям, его ясность — всё, что ум воспринимает как снаружи, так и внутри - превращается в «тебя» или нечто самостоятельное. Поскольку вплоть до просветления мы не способны видеть, что пространство и его одаренность, воспринимающий и воспринимаемое - это разные стороны одной и той же неограниченности ума, то появляются главные мешающие чувства: запутанность, привязанность и отвращение. Из них возникают гордость исключающего типа, жадность и зависть, и из их многообразных сочетаний. Будучи обусловленными и переменчивыми, они всё же переживаются как настоящие и приводят поэтому к бесполезным мыслям, неуместным словам и неловким поступкам. Когда посеянные таким образом недоброкачественные впечатления созревают в виде сложностей, внутренних и внешних, то мы по привычке сваливаем вину на других и обеспечиваем себе тем самым плацдарм для дальнейшего трудного поведения.

Если бы мы могли видеть в этих мешающих состояниях то, чем они являются, всё было бы легко. Мы бы тут же определяли их как плохие фильмы на своём внутреннем экране — фильмы, которые умный человек смотреть не стал бы. Но — мы этого не делаем. Быть непросветлённым - это как раз и означает подавляющую неспособность выбирать желанные состояния и не обращать внимания на проблематичные. Мы относимся к всплывающим чувствам как к настоящим , в большинстве случаев не понимая, что мы сами же создали для них причины, что каждый безостановочно творит свою собственную жизнь и карму. «Приверженность этой двойственности вызывает блуждание в обусловленном мире». Субъект видит только ощущаемое, и с ним случается то или это. Не сознавая, что только воспринимающий реален и един со всем сущим.

Воспринимающее пространство и воспринимаемые им чувства, мысли и миры кажутся отличными друг от друга, однако беспристрастное рассмотрение показывает, что их скорее можно сравнить с волнами или течениями в океане, или с паром, облаками и дождём как различными формами проявления воды. Они являются выражением одного и того же.
...из общераспространённого понимания мозга как производителя сознания следовал вывод, что с разрушением мозга исчезает и ум. Эта идея была весьма безрадостной, означая непривлекательное «ничто» после смерти, и то и дело подвергалась сомнению, поскольку противоречила столь многим фактам. ...С тех пор наши неописуемо блаженные откровения о единстве сознания и внешнего мира получали всё больше научных подтверждений.  Похоже, становится бесспорным положение о том, что все явления - это ум, а он по своей природе - открытое пространство.
Внутренне это выглядит следующим образом. Мы можем весьма убедительно описать воспринимающего как сознательное пространство — то, что знает и понимает. Умственные потоки существ -это движения внутри него, подобные течениям в океане. Но нетрудно представить себе, что чувствует непросветлённый ум, испокон веков опирающийся на иллюзию «себя». Не зная необусловленной и вневременной грани своего восприятия, он не может пробиться сквозь причины и следствия и после расставания с очередным телом стремится, согласно своим привычкам, к новому состоянию узости. А всё ведь могло быть так просто! Раз у ума нет никаких вещественных признаков, - он подобен пространству без начала и конца. Но, пока он этого не поймёт, он ошибочно принимает поток своих впечатлений за нечто истинное и блуждает в обусловленном мире.

Это подобие сну, как уже было сказано, относится не только к внутренним ощущениям, но и к миру, внешней рамке, которая видится всеми как реальная. Где ее реальность? Частички, из которых она состоит, исчезают в пространстве так же, как появляются из него. Без стесняющих представлений о существовании и несуществовании, проявлении и пространстве, автоматически раскрываются все просветленные качества тела, речи и ума. «Если нет ничего, внутри или снаружи, то это пространство ума; когда что-то появляется, будь то миры снаружи или ощущения внутри, то это его ясность, беспрепятственная игра; тот факт. что возможно и то, и другое - это его неограниченность»

То, что пространство и ясность свободно играют и неразделимы, свидетельствует о бесконечных возможностях пространства. Это современный способ выражения. Будда 2550 лет назад учил этому такими словами: «Форма есть пустота, пустота есть форма, форма и пустота неразделимы». Уже тогда он знакомил мир с этим прозрением .дарящим окончательное освобождение. Тот, кто понимает, что все есть ум, должен лишь доверять своей мудрости, поскольку он вырвал все корни неведения.

Но удалить можно только то, что стоит на пути просветленного опыта. Невозможно ничего отнять у неограниченного ясного пространства ума, и также невозможно к нему ничего прибавить. Ученые веками пытались постичь его посредством понятий, однако постижение приходит лишь по ту сторону всех идей. Несмотря на примеры столь многих великих практиков, в это, похоже, трудно поверить.
...Так и с теми, кто ищет ум в своих мыслях, идеях и чувствах, не обнаруживая, что именно ищущий является предметом поиска. Именно ум видит и воспринимает. Чем больше смотришь на мир через призму такого отношения, тем бессмысленнее становится все двойственное. События и пространство тогда суть грани единого целого, которое играет в проявлении - а также в непроявлении - нескончаемого многообразия. Сила подобного сознания «и то, и другое» так велика и многогранна, что пропадает всякий страх собственной открытости.
Представители Алмазного Пути также и в наше время показывают, как можно трансформировать любую ситуацию в самовозникшую радость. просветление - непоколебимо, безгранично и лежит по ту сторону всех концепций. Ощущается нечто ценное, всеобъемлющее и мощное.


Строфа 11
Он — не существующий, ибо даже Будды не видят его;
Он — не несуществующий, ибо являет собой основу всего, — как запутанности, так и проникновения в суть;
Здесь нет противоречий, это — срединный путь единства.
Пусть мы познаем реальность ума, свободную от ограничений.

Чтобы передать всепобеждающее проникновение в природу ума, в этой строфе Кармапа, как обычно, сначала обращается к его пространству. Способность покоиться в самом мгновении и быть во всём как дома является неописуемым богатством. Здесь речь идёт о глубочайшем опыте.
Ум невозможно отыскать как нечто вещественное, и он не существует в качестве объекта восприятия Просветление молодого Сиддхарты Гаутамы как раз и наступило вследствие осознания того, что нет никакого собственного, отдельного ума Тогда отпали надежды и опасения, ограничения типа «завтра и вчера», привязанность и отвержение. Беспрепятственное раскрытие сознания сделало его Буддой. Будда называет его «пустым». Сегодняшнему пониманию будут, пожалуй, ближе такие слова, как «подобный пространству» или «не вещь» Японцы, в соответствии со своими склонностями, говорят о «не-уме», подчеркивая тем самым простую истинность ума, его самодоказанность и его пространственность, в то время как три «старые» школы Тибета - школы Алмазного Пути — главным образом воодушевляются многообразными проявлениями его аспекта радости. Ведь происходят самые разные вещи, постоянно возникают и исчезают миры и ощущения снаружи и внутри, и тот факт, что возможно и то, и другое — и пространство, и явления в нем - не содержит в себе противоречий, но показывает неограниченность ума, в которой все сходится. Если мы настроены прежде всего на то, что ум - это пространство, мы в первую очередь становимся бесстрашными. То, что не является вещью по своей природе, нельзя разрушить. Бесстрашие не означает, что мы пренебрегаем этой жизнью, речь идет о глубокой неустрашимости, пропитавшей нас до мозга костей Мы точно знаем и чувствуем то в нас, что воспринимает все преходящие явления, само по себе неразрушимо. Эта абсолютная уверенность создается возрастающим осознаванием того, что ум по своей природе — пространство.

