51

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

*     *     *

Высокие деревья – это души,
Вот те, которые любили нас.
Давным-давно… Чем тише и чем глуше,
Тем нам ясней, что любят и сейчас.

Тем нам ясней: всё, что проходит, - малость.
Пришло, ушло, и не вернётся вновь.
Ну, а Душа – она навек осталась,
И, Боже мой, какая в ней Любовь!

Собою никого не заглушая,
Всей боли и всей смерти вопреки,
Она спокойна… До чего большая!
И как деревья эти высоки!

Вхожденье в выси, погруженье в глуби,
Где плоть не давит, не бушует кровь…
За что Деревья нас с тобою любят?
Да ни за что – они и есть Любовь.


ТАКОЙ ПРОСТОР!
                        I

Почему я всё время о Боге?
Потому что созвездья горят,
Потому что ведут все дороги
В золотой бесконечный закат.

Потому что мне единоверцы
Все, кто в небе готов потонуть,
Потому что раздвинулось сердце.
Потому что расширилась грудь.

Есть закон очень точный и строгий:
Всё сосчитано в нашей судьбе.
Почему я всё время о Боге?
Потому лишь, что не о себе.

Потому лишь, что шепчутся ветки,
И пьянит своим запахом бор.
Потому что в себе я, как в клетке,
Потому что мне нужен Простор!


                        II

Бог есть Простор. И в сём Просторе
Душе моей, как лодке в море,
Как птице в чистых небесах.
При чём тут боль? При чём тут страх?

Всё, всё, что бы со мной ни сталось, -
Так мизерно, такая малость!
Все мысли, все заботы – сор,
Когда вокруг – такой Простор!

                        III

Кто был в той глубине, в которой
Таятся семена простора,
Таятся жизни семена,
Вот там, откуда к нам весна

Приходит, чтоб раскрывши крылья
Вдруг потопить нас в изобилье
Своих немыслимых щедрот;
Кто вхож был в пласт священный тот,

Всегда неведомый, откуда,
Что ни мгновенье, снова чуда
Встаёт; - кто был там, - тот не может
Не славить вечно имя Божье.


                  *     *     *

Одиночество старого клёна,
Одиночество голых берёз…
Дуб раскинутый, дуб наклонённый
Целый век в одиночестве рос.

Одинокий простор небосвода
Над широкой, неспешной рекой…
Одиночество – это свобода.
Одиночество – это покой.

Храм для истинных единоверцев,
Та молитва, что Богу слышна –
Одиночества полного сердца,
Переполненных глаз глубина.

И не надо гремящих пророчеств.
Есть одно. Его хватит навек –
Встреча двух или трёх одиночеств,
Точно в море впадающих рек.


                  *     *     *

Есть Бах, так значит, смерти нет,
Хоть прах вернётся к праху.
Ушедшим не гляди вослед,
А вслушивайся в Баха.

О нет, не воскрешенье тел!
Могил ничто не рушит.
Но Бах сметает наш предел –
Приводит к Богу душу.

В такую глубь он вводит нас,
Где стёрлись все итоги.
И с тем, кто скрылся с наших глаз,
Мы повстречались в Боге.


                  *     *     *

Наш тихий дом,
И с нами розы,
Разросшиеся, вросшие мне в сердце…
И Моцарт, Моцарт – резвое дитя,
Одним прыжком внезапно достающий
До неба, чтобы принести оттуда
Охапку ярко золотых лучей
И утопить нас в золотистых брызгах…
Ах Моцарт, Моцарт, озорным движеньем
Скользнувшим сквозь скопившуюся тяжесть
Несметных сил, готовых нас сдавить.
Но кто нас сдавит, если с нами Моцарт,
Разбрызгавший, как искры, детский смех,
Летящий Моцарт, тот, кому известны
Сокрытые от всех пути до Бога?
Никто ему не может помешать,
Пройдя сквозь тяжкий мрак, вдруг очутиться
У Божьих ног
И там, склоняясь, затихнуть,
Чтоб перед нами медленно раскрыть
Прозрачную, как слёзы, Бесконечность.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

52

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

*     *     *

Оттого, что есть на свете море,
Оттого, что есть лесной простор,
Может вдруг свернуться в точку горе,
Навсегда исчезнуть наш позор.
Господи, как мелки наши цели
Рядом с вечной сутью бытия.
Как я благодарна этой ели
И всему, что более, чем я!


                  *     *     *

Молитва – это остановка…
Оборван бег. Задержан час.
Идёт немая подготовка
К раскрытью многих сотен глаз.

К рождению иного глаза,
Пробившего всю плотность тьмы,
К тому, который видит сразу
Всё, что ощупывали мы,

Быть может, долгими веками,
За шагом шаг, за мигом миг,
И вдруг ворвавшееся пламя –
Толчок, с которым мир возник.

Упала, сорвана завеса,
Проколота навылет мгла.
Молитва – единенье с лесом,
Недвижность мощного ствола.

Беспрекословное приятье
Всей тяжести судьбы своей.
Впаданье в Божие объятье,
Закрытие земных очей.

*     *     *

Закат был золотым и алым.
Он догорал, бледнел и рос.
Свет говорил. Душа внимала.
Смолкала боль. Смолкал вопрос.

Свет говорил душе такое!
Вводил в такую тайну свет!
Он звал к великому покою.
Он говорил, что смерти нет.

Но, Боже правый, как же это –
Как можно взять такое в толк?
Не знаю. Просто верю Свету.
Смолкает боль. Вопрос замолк.