И почему же это осознавание так меняет людей? Потому что ранее они были беззащитны.
В начале духовного развития почти каждый думает, что является своим телом Но тогда подтверждается реальность болезни, старости, смерти и потерь, и боль неизбежна Если мы меняем коня и начинаем думать, что являемся своими мыслями и чувствами, то это не очень нам помогает. Будучи обусловленными, мысли и чувства по своей природе изменчивы и лишены какой либо стабильности. Невозможно удержать приятные состояния, и особенно запутывает то, что плохие состояния становятся тем сильнее, чем больше с ними борешься

Если мы приходим к осознанию того, что ум означает массу возможностей, но сам он неизменен, - то многообразие его проявлений становится радостью Тогда все внешнее и внутреннее ощущается как его богатство, свежее и неповторимое само по себе. Сознание связывает и охватывает все, и мы действуем, опираясь на эту мудрость, «здесь и сейчас». Запутанность и обусловленное новое понимание свободно играют и снова растворяются в бесконечном пространстве. Поэтому Кармапа описывает ум как не существующий и одновременно не «несуществующий».

Что без противоречий связывает эти два высказывания об уме? Понимание того, что и пространство, и ясность являются неотделимыми друг от друга сторонами одной и той же неограниченности. Эти две строки дополняют друг друга в срединном пути единства, неклейкой нирване по ту сторону запуганности и скованности голым покоем. Они показывают беспредельность природы ума. Хотя его можно описать только как безграничное сознательное пространство, это пространство охватывает и ощущает всё, что есть. Осознание этого есть просветление, а не-осознание - запутанность, которая свойственна всем непросветлённым существам и ведёт к переживанию мимолётных состояний и страданий обусловленного мира.

Тот, кто вместо сменяющихся отражений осознаёт зеркало и не теряет из виду глубину вневременного океана под волнами, кто может осознавать осознающего сквозь всё осознаваемое, - безостановочно и без сомнений работает для блага всех существ. Он, в то же время, смотрит на страдание и счастье с одинаковым радостным изумлением просто оттого, что такие явления возможны. Постижение того, что ум ничем не скован, приносит свободу и позволяет наслаждаться и ожидаемым, и неожиданным, не теряя силы. Именно это состояние является целью медитаций Алмазного Пути.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

196

Re: 2 Буддизм Тибета

Строфа 12
Невозможно указать на него посредством утверждения, сказав:
«Этим он является»; Невозможно указать на него посредством отрицания, сказав: «Этим он не является»;
  Реальность, неподвластная рассудку — несоставная.
Пусть мы найдём убеждённость в окончательном значении!

Ум невозможно описать как то или это, поскольку у него попросту нет никаких субстанциональных свойпв. Но его нельзя и отрицать: ведь мы постоянно что-то ощущаем. Непросветлённые же существа считают происходящее реальным. Ум как воспринимающий есть вневременное пространство. То, что возникает снаружи и внутри, изменяется, воспринимается и снова исчезает - это его ясность. Тот факт, что может быть и то, и другое, что между ними происходит постоянный взаимообмен и они никак друг другу не препятствуют, показывает неограниченность ума Ум в любом случае может узнать сам себя лишь за пределами всех понятий, и быстрее всего это происходит на основе всепоглощающего чувства благодарности, доверия и открытости, которое мы ранее назвали преданностью Такое искреннее стремление к совершенству оставляет все меньше места для надежд и опасений Так представления о существовании и несуществовании теряют свой корень, и ум вынужден узнать себя.
  Нет другого совершенства, кроме познания собственного ума, и на одном концептуальном понимании далеко не уедешь Лишь благодаря повторению одних и тех же простых основных положений подобные поучения оседают достаточно глубоко и приносят непоколебимую внутреннюю зрелость, на которую можно положиться.

Хотя само это открытие, что счастье можно найти только в уме, уже является результатом очень хорошей кармы, все же на пути еще есть над чем поразмыслить Главный источник проблем непросветленных существ - это ошибочное восприятие, заставляющее нас считать себя личностью, неким «я», реально существующим и отделенным от целого. Отсюда следует желание наделить это воображаемое «я» неизменными и приятными качествами. Однако это совершенно невозможно, поскольку все, что можно вообразить, относится к области обусловленного.
Но, как бы мы ни старались придать «съедобные» качества этому несуществующему на самом деле «я», - затраты вряд ли окупаются. Если пытаться сделать из несуществующего себя или меня «одухотворенную личность» или «возвышенное я», то теряется собственная середина.

«Реальность, неподвластная рассудку - несоставная» В отличие от сказанного выше, глубокое доверие к «здесь и сейчас» приводит все к полному расцвету. Здесь мы видим, что высшая истина есть вневременная радость, сила, уверенность и любовь, что все совершенные качества возникают сами собой из лучезарного пространства. Вне всяких сомнений становится ясно, что существа -как мы сами, так и все остальные — являются Буддами, которые этого просто еще не осознали, и что мы окружены сферой высшей радости, где каждая частица дрожит от наполненности и скрепляется любовью. достаточно очистить восприятие. Даже самые прекрасные ожидания и самые милые сны наяву меркнут на фоне богатства всего, что происходит в действительности. Просветление - это осознание умом своего пространства ясности-неограниченности. С тех пор присущие ему совершенные качества проявляются без конца.

Так в чем же окончательный смысл того, что называется просветлением?
Собственно говоря, Великая Печать - это ничто иное, как постоянное, осознанное и безудержное самораскрытие очищенного ума. Основу для этого предоставляет вневременная Будда-природа всех существ, а пути ведут к слиянию с просветлением, как можно раньше подкреплённому реактивным зарядом высшего взгляда. Цель выражается в самоосвобождающем, свободном от усилий проявлении всех возможностей пространства.
Как выглядит это состояние ума в жизни? Если кто-либо постиг, что его природа — пространство, то в его поведении неуклонно просматривается глубокое видение и уверенность. Благодарность и состояния радости, возникающие без внешних причин, показывают, что он осознаёт игривую ясность ума. Наконец, его пребывание в неограниченности ума выражается через сочувствие.
Достигший просветления действует без иллюзии разделённости между действующим, объектом и действием. Просветлённые виды мудрости также возникают сами собой в «здесь и сейчас», без всякого напряжения. Их преображение заслуживает того, чтобы упомянуть о нём неоднократно. Злость распознаётся как зеркальная мудрость, гордость становится уравнивающей мудростью, привязанность — способностью проводить различия и даже запутанность предстаёт в новом обличье — как всепроникающее глубокое видение. Нетрудно понять, почему Кармана рекомендует это «окончательное значение» как желанную цель!