                                                        Стихи, написанные в больнице

                  *     *     *

Что будет там, в посмертье, я не знаю.
Уста сомкнула тишь и гладь.
Но небом грудь наполнилась земная
И знает всё, что сердцу нужно знать.

И вот они – мои единоверцы,
Те, кто сейчас, как я, глядят в окно.
Вот те, чьё замирающее сердце
Всей Божьей бесконечностью полно.

               *     *     *

О, нет, мы не одни на свете,
Не надо нам бояться тьмы.
Мы не оставленные дети,
В сём мире не сироты мы.

В белесом сумраке темнели
И высились, как стройный храм,
Две древние большие ели
И что-то говорили нам.

Мы тихих слов не разобрали,
Они растаяли вдали.
Но эти выси, эти дали
К нам в сердце медленно вошли.

Да, кто-то был за нас в ответе,
Кого не ведали умы…
Мы не оставленные дети,
В сём мире не сироты мы.


                  *     *     *

И наконец-то стало тихо.
Страстей и споров нет как нет.
И оказалось наше лихо
Всего лишь суетой сует.

Когда всё в мире отшумело,
Вдруг довелось остаться мне
Наедине с Вселенной целой –
С самой собой наедине.

В вечерний час, в преддверье ночи,
В святой объявшей мир тиши,
Когда почти закрылись очи,
Открылось око у души.

И наступил конец обиде,
И страх наткнулся на порог.
Мир внутрь зашёл.
Мир стал невидим,
А видим восходящий Бог.


                  *     *     *

И наконец-то стало тихо.
Страстей и споров нет как нет.
И оказалось наше лихо
Всего лишь суетой сует.

Когда всё в мире отшумело,
Вдруг довелось остаться мне
Наедине с Вселенной целой –
С самой собой наедине.

В вечерний час, в преддверье ночи,
В святой объявшей мир тиши,
Когда почти закрылись очи,
Открылось око у души.

И наступил конец обиде,
И страх наткнулся на порог.
Мир внутрь зашёл.
Мир стал невидим,
А видим восходящий Бог.

                  *     *     *

Мне хорошо в Твоих объятьях.
Я чувствую жар рук Твоих,
Когда вечерний лес затих,
И рдеет небо на закате.
Не оставляя меня, Создатель!
Молю Тебя, не оставляй!
Твои объятья – это рай.
Ад – это рук Твоих разжатье.
Я жребий вынесу любой.
О, только б, только б быть с Тобой,
А без Тебя мне сил не хватит.


                                   *     *     *

Да разве ты не видишь, ты не знаешь,
Что я сама как тишина лесная,
Что нет у сердца никакой вины,
Вот так же, как у этой тишины?
Да разве ты не видишь сквозь меня
Сиянье жизнь творящего огня?
Я не при чём. Я Им просквожена.
А ты не видишь…
                           Что ж, твоя вина.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

53

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

*     *     *

Ты причащаешь своему Покою,
Чуть шепчешь, ветки тёмные скрестя,
Как будто мать, обняв своей рукою,
Ласкает неразумное дитя.
О, Господи, должна понять теперь я,
Что сон прошёл, развеян тёмный страх.
Ты просишь только моего доверья.
А я… Я плачу у Тебя в руках.



                  *     *     *

А лес был мудр. И был неуязвим,
И я у леса моего училась,
Который был всегда собой самим
И ни на чью не полагался милость.

Да, лес был мудр, и лес был одинок.
Не надо биться с роком в рукопашном.
Вот здесь, в лесу, неумолимый рок
Вдруг делался бессильным и нестрашным.

Деревья тихо высились над ним,
И кто их видел, не боялся ада.
Ну да, конечно, рок неумолим,
Но нам его и умолять не надо.

Над ним сомкнутся сизые леса…
Остановитесь шум лесной послушать
И взгляд поднять в немые небеса,
Чтобы призвать всё небо прямо в душу…



                  *     *     *

Нет, не всевластен в мире рок.
Покой мне душу пересёк
Вот так, как гладь пространства – ствол.
Вот так, как высоту – орёл.
Как вседержительной рукой
Бог – землю, так должна покой
Я удержать наперекор
Всем бурям, вторгшимся в простор.



                  *     *     *

Целительная тишина,
Когда всё сердце вспоминает,
Что это значит – жизнь иная,
Которая полным-полна,

В которой ни малейших мук,
Боль стихла так же, как и звуки,
И ты встаёшь из Божьих рук
И ощущаешь Божьи руки.

И ясно знаешь, что они
Всегда принять тебя готовы,
Лишь только к ним опять прильни,
Лишь только их припомни снова…



                  *     *     *

Жизнь отпущена не надолго,
Не навеки эти дали.
Для чего-то Богу надобно,
Чтобы все мы умирали.

Но любовь Твоя великая
Причащает сердце раю.
Если надо так, Владыка мой,
За Тебя я умираю.

Растворюсь вслед за туманами
И уйду в покой таинственный
За Тебя, Душа желанная,
За Тебя, мой смысл единственный.



                  *     *     *

Здесь очень тихо. Ничего
Нет лишнего. И торжество
Волной беззвучной разливалось.
И постепенно оказалось,
Что точка сердца – это малость,
Глазок звезды среди пустот –
Имеет в бесконечность вход.
Крепка Господняя держава,
Когда нет лишнего. Лукавый
Исчез. Здесь невозможен тот,
Кто вечность у Тебя крадёт.


                  *     *     *

Замолчать с Тобою вместе,
Домолчаться до начала,
Взять посмертное безмолвье
Внутрь души своей живой.
Глубже, глубже… Тише, тише…
Жизнь застыла, переполняясь,
Смерть саму перемолчала –
И раздался голос Твой.


                  *     *     *

Останови меня, останови
Огромным валом всей Твоей любви!
Останови мелькающую мысль,
Тревоги повели: остановись!
Пускай твой властный, всемогущий зов
Прервёт поток бессмысленных часов
И остановит тот слепой закон,
Что был противужизнью утверждён.
Простри свою бестрепетную длань
И повтори сегодня: «Лазарь, встань!»
Да, вот сейчас, сегодня повтори,
Что всемогущество – у нас внутри;
Что там внутри в единой глубине
Я вся в Тебе и сам Ты весь во мне.
Немое море это говорит.
Его простор всему и всем открыт.
И кто его увидел только раз,
Тот слышал Твой торжественный приказ.
Тот понял повеление Любви –
Твоё беспрекословное: живи!


                  *     *     *

Какая почва нам нужна?
Какая надобна защита?
Великая голубизна
И бесконечная открытость!
О, небеса без облаков
И море без единой тени!
Что значит череда веков
И все мечты о воскресенье?
Мой Боже, слышу твой призыв,
Звучащий вновь вот здесь, не где-то:
Откройся настежь тот, кто жив!
Чтоб свет воскрес, откройся свету!

Не важно, что написано. Важно - как понято.

54

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

*     *     *

О, только б этой голубой
Священной глади не нарушить!
Мой Боже, только лишь Тобой
Способна я заполнить душу.
Всё влитое в пределы – ложь.
Но кто же Твой предел очертит?
Ведь Ты растёшь, растёшь, растёшь,
И этот рост есть жизнь без смерти.




                  *     *     *

Так вот Он где – Творец Вселенной,
Раскрывший крылья Дух святой.
Всё стало песней совершенной
И совершенной красотой.
О, это сердца наполненье
Разлитым золотом зари!..
Не можешь верить в воскресенье?
Затихни, слушай и смотри.




                  *     *     *

Ты победил меня, Создатель.
Ты победил меня, Отец.
На медленном морском закате
Я вижу дел Твоих венец.
Ты победил моё страданье,
Заполнил всю меня, и вот –
Твоё бессильное созданье
Опять в свой полный рост встаёт.




                  *     *     *

Это полного неба вместилище –
Эта чаша разлитой зари,
Это вечное жизнехранилище…
Исчерпался? Приди и бери.
Может быть, тыщу раз умираем мы,
Но за смертью в немой глубине
Кладезь творчества неисчерпаемый
Вновь и вновь открывается мне.



                  *     *     *

Жизнь нам всем пределы чертит,
Но безмерна Божья сила.
Смерть? Но что тебе до смерти,
Если грудь весь мир вместила?

Если не земною глиной –
Светом был твой дух нагружен.
Свет, вместившийся в глубины,
Вытесняет тьму наружу.

В глубине твоей безгрешной
Снят вопрос – одни ответы.
Что тебе до тьмы кромешной –
Ты вошёл в источник света!



                  *     *     *

Когда последний луч потух,
Спустился из высот в глубины,
Могучий вездесущий Дух
На миг собрался воедино.
В глаз вещий, в точку собран свет,
И все часы – в одно мгновенье,
И жизнь вот-вот сойдёт на нет,
Но это высший миг творенья.
И наклонился небосвод
Над онемевшим мирозданьем.
Сейчас Создатель сам войдёт
В своё незрячее созданье.
Кто рассчитал час в час, точь-в-точь,
Когда из тьмы луч света брызнет?
Храни Его, святая ночь,
Святая смерть – утроба жизни.



                  *     *     *

И злоба и крики,
И бойни и войны…
А в небе спокойно,
И в море спокойно.
А в небе бездонно,
И в море бездонно.
И небо и море –
Господни иконы.
На небе великом,
На море великом
Дрожит отраженье
Господнего лика.
На час иль мгновенье
Застынь без движенья
И, в них отражённый,
Вглядись в отраженье.


                  *     *     *

О, Господи, как Ты велик!
В Тебе утонет каждый крик.
В Тебе утонет каждый грех:
Ведь Ты всегда один за всех.
Как это небо и морской
Простор, хранящий мой покой,
Как вся распахнутая гладь,
Которой я должна внимать.
Мне надо предоставить ей
Немой простор любви моей
И жить, её покой храня, -
И всё свершится за меня.


                  *     *     *

Здравствуй, море, здравствуй, Боже!
Только Ты спасти нас можешь –
Не от горя, не от бед,
Не от всех бегущих лет
И не от врагов своих –
Только от себя самих.

                  *     *     *

                        I

А где-то… Может быть, в истоке
Всех наших дней, всех наших сил
Каким молчанием глубоким
Простор со мной заговорил!
На волю был мой дух отпущен,
Разрушен был любой предел.
Каким молчаньем всемогущим
Господь мне верить повелел!
О, где Ты, Господи? О, где Ты?
Вздохнуло море тяжело.
Каким бестрепетным ответом
Молчанье на душу легло!
Ни времени, ни расстоянья.
Всему конечному – конец.
Всё обнимающим молчаньем
Творил и воскрешал Творец.

                        II

А Бог молчал. Молчал всегда,
Как неподвижная вода,
Как горизонт, как гребни скал.
В ответ на всё Господь молчал.
Князь мира, как в грозу прибой,
Всю землю затопил собой.
Он разрушал, гремел и жёг.
Но был самим молчаньем Бог.
И раскрывался небосвод,
И голубела чаша вод.
И пили тихие сердца
Молчанье своего Творца.
Князь мира рушил, разъяряясь,
С Творцом земли и неба связь,
И сам себя сводил на нет.
А Бог молчал на всё в ответ.