Строфа 13
Не познавший природу ума дрейфует по океану запутанности,
Осознание же её — ничто иное, как состояние Будды.
Тогда отпадает всякое «он — это, он — не то».
Пусть мы постигнем природу реальности, основу всего!

«Не познавший природу ума дрейфует по океану запутанности». Как опыт обусловленного мира, так и страдание существ имеют только одну причину: непросветленный ум не осознаёт сам себя. Не распознающий зеркало за его отражениями, не видящий океана под его волнами считает обусловленное и преходящее реальным. В результате ум тянут туда-сюда приятные и неприятные переживания, он растрачивает свою силу в надеждах и опасениях и неизбежно зависает в прошлом и будущем.
Неспособное понимать, что воспринимающий, воспринимаемое и восприятие взаимодействуют и являются разными сторонами единого целого, пространство ума осознаёт себя как «я» и переживает свою ясность, свою беспрепятственную игру как «ты» или что-то от себя отделённое. Из этой ощущаемой, однако не существующей двойственности возникают основные мешающие чувства - запутанность, привязанность и отвращение, и они влекут за собой дальнейшие обременительные состояния.
Если разобраться как следует, то переживание мешающих чувств - как, впрочем, и все другие страдания - это самоочищение ума Таким образом мы сбрасываем с себя груз Если удается не впутываться в новые несчастья, позволяя этим состояниям проходить мимо, то с их уходом мы освобождаемся от трудных подсознательных впечатлений. Уже само их появление представляет собой очищение ума.

Коварство мешающих эмоций в том, что, несмотря на их призрачность, они кажутся реальными и побуждают к соответствующим действиям. Так продолжается до освобождения. Если не очиститься от недоброкачественных семян, засеянных под их воздействием посредством тела, речи и ума, то семена эти впоследствии созреют в виде внешних и внутренних сложностей. Они всходят всегда, если не были вовремя удалены при помощи медитации. Пока нет знания природы ума, любое событие окрашено внутренним отношением и ограничено во времени и пространстве. Поскольку мы воспринимаем лишь череду собственных переживаний, но не вневременное пространство сознания, то цепочка обусловленных перерождений не прерывается, и даже самые счастливые из непросветленных существ не покоятся сами в себе и не обладают самоудовлетворённостью, свободной от желаний. Они также хватаются за счастье и стараются избегать всякой боли. Они тщетно пытаются держаться за приятное и обходить все проблематичное, хотя это, по сути, невозможно.
«Осознание же её - ничто иное, как состояние Будды». Понимание ума таким, какой он есть и был всегда, приносит моментальное освобождение. Это - конец всякой обедняющей двойственности. Узлы мешающих чувств развязываются сами собой, лишаются корня неловкие действия и неуместные слова, а собственные болезненные ощущения и комичное поведение будет лишь вызывать удивление. Из простора ума проявляются все его вневременные совершенные качества. Если мы постигли то, что воспринимающее пространство неразрушимо, обладает бесконечным богатством выражения и в своем многообразии неподвластно никаким препятствиям , — то это сводит на нет все ожидания и опасения. Когда лучезарная мощь ума все отчетливее узнает себя за своими чередующимися впечатлениями, проявляются бесстрашное всеведение, самопроизвольная радость и активная любовь Это и есть состояние Будды.

Все обусловленное находится в постоянном течении; бытие и небытие, проявление и непроявление суть выражение одного целого, и поэтому невозможно постичь ни внешний, ни внутренний мир посредством взгляда «или-или» Хотя на относительном уровне приходится действовать так, будто воспринимаемый в данный момент мир явлений - настоящий, в окончательной перспективе все, и внутри, и снаружи,- составное и мимолетное.
  Сам Будда называл мир явлений бредовой идеей, радугой, пузырём на воде, миражом и тому подобным. Современный взгляд определил бы этот мир как внешнюю рамку, которая беспрерывно сгущается из бесчисленных общих тенденций существ и видится через цветные очки личных меняющихся настроений. И то, и другое обусловлено кармой, причинно-следственной связью, и от этого можно освободиться. Растворение привычки окрашивать мир в гамму собственных чувств называется освобождением, и если добавить к нему исчезновение всех застывших идей, тогда это - просветление. Тогда ум функционирует и наслаждается всем без препятствий.

Миры, которые с абсолютной точки зрения являются свободной игрой возможного, а в свете обусловленного понимания - соответствуют наклонностям существ, а также наше собственное восприятие этих миров - всё это ум. Они состоят из того, что рождается из пространства на основе наследственности, органов чувств и изменчивых состояний существ и что те в результате переживают. Поскольку всё это не обладает никакой прочностью, проникающее видение того, что ум сам по себе — ясный свет, тут же открывает перед нами возможность вневременного, ничем не окрашенного восприятия. Это видение разоблачает ограниченное восприятие «завтра и вчера», удержание и отталкивание как обусловленные и необязательные. Истинное постижение обрёл тот, кому нет нужды что-либо доказывать или оправдываться, кто во всём выражает богатство ума.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

197

Re: 2 Буддизм Тибета

Строфа 14
Проявление — это ум, пустота — тоже;
  Познание — это ум, заблуждение — тоже;
Возникновение — это ум, и растворение — тоже.
Пусть мы перестанем что-либо приписывать и отрицать в отношении ума!

Всё есть ум, независимо оттого, доступно ли это идеям и понятиям. тот, кто покоится сам в себе, располагает всем. Вся самопроизвольная активность, все озарения будут с нами, если мы не зависаем в «завтра и вчера», если позволяем переживающему, переживаемому и переживанию быть едиными, не надеемся и не опасаемся. Химера нашего «я» недолго выдерживает растущую уверенность в том, что всё само по себе истинно и без усилий самодостаточно. Тогда рассыпается карточный домик эго, и естественно проявляются просветлённые свойства ума.
Проявление обозначает ясность ума, его богатство и разносторонность. Какими бы реальными ни ощущались вещи, ничто не остаётся навсегда. Как при внешнем, так и при внутреннем рассмотрении всё оказывается обусловленным и составным. Как все наши ощущения не останутся с нами, но рано или поздно вернутся в пространство, так и во всём материальном нет никаких строительных кирпичиков, которые придавал и бы ему реальность. При столкновении друг с другом в циклотроне исчезают даже мельчайшие частицы, и тогда весь мир предстает как уже описанный ранее коллективный сон.
Пустота указывает на пространственную природу ума, на его вневременную основу - то есть, на самого воспринимающего, на «еще не случившееся». Ее простору свойственны все возможности, и никакая карма, никакие накопившиеся в сознании впечатления не могут как-либо ее сузить. Она была, есть и всегда будет абсолютно свободной.

«Познание — ум». Это слово обозначает состояние, в котором ум осознаёт свою собственную природу: когда глаз смотрит в зеркало и видит сам себя, когда океан сознаёт себя под волнами, когда воспринимающий узнаёт себя как вневременный ясный свет. В это мгновение беспрепятственно излучаются нескончаемые качества ума. Не подвергаясь влияниям извне и помехам со стороны тех или иных представлений, эти качества будут постоянно свидетельствовать о том, что просветление — это ничто иное, как познание пустоты, ясности и неограниченности сознания.

Заблуждение означает состояние ума, предшествующее осознанию им своих абсолютных свойств. Тогда видится не вневременное зеркало, но его картинки. Тот, кто не обладает неразрушимым доверием к пространству, считает преходящие события и собственные представления настоящими и, в зависимости от своего нрава, так или иначе реагирует на них. Он тогда подобен глазу, который воспринимает только впечатления, но не самого себя.
Возникновение - это свободное развёртывание ума, его игра, выражение его способностей. Здесь появляются Будды из энергии и света со своими энергополями, уровнями чистого присутствия. Отсюда гораздо легче удаётся сделать следующий, окончательный шаг в Состояние Истины, чем из обремененного различными чувствами повседневного сознания.

Растворение означает самоосвобождающее возвращение проявлений и ощущений в пространство. Если уметь при этом не терять осознавания того, кто осознает, не опираясь на какие-либо внешние или внутренние средства, то это есть всепроникающее ясное видение. В медитации Алмазного Пути мы можем в полной мере достигать этого в удачной фазе завершения, когда мы спиваемся с формами Будд, и возникает безбрежное, вневременно сияющее пространство. Тогда это - ступень совершенства («дзогрим»),

Будда описал положение дел в мире известной фразой: «Форма есть пустота, пустота есть форма, форма и пустота неразделимы». Великая Печать, 1500 лет назад названная «Маха-мудра» на санскрите и 1000 лет назад - «Чагчен» по-тибетски, направлена как раз на этот опыт. Она как бы скрепляет печатью то, что воспринимающий и воспринимаемое, пространство и проявление обуславливают друг друга, при этом не имея собственной природы или долговечных характеристик. То же относится к неограниченности, которая делает возможным и то, и другое. Эти три свойства являются взаимодополняющими гранями Состояния Сущности, которое связывает воедино бесстрашную истину, самопроизвольную радость и дальновидные действия. Их можно сравнить с паром, облаками и дождём; всё это - вода.

В области опыта практика, где ничто не приписывается и не отрицается, ум постоянно и без усилий раскрывает свои свойства. Нет ничего более благородного. Кармапа поэтому подчёркивает снова и снова, что всё порождается умом. По своей природе он - спонтанное просветление. Просветлённость присуща уму с безначальных времён. Всё, что происходит, как снаружи, так и внутри, возникает из его пространства, раскрывается в нём, узнаётся его ясностью и опять растворяется в его неограниченности. Кармапа советует нам невозмутимо и без промедления, для блага всех влиять на этот процесс, с полным доверием к неразрушимости и абсолютному совершенству нашей истинной природы, которая действует и осознаёт.

Такая уверенность в природе пространства, которого в принципе невозможно чего-либо лишить, - основание для поистине Великого. Глубинное видение трёх школ Алмазного Пути тибетского буддизма заключается в том, что даже за самыми потрясающими волнами и самыми увлекательными отражениями океан и зеркало гораздо более значимы и лучезарны. Этот путь соединяет видение пространства как радости и всеохватывающие переживания обратной связи. Посредством эффективных медитаций в подсознании практикующего нажимаются бесчисленные кнопки, за несколько лет обеспечивая такие изменения, для которых в случае простого изучения потребовалось бы несколько жизней. Поскольку Алмазный Путь приносит существам тотальное оживление и впрягает в процесс просветления чувства, стремления и мечты, то желанная окончательная зрелость наступает весьма скоро. Благодаря ей мы будем переживать вневременное и видеть то, что доступно за мыслями и между мыслями, что всё производит, знает и может. С неописуемым блаженством убеждаешься в том, что ум может осознавать, даже и не осознавая что бы то ни было, и что у воспринимающего никоим образом нельзя отнять его совершенные качества. Тот, кто применяет средства достижения этого опыта, может считать, что ему повезло: он будет становиться всё счастливее.

Как научиться не приписывать и не отрицать, чтобы этот опыт не лишался своей свежести? Будда советует нам бороться с инертностью и стереотипами на внешнем, внутреннем и тайном фронте. Это означает внешне избегать того, что приносит страдание, развивать богатую внутреннюю жизнь, наполняя её сочувствием и мудростью, и на тайном уровне - уровне видения - вести себя во всём, как просветлённые.

Высшим искусством осмысленной жизни было бы работать на всех трёх уровнях одновременно. Самый важный из них при этом — уровень видения, момент первозданной свежести. Первое «ага» интересного открытия должно как можно реже и лишь в силу необходимости обрастать оценками, суждениями и концепциями. Намного лучше оставлять нетронутой сияющую новизну каждого события и ощущения. Ничем не стесняя непосредственного восприятия, мы попутно сознаём кармическую обусловленность своих ощущений и органов чувств и используем своё знание и свободу, чтобы окрашивать всё воспринимаемое окончательно проникающим видением природы вещей.

Таким образом, в то время как мы наслаждаемся обусловленным миром в каждом мгновении не должно также меркнуть вневременное. Мы глубоко радуемся поразительному многообразию самовозникших событий и ощущений, которые, если их видеть в таком свете, представляют собой лишь смысл и раскрытие.
Нет ничего истиннее ненадуманного потока обнажённого восприятия, переживаемого неустрашимым умом. В нём содержится неисчерпаемое богатство любви и приключений, и, когда мы ощущаем всё могущество возможного, исчезает всякое разделение, исчезают прошлое и будущее.

Любое спонтанно возникающее, свободное от усилия видение — это проблеск просветления, но оно затуманивается, как только мы принимаем первую искусственную мысль за реальность. В этом нет нужды: ведь, так или иначе, помимо состояния целостности нет ничего, что имело бы действительный смысл. Тот, кто не доверяет в той или иной ситуации не произошедшему, вряд ли будет открыт бесконечным освобождающим возможностям пока не произошедшего.
Пребывание в ничем не ограниченном моменте воспринимающего - а другого просветляющего решения никогда не существовало - позволяет осознавать как бы из собственной середины. Становится очевидно, что пространство равноценно знанию, что оно вне времени охватывает и связывает всё.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

198

Re: 2 Буддизм Тибета

http://sd.uploads.ru/t/x1tJU.jpg

Строфа 15
Не загрязнённые натужной медитацией, силящейся что-то создать в уме,
И не увлекаемые ветром обычной суеты,
Пусть мы научимся оставлять ум в его неискусственности
И проявлять умение и усидчивость в постижении ума!