                  *     *     *

То тучи, то солнце над ширью великой,
И волны бегут к кораблю...
Я знаю, как грозен земной наш владыка,
Но ведь не его я люблю.

Он может наслать нам любые несчастья,
Развеять надежды, как дым.
Он властен над миром, но он ведь не властен
Над духом, над сердцем моим.

Я только Твоя, мой незыблемый Боже,
Твоя, мой безмолвный простор!
Я знаю - князь мира, что хочет, то сможет,
А Ты не вступаешь с ним в спор.

Любовь с сатанинскою силой не спорит.
Безумному не прекословь!
Но если исчезнет всё небо, все море,
Останется целой Любовь.

Да, если исчезнут все формы, все вещи,
Сойдет все живое на нет,
Любовь уцелеет и дух затрепещет,
И снова затеплится свет.

Да, снова раздастся: "Да будет!" И - буду!
И снова расколется мрак...
Откуда я знаю? Не знаю - откуда,
Но только я знаю, что так!

То тучи, то солнце над ширью великой,
И волны бегут к кораблю.
Землею не правит небесный Владыка,
Но только Его я люблю.


   http://s1.uploads.ru/t/tCq9J.jpg         


Это была тематическая выборка из сборника "Проникновенье света"

Не важно, что написано. Важно - как понято.

55

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

http://s6.uploads.ru/t/vOYhe.jpg   


***
   Я погружусь на дно покоя,
   Туда, откуда всходит свет,
   И вдруг узнаю, что такое
   Та жизнь, в которой смерти нет.
   Да, я узнаю, я узнала -
   Вот здесь оно передо мной -
   Все то, что было до начала,
   До боли, до тоски земной.
   Я погружусь на дно молчанья,
   Туда, где молкнет мысль сама,
   Где зачинается сиянье
   И, дрогнув, отступает тьма.
   Я погружаюсь так глубоко,
   Так бесконечно тихо мне!..
   Ведь я осталась око в око
   С моим Творцом наедине.

   
   ***
   I
   Довериться Душе своей.
   Все, все давно известно Ей
   Про жизнь нетленную, про свет,
   В котором тени вовсе нет.
   Но как поверить Ей, когда
   Вслед за бедой опять беда,
   Когда за криком новый крик
   И ад так мощен, так велик?
   Не тщись понять. Не верь тому,
   Что ясно нашему уму.
   Пускай со всех сторон твердят,
   Что Бога нет или что ад
   И рай в посмертьи суждены -
   Все это суетные сны.
   Не верь, пока Душа твоя
   Сама до тайны бытия
   Не добралась. Пускай растет
   До тех немереных высот,
   К которым тянется сосна.
   Пускай обступит тишина
   Тебя со всех сторон - и в ней
   Раздастся Весть Души твоей.

   II

   Душа моя, ты поняла
   Вот то, что думала скала,
   Что знает целокупныи свод,
   Что в глубине морей живет.
   Ты знаешь все, что нужно мне,
   Что вызревает в тишине,
   Насквозь проходит через тьму
   Без всяких "как?" и "почему?"
   И светит в глубине глубин
   Совсем без видимых причин.
   Как я люблю твой тайный свет,
   Который сам на все ответ!
   Но как-так веря, так любя,
   Не отвлекаться от Тебя?
   Идти по водам, не тонуть,
   Как Петр, когда сжимает грудь
   Утробный, довременный страх
   И ты-как камень на волнах?..


    ***
   Простите меня, мои сосны,
   Простите меня, мои ели,
   Прости меня, мой молчаливый,
   Глядящий мне в сердце Господь
   За мысли, что вдруг зашумели,
   За эти минуты отрыва,
    За то, что душа не сумела
   Утихнуть и боль побороть.
   Дочь блудная просит прощенья
   За нетишину, несмиренье,
   За это кричащее "я"...
   Но больше-ни всхлипа, ни вскрика-
   Я вновь в Твоем сердце великом,
   Я снова встаю на колена,
   Опять- безраздельно Твоя.

   
   ***
   I
   О, созерцанья тайный час!
   Я вижу тихий Божий глаз
   И погружаю внутрь него
   Свой взгляд. И больше ничего.

   II
   Взгляд божий выдержать непросто,
   Внутрь нас глаза Его глядят.
   Над колыбелью и погостом
   Всю жизнь, всю смерть -
   Все тот же взгляд.
   Но мы ведь и живем на свете
   Затем - задачи нет иной, -
   Чтобы на этот взгляд ответить
   Всей тишиной и глубиной.


    ***
   Путем сосны, путем березы,
   В молчаньи полном - к небесам,
    Туда, где высохнут все слезы
   И все, что нужно, дастся нам.
   К небесному Ерусалиму,
   Где ни Луны, ни Солнца нет,
   Где - невечерний, негасимый,
   Из сердца восходящий свет.
   Где нет ни зноя и ни стужи,
   А крыл ликующих не счесть,
   Где что внутри, то и снаружи,
   То, что ты любишь, то и есть.
   Путем цветов, путями леса,
   Путем лучей, пробивших тьму,
   Путем всех тихих, бессловесных
   В объятья к Богу своему.


    ***
   Куда ты летишь, одинокая птица,
   Сквозь небо на гаснущий свет?
   Куда так безмолвно, упорно стремится
   Душа за тобою во след?
   И есть ли на свете планета иная?
   И можно ль пробиться сквозь мглу?
   Не знаю, не знаю, не знаю, не знаю,
   Но верю душе и крылу.


   Деревьям

   I

   В мире нету вас покорней
   И вольней быть не дано.
   Вы пустили в Бога корни,
   Вы с Ним сделались одно.
   Что вам шквалы, что вам войны,
   Что вам сутолока дней?-
   В мире нету вас спокойней,
   В мире нету вас нужней.

   II

   Кто указал им всем дорогу?
   Кто их когда-то научил
   Свой каждый миг тянуться к
   Богу Из всех своих древесных сил?
   Ветвей безлиственные нити
   Плетут неспешный свой рассказ,
    И кто бы ни был их Учитель,
   Они сегодня учат нас.

   III

   Бреду, ступая между вами,
   Как будто мы переплелись-
    Такими тихими шагами,
   Какими вы идете ввысь.
   Иду, отыскивая выход
   Из тесного кольца минут...
   Так тихо я иду, так тихо,
   Как только к Господу идут...

   IV

   Деревья струились, деревья текли
   В высокое небо из темной земли.
   Деревья струились незримо, безмолвно,
   Но слышало сердце глубинные волны,
   И в этом потоке пахучем, весеннем,
   Лишь сердце, - не глаз, - различало струенье.
   Поток незаметный, поток неустанный-
   Немолчные громы тишайшей осанны.
   Не видные глазу, не слышные уху,
   Струились валы жизнетворного Духа
   Сквозь ствол и сквозь сердце насквозь и навылет-
   Сто тысяч бесшумных архангельских крылий.

   V
   А деревья шелестели тихо и певуче.
   Ах вы сосны, ах вы ели,
   Ах ты лес дремучий!
   Ах ты ствол березы белой,
   Дуб с своею думой...
   Никакого нет вам дела
   До людского шума.
   Ни до шума, ни до склоки,
   Горя и досады...
   Хорошо, что вам, высоким,
    Слушать нас не надо.
   Налита покоем чаша,
   Вся цела - без трещин.
   Хорошо, что боли нашей
   Захлебнуться есть в чем.


    ***
   Березы и сосны... Чуть ветер повеял.
   Стволы высоки и немы.
   А люди не знают, насколько умнее,
   Насколько вы лучше, чем мы.
   А люди не знают, не думают люди,
   Что сил иссякает запас.
   И что с нами самыми умными будет
   Без самых тишайших - без вас?..


   ***
   Укрой меня в себе, лесная тишь,
   Укрой меня, притихнувшая чаща!
   Ведь если ты меня не защитишь,
   То мир на сто кусков меня растащит.
   А в плеске и в журчаньи этих хвой,
   В твоих ветвей сомкнувшихся ресницах
   Сто тысяч лет хранился Бог живой
   И, знаю я, - пока еще хранится.
   Хоть близки роковые рубежи
   И, может статься, срок уже означен, -
   Ты мне сейчас о Боге расскажи
   А я в тебе укроюсь и поплачу...


    ***
   И ум сметен, и лад нарушен,
   Но постепенно шум исчез.
   Мою расстроенную душу
   Настраивает старый лес.
   Она все глубже, выше, шире
   С минутой каждой все стройней.
   И сам Архангел, как на лире,
   Сейчас начнет играть на ней.


    ***
   Этот шорох неспешный,
   Этот дрогнувший лист...
   Тихо-значит безгрешно,
   Тихо-значит ты чист.
   Внутрь осенней аллеи,
   Точно в воду нырну.
   Как деревья умеют
   Сохранять тишину!..
   Все обиды, уйдите!
   Здесь - ни боли, ни зла.
   Здесь мой ангел-хранитель
   Расправляет крыла.



   http://s6.uploads.ru/t/vOYhe.jpg

Не важно, что написано. Важно - как понято.

56

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

ОГНЕМ И ДУХОМ

    ***
   I
   Над нами небеса тихи
   И ждут, чтоб ты затих.
   Бог не прощает нам грехи,
   А вытесняет их.
   Самим Собой податель сил
   Одаривает всех.
   И сколько Бога ты вместил,
   Настолько убыл грех.

   II
   Нет, наша скорбь не на века,
   Тьму можно обороть.
   Как в небе ветер - облака,
   Дух расчищает плоть.
   Преодолима тяжесть плит.
   Нет творчеству помех,
   И тот огонь, что жизнь творит,
   Сжигает смертный грех.

    ***
   И был ты грешен или не был,
   Дай Богу в сердце заглянуть!
   Ведь грех смывается всем небом,
   Прошедшим насквозь через грудь.
   Пусть только полнится молчанье
   И будут вновь глаза тихи.
   В душе, вместившей мирозданье,
   Не умещаются грехи.


    ***
   Собиранье света. Возжиганье
   Духа, созывающего всех.
   В огненном разросшемся молчаньи
   Я сжигаю первородный грех.
   Застыванье. Неподвижность камня
   И - накал, творящий жизнь. - Не тронь
   Замолчи и загляни в глаза мне.
   Там - огонь! Огонь! Огонь! Огонь!


    ***
   Я причащаюсь золотисто-алой
   Листве лесной и высоте небес.
   Моя отдельность, где она? Пропала.
   Мой крик протяжный, мой вопрос исчез.
   Да, Бог-судья непримиримо-строгий.
   Он ждет, чтоб грех сгорел в Его огне.
   Когда я вовсе исчезаю в Боге,
   То целый Бог присутствует во мне.