После радостных озарений предыдущих строф, где говорилось о том, что всё есть ум, нужно теперь позаботиться о сохранении этого осознавания, закрепить достигнутое. В первых двух строках Кармапа выявляет два серьёзных препятствия, мешающих действенному углублению в медитации, а именно — напряжённость и рассеянность; затем он объясняет, как практик может «округлять» любое переживание, превращая его в шаг на пути к просветлению.

Прежде всего, он посылает все снаряды на внутренний уровень: «не загрязнённые натужной медитацией». Что здесь имеется в виду? Это - вообще не медитация. Медитация означает нежелание что-то создать, но — чуткое пребывание в доверии к моменту, в ощущении того, что есть. Мы остаёмся, таким образом, в центре присутствующего круга силы, мы расслаблены в многообразии происходящего и радостно и осознанно покоимся в моменте восприятия. Здесь не нужно ничего доказывать или в чём -то оправдываться, и никакое удерживание или отталкивание не имеет смысла. Мы покоимся в настоящем с открытыми для восприятия органами чувств, единые с тем, что есть.

В подлинном погружении осознается безначальная широта ума. По ту сторону всех идей и без каких-либо сомнений видно, что сознание равняется пространству. Мы понимаем, что каждое событие и ощущение выражает его ясность, а наличие и того, и другого составляет его неограниченность. Вместо того, чтобы беспокойно искать своё благо во всё новых отвлечениях, что часто считается счастьем, ум светится сам по себе. Его свечение есть ничто иное, как свойственная ему способность воспринимать. Оно проявляется неотделимо от самого переживающего.

Подлинная медитация не предполагает враждебного отношения к мыслям. Каково бы ни было их содержание, мы смотрим, как они возникают из своей собственной силы, и так же безмятежно позволяем им проплывать мимо и снова растворяться, как будто наблюдаем за играющими детьми. Если бы у ума не было мыслей, он был бы беднее, и если они не провоцируют ни привязанность, ни усложнённые умопостроения, то они никак не мешают. В обратном же случае, когда ничего не переживается, мы не думаем, что упали в чёрную дыру.

Сознание, которое покоится в «здесь и сейчас», подобно стакану глинистой воды, в котором осели частички глины. Его ясность не нуждается ни в какой поддержке извне и всё отчётливее проявляет как внешнее, так и внутреннее.

Поскольку опыт ума в Алмазном Пути, и особенно для Великой Печати, незаменим, то стоит сказать ещё несколько слов о первой строке. Что, собственно говоря, происходит в медитационном погружении? Возникает сознательная открытость. Всё дольше и убедительнее мы воспринимаем пространство как нечто лежащее за и между ощущениями и понимающее их. Мы узнаём в нем тогда основу всего, которая истинна сама по себе. Если ум узнаёт себя, то в любое время и в любом месте без усилий появляются освобождающие озарения и Будды, как выражение просветлённости, всегда присущей уму, его беспредельности.

Великая Печать работает без давления Ее подход зиждется на осознавании впечатлений и одновременно их неоценивании. Воспринимающий узнает себя, без напряжения пребывая в том, что есть. Глубокое размышление используется в буддизме в качестве одного из инструментов, но оно относится к умозрительному уровню. Оно служит переработке и усвоению различных фактов и особенно полезно в применении к Великому Пути, с его огромным количеством систематизированного научного материала. Ясность может возникать и на основе постепенного внутреннего накопления.

Если мы предаёмся размышлению во время медитации, или как-то иначе цепляемся за представления, — это в особенности противоречит Алмазному Пути. Это - как палец, показывающий на луну: хотя можно надеяться, что направление верное, всё-таки палец — не луна. Посредством понятий мы ищем ум там, где его найти нельзя. Поскольку эта привычка так легко может вкрасться в медитационное погружение, Кармапа называет это грязью. Он рекомендует просветляющие медитации по ту сторону слов и мечтаний. Эти медитации дают эффект обратной связи, который приносит развитие телу, речи и уму. Как самоизбавляющие озарения Великой Печати, так и различные Будда-формы медитаций Алмазного Пути возникают сами по себе из присущей пространству мудрости. Они составляют богатство ума и не нуждаются ни в каком подтверждении. Если мы уже достигли определённого уровня подготовленности, то в силовом поле ламы, который непоколебимо олицетворяет единство за любой двойственнос

Не важно, что написано. Важно - как понято.

199

Re: 2 Буддизм Тибета

СТРОФА 16
Волны тонких и грубых мыслей успокаиваются сами в себе,
И поток непоколебимого ума покоится в его природе.
Пусть мы укрепимся в безмятежном океане умственного покоя,
Свободные от оскверняющей тины тупости.

Теперь, после высшего видения Великой Печати на протяжении столь многих строф, следуют спокойные и всем понятные слова. В этих строках 3-й Кармапа разъясняет удерживающий и успокаивающий способ медитационного погружения, известный также и в других религиях. На санскрите упомянутая в этой строфе ступень успокоенности называется «Шаматха», и после неё можно надеяться на возникновение проникающего видения - «Випашьяны»; тибетцы называют их «Шинэ» и «Лхагтонг».
Как подтверждают многие превосходные книги о Великой Печати, ещё в Индии проникающее глубокое видение учителя передавалось ученику, как толь ко тот достигал необходимого состояния открытости. Со времени Будды опыт не раз показывал, что некоторые ученики могут идти очень быстрым путём. Благодаря преданности и отсутствию предрассудков, эти способные ученики очень искусно и непосредственно перенимают глубинное знание и качества учителя. 
Кармапа смотрит с точки зрения Великой Печати, пребывая в том свечении, которое доступно между мыслями и чувствами и за ними; в результате он переживает эти процессы как самоосвобождающие. С этой точки зрения ум - это как способность к восприятию, так и любое явление. Свободы и радости в уме не убавится, что бы ни происходило. Слова Кармапы приносят облегчение на всех уровнях сознания. Если не оценивать впечатления и предоставить их самим себе, то они сами собой приходят в состояние покоя. Исходя из абсолютного видения, истину нельзя изменить ни удерживанием, ни отталкиванием. Как только воспринимающий узнает свою вневременную природу, бесстрашие, радость и любовь проявляются сами как его истинные качества.
В этой строфе Кармапа также обращается к образу воды, наглядно показывая функционирование ума на примере текучести и основополагающей чистоты. Когда волны поверхностных впечатлений исчерпывают себя и успокаиваются, ум ни в коей мере не теряет сознательности или активности и не становится просто тупым. Он непоколебимо покоится в своей природе, являя собой одновременно океан и возможные волны. Возникающие из этого переживания уверенность и стойкое хорошее настроение относятся к благороднейшим человеческим достоинствам. Тому, кто обладает такой стабильностью, уже принадлежит всё.

В других текстах о Великой Печати изменчивые внутренние состояния сравниваются с отражениями в зеркале. Они неизменно свежи по своей природе, но сами по себе неспособны оставаться надолго. Поэтому в ходе развития внимание смещается с явлений, которые всё равно опять растворяются, на вневременного воспринимающего. Ощущение его бесконечности будит просветлённую активность. Не разделяя на действующего, действие и объект, мы постоянно успокаиваем, обогащаем, воодушевляем и защищаем. можно видеть, как всё более плавно проявляются его растущее сочувствие, а также зеркальная, уравнивающая, различающая, основанная на опыте и всепроникающая мудрость. Из собственной середины мы видим всё больше, и наконец всё освещается силой самой способности воспринимать. Вневременное пространство возможного не потеряется; оно является всем, знает всё и чувствует себя связанным со всеми явлениями.

Кармапа желает нам такого состояния, в котором без всякой невнимательности и прочих помех постоянно воспринимается то, что есть; он образно называет это состояние океаном. В глубоком океане умственного покоя воспринимающий, воспринимаемое и восприятие все больше будут ощущаться как одно целое. Постоянно звучит громкое «ага», внешнее и внутреннее играют и снова растворяются и в каждой клетке тела переживаются 10000 вольт непрекращающегося блаженства. Проникающее видение, сила, мужество, мудросгь и сочувствие дополняют друг друга в процессе роста. Высшую истину не отделить от высшей радости, и покоящееся в собственной глубине сознание неизменно приносит пользу каждому.
Являясь по своей природе пространством, ум одновременно проявляет одаренность, которая находит свое исполнение в «здесь и сейчас» и распознает как окончательное, так и обусловленное. Она может воспринимать несубстанциональную пустоту ума и одновременно сознавать игру причин и их следствий. На пути к просветлению мы все лучше понимаем, что свечение сознания — намного привлекательнее его самых интересных картинок, что ощущение зрелой глубины воспринимающего - намного значительнее всего обусловленного, что может производить пространство. Эта убежденность приводит практика в его собственную неразрушимую середину.

Итак, здесь нет противопоставления «или или»: волны и океан дополняют и обогащают друг друга. Тогда сознание обнаруживает вневременное измерение и постепенно перебирается туда, все становится подарком. Наша цель - быть одновременно зеркалом и отражениями, океаном и волнами, вневременным воспринимающим и преходящими впечатлениями, представлениями ума. Тогда игривая, спонтанная свобода от усилий приносит всевозможное совершенство.

Однако все более частые мгновения, когда нас просто все устраивает, когда мы охвачены дрожью высшего блаженства, - не есть результат обычных поисков счастья или смысла жизни. Никакое стремление к приятным впечатлениям или отталкивание боли не принесет долговечных плодов. Мы пожинаем лишь искусственное, как бы ревностно мы ни стремились к чему либо, кроме пребывания в собственной середине. Все попытки привести свои тело и ум к постоянному счастью посредством обусловленных влияний могут быть лишь неудачными. Только вне ожиданий и опасений может ум узнать свое свечение. Тот, кто настроен на прошлое и будущее вместо того, чтобы просто и ненадуманно покоиться в «здесь и сейчас», вряд ли будет ощущать свою вневременную суть. Ум подобен известному стакану с мутной водой если попросту позволить ему постоять, то все тяжелые частички осядут и вода станет прозрачной. Так же выглядит и устранение «оскверняющей тины тупости», как Кармапа называет неведение.

Но если ум всегда по своей сути оставался вневременной ясностью, был совершенен сам по себе, то зачем вообще как-либо называть его преходящие слабости? Зачем Кармапа говорит о тине, осквернении и тупости, что так противоречит благородному стилю его пожеланий? Причиной может быть только ответственность и сочувствие. Он тем самым закаляет своих учеников, чьё сознание всё ещё во власти стереотипов. Он даёт им задачу наблюдать за своим умом и в сложных ситуациях, и в простых будничных, и извлекать из этого пользу.

В предыдущей строфе Кармапа уже упоминал «ветер обычной суеты», который нас увлекает. Теперь он желает существам умственного покоя, но без тупости. Тупость и суетливость часто преследуют нас в ходе всей медитации, и особенно они мешают на бесформенном пути. Это – фундаментальные тенденции непросветлённого ума, которые чаще всего переживаются и осознаются во время медитационного погружения.
Если нашей медитации мешает сонливость, то это означает, что уровень энергии в теле находится слишком глубоко. Здесь можно представить следующее: что вы наполнены прозрачным густым маслом, и на высоте сердца в центре тел а у вас появляется пузырик воздуха. Он неуклонно движется вверх, и вы мысленно следите за его движением, даже когда он выходит из макушки и движется дальше вверх, пока не исчезнет где-нибудь в облаках. Можно также представлять переливчатую точку меж бровями, через которую вы как бы смотрите, или просто удерживать внимание на ней. Оба метода освежают.

Если у вас много тревожащих чувств и вы не можете успокоиться, это значит, что ваша энергия сосредоточена слишком высоко. Можно представлять себя наполненным прозрачным тяжёлым маслом, а в центре груди — маленький чёрный  тяжёлый шарик. Этот шарик медленно опускается сквозь масло, через середину тела, выходит через заднее отверстие, падает в землю, и вы его тоже теряете из виду. ...Оба метода успокаивают ум.

Когда мы укрепимся в безмятежном океане умственного покоя, все станет для нас подарком. С непрекращающимся изумлением и блаженством ум обнаруживает, что, несмотря на свою несубстанциональность, он - никакое не «ничто». Он — не чёрная дыра, в которой ничего не происходит, и не белая стена, которая лишь отображает, что на неё проецируется. Пробуждается безграничное богатство Великой Печати. За каждым изменчивым ощущением всегда лучится ясный свет, который всё делает возможным.

СТРОФА 17

Если мы снова и снова бросаем взор на незримый ум, 
То мы видим его невидимую природу — совершенно и точно; 
Это рассекает сомнения по поводу существования и несуществования ума. 
Пусть мы, освободившись от всякой запутанности, узнаем свою собственную природу!

В этой строфе Кармана снова приближается к границам того, что можно выразить словами. Но тот, кто последует за ним и не испугается не концептуального пространства, которое его слова обнажают между привычными представлениями, испытает большую радость. Именно это и есть Великая Печать.
Ум невозможно найти, так как он — не вещь. У него нет ничего, что можно было бы сделать видимым или исследовать. Поскольку он во всех отношениях пуст и неограничен, он не может также наблюдать за собой откуда-то со стороны. И смотрящий, и видимое - ум.
Если мы понимаем это, не желая больше доказывать или воспринимать что-то отделённое от ума, всё чаще мы будем переживать состояния ясного сознания. В результате пробуждается свойственная ему сила и способность видения сути, и ум осознаёт себя в своей целостности.
Целью является пребывание во вневременном воспринимающем, это неизменное единство того, что в данный момент видит и осознаёт, с тем, что происходит снаружи и внутри. Тогда любое событие и ощущение воспринимается как высшее совершенство.