    ***
   Ну вот она-моя купель,
   Ну вот оно-мое крещенье,
   Всей жизни тайный центр и цель
   Всех построений завершенье-
   Восполненная тишина,
   Такая, Боже мой, что если
   Душа в нее погружена,
   То мертвые уже воскресли.
   Пространства Духа так тихи,
   Так беспрепятственно открыты,
   Что, наконец-то, все грехи
   С души на самом деле смыты.
   Да, всем грехам пришел конец,
   Неважно-много или мало.
   Перед тобою-твой Творец
   И Он творит тебя сначала.

https://d.radikal.ru/d21/2007/4b/53b9d14e16ec.jpg


    ***
   Я ничего вам не должна,
   Как эта старая сосна,
   Чей неподвижный темный ствол
   Вослед за Богом тайно шел.
   За часом час, за шагом шаг,
   И вместе с ним-моя душа.
   И час настал-мой долг земной
   Я оплатила тишиной,
   Собравшейся в моей груди.
   Все, что осталось позади
   И все, что будет,-есть во мне,
   В жизнетворящей тишине,
   В которой наш распятый Бог
   Опять восстать из мертвых смог.


    ***
   И наконец-то все замолкло.
   Как будто то, что вкривь и вкось
   Блуждало где-то долго-долго,
   Внезапно в сердце собралось.
   И стало сердце вновь единым,
   Как над деревьями закат.
   И все нашлось в его глубинах,
   Как будто не было утрат.

    ***
   Лес высветленный, тихий, вешний-
   Зеленых листьев вороха...
   А тишина и есть безгрешность.
   Душа безгрешная тиха.
   Ну вот и отступило лихо
   Лишь оттого, что шум исчез.
   Подымешь голову и-тихо...
   Подымешь голову и-лес...

   
    ***
   Ничто.
   Без края и конца.
   Открытость океана.
   Великий матерьял Творца,
   Простор господним планам.
   Еще не этот и не тот,
   Не Авель и не Каин.
   Пока здесь только Бог живет,
   Один Творец - хозяин.
   О, внутренне торжество,
   Неслышимая месса- Ничто.
    Здесь нету ничего,
   Здесь задохнутся бесы.
   Какой на них находит страх
   В безмолвном Океане!
   Из праха взятый канет в прах,
   Пока Творцом не станет.


    ***
   Быть Творцом... Боже правый
   Где твой щит? Где оплот?
   Вся Господняя держава-
   Бесконечность пустот.
   Бесконечность простора.-
   Ничего впереди.
   Для Творца нет опоры-
   Только пламя в груди.
   В тьме рожденное пламя
   Ворвалось в небеса,
   И на камень, на камень
   Вновь наткнулась коса
   Той, что всем овладела,
   Но не волей Творца.
   Быть для смерти пределом
   И концом для конца!..

   ***
   Не надо Бога объяснять,
   Оправдывать не надо.
   Лишь только Божья благодать
   Потушит пламя ада.
   Судить не нашему суду
   О том, что есть над нами.
   Но если Бог с тобой в аду,
   То пламя съело пламя.

    ***
   Вот всей души моей богатства.
   Вот знания ее итог:
   И ад и смерть нам только снятся,
   А явь - один лишь только Бог.
   Мир, сотворенный Им - икона,
   Глаза которой вглубь глядят,
   В ту бездну, где грехи потонут,
   И захлебнется целый ад

    ***
   А там, на плоскогориях Сюрю
   Все та же тишь... О, Господи, какая!
   Врезается уступ горы в зарю
   А в сердце небо медленно втекает.
   Весь мир открыт, как на ладони, лишь-
   Тумана клочья с отстветом сирени.
   Сидящий демон, что же ты грустишь?
   Зачем, тоскуя, охватил колени?
   Смотри,- склонилось облако в мольбе,
   Так, ни о чем, переполняясь светом.
   Скажи, зачем ты нужен сам себе,
   В свою тоску, как в мантию, одетый?
   Ведь стоит только тишину вдохнуть,
   Как воздух, внутрь... ну вот-еще немного
   И, может быть, еще всего чуть-чуть-
   И ты, забыв себя, припомнишь Бога,
   И будет только тот лиловый склон
   Или вон тот, что весь пунцов и золот...
   Что значит демон? И при чем тут он?
   Ведь мир опять всецел, а не расколот...


    ***
   Свет есть рычаг, вот тот, который
   Перевернет нас... Погоди,
   Вот только бы найти опору, -
   Ту точку посреди груди,-
   Вот то, во что сейчас нацелен
   Закатный свет, последний луч.
   Здесь, - знаю я, - на самом деле
   Запрятан к воскресенью ключ.

   
   ПРИТЯЖЕНИЕ НЕБЕС

    ***
   I
   Бог есть тайное движенье
   Вспять-не к смерти, а к рожденью,
   Не к развалу-к воссозданью.
   Он есть противостоянье
   Всем естественным законам:
   Это бездна, где не тонут,
   Это тот простор, откуда
   День и ночь струится чудо
   Жизнетворною лавиной,
   Размывающею глину
   Мертвой тяжести земной.
   Это тот, всегда иной,
   Непостижный, вечно новый
   Пламень, сжечь дотла готовый
   Не тебя-твой ветхий дом...
   Будь не глиной, а огнем!

   II
   Свершился тайный поворот-
   К истоку сил душа идет,
   В единый миг земную даль
   Пересекает вертикаль,
   Всю бездну раскрывая вдруг.
   Уйми мгновенный свой испуг-
   Падению наперерез
   Есть притяжение небес.
   Откуда мы? Идем куда?
   На чем ты держишься, звезда?

   ***
   I
   Я к сердцу Божьему прильну
   И буду слушать тишину.
   Я чувствую обратный ход-
   В обратный путь Душа идет,
   К истоку жизни.
   Боже, Боже,
   Так Ты воистину все можешь,
    И сердца Твоего биенье-
   Жизнь вечная и воскресенье.

   II
   О, только бы девятый вал
   Всех бурь земных не оторвал
   Мой слабый слух от сердца Бога.
   Так перед крестною дорогой
   Йоан прилег на грудь Христа
   И воцарилась немота-
   Такая полная!., а в ней-
   Все то, что крестных мук сильней.
   Неподвижно.
    Тихо-тихо


   ***
   Как наша ноша ни тяжка,
   Но если вверх глаза поднимем -
   Плывут по небу облака,
   И я за ними, я за ними...
   И уплывают за края,
   И укрываются от зренья...
   А, может быть, вся жизнь моя -
   К Душе незримой приближенье?
    О, этот долгий путь кружной,
   Неутомимый, неизменный...
   Между душой моей и мной
   Лежат просторы всей Вселенной.
   И если будет мне дано
   Хотя бы лишь на миг единый
   Сказать ей: ты и я - одно,
   То все высоты, все глубины-
   Все, что на небе и на дне,
   В тот миг окажется во мне.

    ***
   Нырнуть туда, где лес шуршит
   Младенческой листвой,
   И молча переждать в тиши
   Весь хаос мировой.
   Да, переждать... Не полчаса,
   А неизвестный срок,
   Вот так, как молча ждут леса
   И все сносящий Бог.
   Хранить во глубине покой
   И больше ничего,
   Пока очнется мир людской
   От бреда своего...



             http://s6.uploads.ru/t/vOYhe.jpg

Не важно, что написано. Важно - как понято.

57

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

***
   Я - человек. Мой груз земной,
   Мой тяжкий крест всегда со мной.
   Со мною-вся безмерность мук.
   Со мной - великий страх разлук.
   Со мной - бессилие тревог.
   Но ведь и Ты со мной, мой Бог.
   Ты - свет во тьме, прохлада в зной,
   И жар во льду. И Ты - со мной.
   Нет в жизни ничего трудней,
   Чем следовать стезей Твоей.
   И ничего блаженней нет,
   Чем день и ночь - Тебе во след.


    ***
   То голос мой! Им иволга поет,
   А, может быть, сам ангел златокрылый
   То голос мой отправился в полет,
   Его не сдержит ни одна могила.
   То голос мой нашел к тебе пути,
   Пересекая целый свод небесный.
   То голос мой, впусти его, впусти -
   Ему во мне невыносимо тесно!


    ***
   Поет на небе вестник Божий,
   Несет с небес на землю весть:
   Ты потому дышать здесь можешь,
   Что над землею небо есть.
   Всех, кто поднимет в небо лица,
   Обнимет и сроднит оно. -
   Все то, что на земле дробится,
   На небе собралось в Одно.
   И даже если мир разрушен.
   Мысль оборвала свой полет, -
   Ты только слушай, только слушай,
   Что ангел в небе нам поет...


***
   Просты все знания мои.
   Они для всех - не для немногих.
   Я знаю только о любви,
   А получается - о Боге!
   Я с каждым часом знаю вновь,
   Что это наводненье света,
   Что этот мир и есть любовь,
   Так долго ждущая ответа.
   При жизни можно быть в раю,
   Вовек не выходить из рая,
   Почувствовав любовь Твою
   И ей всем сердцем отвечая...
   А божьи раны, Божья кровь -
   Вся безысходность крестной муки
   Есть безответная любовь,
   Боль разделенья, крик разлуки.



https://c.radikal.ru/c30/2007/8c/72db33cd1c96.jpg


    ***
   Оставь тревогу, рядом дышит Бог,
   Оставь себя, оставь свои заботы.
   Чем неподвижней ты сидишь у ног,
   Тем больше будет силы для полета.
   Душа немая, Господу внемли.
   Внемли, как лес вечерний Богу внемлет.
   Чем дальше улетишь за Ним с земли,
   Тем больше света ты прольешь на землю.


    ***
   К Петру Христос воскресший подступил,
   И Петр затрепетал, как лист под вихрем,
   И вдруг упал, лишась последних сил.
   И все вокруг, как мертвое, затихло.
   Звезда скатилась медленно во тьму,
   И след дрожащий был едва заметен.
   Воскресший был не виден никому,
   Но Петр знал, что значит этот ветер.
   Исус воскресший подступил к Петру,
   Сказав: "Ты смог от смертного отречься
   И отойти, рыдая поутру.
   Но что теперь ты скажешь перед Вечным?
   Ведь ты сейчас, как я, совсем один,
   И между нами больше нет границы".
   И Петр сказал: "Я - твой, мой Господин.
   От самого себя нельзя укрыться".


    ***
   Ветрено. Пасмурно. Глухо.
   Холод сурового дня...
   Что мне, раз веянье Духа
   Властно коснулось меня?
   Тот, кто все видит, все может,
   Входит, раздвинувши мрак.
   Что перед поступью Божьей
   Нашей истории шаг?
   Что перед взглядом простора
   Всех заграждений обман?
   Слушай шаги Командора,
   Стихнувший вмиг Дон Жуан.
   Нашей бравады оркестры
   С тишью - один на один...
   Тень, занимай свое место-
   Близится твой Господин!