На быстром пути к чистому видению поистине требуется практичный подход: мы знаем, что мир есть Чистая Страна, и что только наши завесы мешают нам так его видеть.
Поэтому мы сознательно стремимся к чистому видению, воспринимаем все на как можно более высоком уровне и постоянно извлекаем лучшее из имеющихся обстоятельств.
Состояние, к достижению которого мы стремимся, можно сравнить с поведением ребенка, который неожиданно для себя распахивает дверь в огромный сверкающий зал и, очарованный, может только сказать: «Ухты!» Эта первозданная свежесть не должна теряться в повседневной торговле мелочами; она питается каждым событием и усиливается для блага других. На относительном уровне нам нужен ящик с инструментами для работы в мире, особенно в ближайшем окружении, но умный не носит его перед собой, закрывая таким образом самому себе обзор. Он держит ящик наготове рядом, пользуясь по мере необходимости и наслаждаясь по ходу дела многообразием того, что может происходить и переживаться в бесконечном пространстве.
Как раз эта осознанность является ясным светом ума. Она состоит из непрерывной последовательности всё новых «ага», и нет никакого другого света. Самопроизвольная радость просветления глубочайшим образом нас изменяет, и сердце не умещается в грудной клетке; и всё это — собственный ум.

На пути к этому непрекращающемуся счастью исчезают всякие сомнения по поводу того, есть ум или нет. Мы убеждаемся в том, что мир и сознание, проявление и ум — взаимосвязаны и по сути едины, и живём наполненной жизнью в «здесь и сейчас». Уверенные в себе, мы делаем то, что у нас перед носом, вне ожиданий и опасений. Ключ к этому — восприятие, свободное от умственных завес. При окончательном видении чистоты все помехи исчезают, и мы с огромным облегчением видим, что мир - это общий сон существ, в котором, в то же время, достаточно простора для изменений вследствие сильной индивидуальной кармы. Благословение и целенаправленная медитация могут менять направление целой вереницы причин и следствий до того, как впечатления полностью созреют. Печально, что существа омрачают своими изменчивыми настроениями нужный для этого ясный взгляд. Если бы они могли замечать неповторимость своих переживаний, то любая драма превращалась бы в празднество!
Пребывание в собственной середине позволяет с благодарностью обнаружить, что все, к чему прикасается такой настрой - созревает. Таким образом, доверяешь тому, что всё — к лучшему (даже если ожидания не исполняются). Ничто не показывает возможности пространства так ясно, как действие, принесшее желанный результат.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

200

Re: 2 Буддизм Тибета

СТРОФА 18
Если посмотреть на вещи, то — там нет никаких вещей, и взгляд оказывается обращён на ум;
Если посмотреть на ум, то — там нет никакого ума: ведь он пуст по своей сути; 
Если рассматривать и то, и другое, цепляние за двойственность исчезает само по себе. 
Пусть мы постигнем природу ума, ясный свет!

Подобная строфа вызывает искреннее восхищение у любого практика в буддизме. В нескольких словах Кармапа формулирует полностью просветляющий взгляд на вещи. Тот, кто понимает их, больше ни в чём на своём пути не нуждается. В противном случае необходимо много работы и доверия к уму, чтобы прийти от ясных слов к окончательной уверенности.
Что же означают слова 3 - го Карманы? Они скромно притязают лишь на то, чтобы свести всё внутреннее и внешнее к уму, который, опять-таки, становится пространством. Они срывают маску с двойственности, показывая её неистинной. Кармапа при этом ничего не доказывает, а просто выявляет окончательную природу вещей. Если точно рассмотреть явления, то их, на самом деле, невозможно будет определить как то или это. И так обстоят дела не только с нашими ощущениями, которые столь явно возникают, меняются и исчезают, но (хотя это не так очевидно) и с внешним миром, который мы разделяем с другими.

Переживания, кажущиеся столь реальными, находятся в состоянии постоянного течения. Будда описывает этот факт фразой «форма есть пустота», которая верна лишь частично любое пустое пространство, будь то в сознании или в лаборатории, снова самостоятельно заполняется. Поэтому Будда.тут.же прибавляет. «Пустота есть форма» Наконец, своей третьей фразой' «Форма и пустота неразделимы», он избавляет своих распрощавшихся с двойственностью учеников от всякой усложненности. Он позволяет им наслаждаться неограниченным простором ума.
Поскольку даже высокообразованные люди на протяжении тысячелетий бились друг с другом из-за существования и несуществования, то ничего страшного не случится, если мы не все высказывания поймем с первой попытки. На самом деле, постижение этого откровения - полное, если можешь по желанию раствориться в радуге в любое мгновение! Эти простые слова Кармапы совершенно противоречат повседневному чувственному восприятию и взглядам на вещи, опрокидывая все кармические строения, за которые цепляются непросветленные в своих мирах. Поэтому большинству из нас может помочь дополнительное объяснение.
Только в медитационном погружении, в котором участвуют все уровни ума, действительно можно проникнуть в смысл таких абсолютных высказываний. Если ссылаться на некие признаки существования ума, то это не поможет Его нельзя обнаружить, поскольку он пуст в смысле отсутствия у него каких-либо признаков. Хотя ум и остается основой всех ощущения и явлений, он никак не осязаем, и покорить его можно, только набравшись храбрости и прыгая снова и снова в пространство полного доверия. Если кому-то удается окончательное слияние, то ничего другого для счастья и не нужно. Реализовать чистое видение и быть как дома в ясном свете воспринимающего между мыслями и за ними - вот безграничная награда навеки.

Таким образом, все события, как внешние, так и внутренние, суть богатство и способности ума При его основательном исследовании остается только воспринимающий. Если искать его как нечто, то находишь лишь пространство, и переживается бесконечный радостный простор, который может все содержать и допускать. Так само собой исчезает разделение между воспринимающим и воспринимаемым. Этот опыт оказывает быструю и ощутимую помощь в области собственных чувств, на крючок которых мы попадемся еще не раз и которые теряют свою силу лишь тогда, когда сломлена иллюзия «я». До тех пор мы видим свои изменчивые внутренние состояния как частично, или временно, реальные, позволяя им окрашивать наше восприятие и, таким образом, влиять на наши слова и поступки.
Кроме того, восприятие ограничено диапазоном явлений, доступных нашим органам чувств, а также воспитанием и привитыми нам воззрениями. Последние психологические исследования показали, что у людей, не занимающихся медитацией, в среднем всего 20% ощущений основываются на фактическом восприятии, остальные же 80% ум добавляет из прежних впечатлений.

Перейдем теперь от воспринимающего к воспринимаемому, что не менее увлекательно. Общий сон, который сгущается из пространства на основе подсознания и кармы существ, это ничто иное, как ум, а он сам — пространство.
До сих пор эта проникающая в квинтэссенцию бытия строфа поясняла пустоту всего внешнего и внутреннего и показывала иллюзорность любой двойственности. Как выражает себя это новоявленное свободное пространство? Как ясный свет и высшая радость! На самом деле, не нужно умирать, чтобы посетить Чистую Страну, и не нужно идти куда-то, чтобы встретить Будд. Нужна готовность видеть то, что есть, чтобы удалить из ума завесы мешающих чувств и неведения. Тогда мы постигаем тот факт, что все имеет высший смысл просто потому, что происходит или не происходит, что любая мысль является мудростью просто потому, что она может иметь место Ощущаешь, как каждая частица дрожит от счастья и скрепляется любовью.

Для просветленных мир не является материальным отражением мешающих чувств; для них он - выражение пяти видов мудрости. Они непрерывно воспринимают везде Чистые Страны, в каждом атоме видят круги силы сверкающих Будд. Все - значительно, истинно и интересно само по себе. Вместо злости у них светится мудрость, ясная, как зеркало; вместо обедняющей гордости «я лучше тебя» везде возникает богатство и многообразие; привязанность становится различающей мудростью, позволяющей воспринимать вещи одновременной по отдельности, и вместе с их окружением; благодаря преобразованию того, что принято называть ревностью, приходит способность эффективного действия - прошлое, настоящее и будущее видятся будто в одном потоке, и автоматически возникают всё новые озарения; наконец, изнурённый ростом четырёх предыдущих видов мудрости, даже главный противник — глупость — становится всепроникающей мудростью.
Уже начиная с уровня освобождения, когда отпадает представление о «себе», страдание мира воспринимается подобным сну и, на самом деле, необязательным. По мере дальнейшего развития становится всё легче воспринимать чистые области сознания. Взору того, кто достиг освобождения, существа предстают как Будды, которые пока не осознали себя таковыми. Всё происходящее выражает успокаивающую, обогащающую, воодушевляющую и защищающую Будда-активность. Всё - богатое и одновременно свободное от привязанности. Хотя нельзя обнаружить того, кто видит, всё же многое видится, и просветляющий подарок нам от Будды — это возможность позволить видящему видеть самого себя.
«Если рассматривать и то, и другое, цепляние за двойственность исчезает само по себе». Неудивительно, что даже самым одарённым людям это высшее видение нередко приносит мало радости. они не решаются просто довериться пространству.
Проникающий взгляд действительного бесстрашия, распознаёт, что ум не является чем-то вроде вещи. Ум — пространство, и поэтому он неразрушим. То, что всё воспринимает, присутствует вне времени и связано со всем, воспринимаемым и не воспринимаемым. По своей природе все существа - Будды, окружённые самовозникшими силовыми кругами высшей радости.

Старый китаец: «Нет ума — нет проблем». Или, другими словами: если ум невозможно обнаружить, то не нужно и беспокоиться о том, что он может исчезнуть или умереть.
Поскольку глубочайшая мудрость пронизывает также речь и тело, то все наше поведение будет свободным от противоречий и усилий в «здесь и сейчас». Даже в тех ситуациях, когда всё ещё всплывает тяжёлая карма, такой настрой максимально амортизирует неприятности и преобразует их на пользу другим. В этом самом великом из всех кругов благословения всё будет происходить своевременно. Не слишком рано и не слишком поздно, нам достанется всё мирское, что необходимо для нашего развития. С позиции подобной защищённости все события воспринимаются как выражающие изначальное богатство, свободные и игривые сами по себе. Вместо того чтобы в затруднительных ситуациях превращаться в быка, который упёрся рогами в закрытую дверь амбара, мы воспримем пространство как спектр возможностей. Мы увидим, что в амбар можно проникнуть как-нибудь сзади, сверху или сбоку, а можно и вовсе его снести. Питаясь этой свободой, мы всегда сможем найти оптимальное продолжение для своих действий.

Так и следует понимать слова Кармапы: «Если рассматривать и то, и другое, цепляние за двойственность исчезает само по себе». Открывая для себя истинное лицо как внешнего мира, так и собственного ума, мы узнаём и то, и другое как пространство и перестаем, вследствие этого, разделять на воспринимающего, воспринимаемое и восприятие. Обретённое таким образом проникновение в суть ума и мира объединяет видящего, видимое и видение. Все взаимообусловлено и текуче, но одновременно лишено каких-либо постоянных признаков. Кроме пространства, ни снаружи, ни внутри нет ничего постоянного. Следствия отложившихся в уме причин конденсируются, образуя совместно воспринимаемый внешний мир, а способ его восприятия обусловлен нашей кармой. И то, и другое рождается из пространства, переживается его ясностью и вновь растворяется в его неограниченности. Итак, при поиске как воспринимающего, так и происходящего, обнаруживается только пространство. В результате этого открытия всё преображается. Разделение на себя и других, внутренний и внешний мир, бытие и небытие превращается в игры Целого, в то время как наблюдающим и неразрушимым фактором во всём этом остаётся собственный ум. Мы глубоко осознаём, что неудач быть не может, поскольку воспринимающее пространство, его воспринимаемая ясность и его неограниченность, делающая всё возможным, - эти три фактора едины в абсолютном смысле. Такое осознавание полностью высвобождает постоянно свежую силу ума.

Будь ум продуктом мозга (как сегодня думают многие), он был бы недоговечным, как и сам мозг. Тогда вряд ли стоило бы как-то работать над собой. Если дело касается только одной жизни, то затрата сил кажется неоправданно великой.
Современная наука уже собиралась найти доказательство этому взгляду, как уже в шестидесятые годы, к счастью, в крепости материализма появились большие трещины, которые затем ещё увеличились в результате исследований мельчайших частиц и космоса.
Это открытие находит всё больше подтверждений, растворяя идею «большой космической машины». И этому Будда учил уже 2550 лет назад. Что касается ума и мозга, то это можно выразить так: мозг не производит сознание, но трансформирует его, будучи не радиостанцией, а радиоприёмником. Простое и хорошее объяснение находится тогда и для всевозможных сверхчувственных (экстрасенсорных) способностей: сознательность свойственна пространству так же, как водяной пар - воздуху. В силу неспособности ума видеть воспринимающего, воспринимаемое и восприятие как части своего единого целого, непросветлённый человек ощущает себя собственным или отдельным «я».
Не осознавая вневременных качеств ума, мы воспринимаем фильмы, состоящие из сменяющих друг друга мгновений и жизней, как реальность. Эта игра, безначальная и полная страданий, продолжается до тех пор, пока мы не постигнем вневременный ясный свет ума и не вкусим блаженство этого состояния. По мере того, как мы всё глубже понимаем, что кажущейся двойственности «ты и я» фактически не существует, - жёсткие представления о бытии и небытии растворяются, и всё напускное спадает само собой. Тогда полностью расцветают мудрость, радость и дальновидное, исторически подкованное сочувствие ума.
Этой строфой Кармапа освободил крота стереотипного ума из его подземных ходов и заменил узкое «или-или» на огромное «и то, и другое». С контактными линзами в глазах, крыльями на лапках и перьями на хвосте, крот запущен в небо в качестве орла.

Не важно, что написано. Важно - как понято.