    ***
   Час тишины. Час Дерева. Час леса.
   А, может быть, час неба на земле,
   Когда доходит слово бессловесных
   И проступает тайный свет во мгле.
   Час тишины. Час сердца. Час Господень.
   Плеск крыльев ангельских. Благая весть,
   Когда все то, что кажется, уходит,
   А остается только то, что есть.
   Час встречи. Окончание разлуки.
   Всем истинам земным наперерез
   Моя Любовь сейчас взошла из муки,
   Над бредом смысл взошел. - Христос воскрес.
   

МОЯ ДУША СЛАБЕЙ ЛИСТКА

   I
   Моя душа слабей листка,
   Случайно сорванного ветром.
   Она, как этот лист, легка,
   Как легкий проблеск незаметна.
   Моя душа тонка, как нить,
   Нет, тоньше-и сравнить-то не с чем.
   Она другой не может быть-
   В ней Божий нерв, сквозя, трепещет.
   Моя душа обнажена-
   Ей нет покрова, нет защиты.
   Ведь каждый миг жива она
   И значит, каждый миг-открыта.
   И значит-нет её бедней.
   Она-бездомный среди ночи,
   И каждый может сделать с ней
   Без наказанья, что захочет.
   Вот почему всегда молчат
   Леса. Глаза озер застыли.
   Вот почему наш Бог распят,
   И все-таки-наш Бог всесилен.

   II
   Да, Он для всей беды открыт.
   Но этих красок переливы,
   Но эту жизнь лишь Он творит,
   Непостижимо молчаливый.
   Молчание-на боль в ответ,
   На всю враждебность мирозданья.
   Но созидает этот свет
   Лишь только Божие молчанье.
   И нет сильнее ничего
   Безмолвья Твоего, Создатель.
   Чтоб только не прервать его,
   Ты согласился на распятье.
   Чтоб не нарушить свой закон,
   Бог замолчал пред силой вражьей,
   Но созидает только Он,
   А разрушать способен каждый.


***
   I
   Вот и все. Затеряна в просторе
   Точка на огромном полотне.
   Я мала, но, Господи, все море
   Ты безмолвно прирастил ко мне.
   И теперь что хочешь с сердца требуй,
   Я отвечу целостностью всей.
   Я мала, но, Господи, все небо
   Нераздельно с малостью моей.

   II
   Как будто жизнь окончилась земная,
   На океанском берегу стою,
   В Твою неизмеримость окуная
   Всю малость бесконечную свою.
   Растущий гул великого прибоя,
   Меня убивший и родивший вал...
   Ты в этот миг промыл меня Собою,
   Со всей своей огромностью смешал.


   ***
   Я и Творец и тварь. Ударить
   Меня так просто. Хочешь - бей.
   Огонь Творца и слабость твари...
   Но мы одно в любви своей.
   

***
   Г.П.
   Ангел мой, мой тихий, мой прозрачный,
   Ангел мой, забывший о себе,
   Что до всех удач и неудач мне,
   Что мне взлет и что провал в судьбе?
   Жизнь не раз была на ад похожа,
   Только две руки свои раскрыл
   Мне навстречу ты, мой Ангел Божий-
   Хрупкий вестник неизбывных сил.


   ***
   И все-таки любовь. И все-таки люблю.
   Благословенна будь Господня красота.
   А дальше-есть, что есть. Жизнь сводится к нулю,
   И мне в который раз не избежать креста...
   В который раз кричу и задыхаюсь вновь,
   И чаша мук моих давно полным полна,
   И иссякает жизнь. И есть одна Любовь.
   Но тайна в том, что жизнь любовью создана.
   Все корни там, в любви. И нет других отчизн.
   И если я умру, то возрожусь опять.
   Как просто вам отнять земную эту жизнь!
   Но вы мою любовь попробуйте отнять...


    ***
   I
   Бог есть любовь. И верить надо
   Одной любви. Да, муки ада,
   Да, боль на боль и кровь на кровь,
   Но если есть в тебе любовь,
   То ты не жди другого Бога.
   И как бы страшно, как бы много
   Ни приходилось перенесть,-
   Бог есть.

   II
   Чтоб ощутить дыханье Спаса,
   Чудес на помощь не зови.
   Какие в нас лежат запасы
   Неисчерпаемой любви!
   Какие в грудь зарыты клады!
   Какой алмаз горит во мне...
   И ведь одно лишь только надо-
   Прикосновенье к глубине.
   И потечет любовь рекою
   Сквозь вечной тяжести пласты...
   О, сколько ясного покоя!
   О, сколько тихой доброты...
   И все обиды, вся тревога-
   Враз смыты. Не клокочет кровь,
   Мы Божьи дети, дети Бога
   С единым именем-Любовь.

Не важно, что написано. Важно - как понято.

58

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

***
   I
   Мы два глубоких старика.
   В моей руке-твоя рука.
   Мои глаза-в глазах твоих.
   И так невозмутимо тих,
   Так нескончаемо глубок
   Безостановочный поток
   Той нежности, что больше нас,
   Но льется в мир из наших глаз..
   Той нежности, что так полна,
   Что все пройдет, но не она.

   II
   Мой сокровенный, тайный мой,
   Какою бездною немой,
   Каким безбрежьем тишины
   С тобой мы соединены!
   Я, в душу погрузясь твою,
   До дальних далей достаю.
   С минуты первой до сих пор
   Из глаз в глаза течет простор.
   Весь бесконечный небосвод
   Из глаз моих в твои течет,
   И нету ничего священней
   Легчайшего прикосновенья.
   Оно-как тихое моленье
   И тайное богослуженье.
   Глаза в глаза, ладонь в ладонь
   И-разгорается огонь,
   Который все солнца зажег,
   Который высекает Бог.

   ***
   I
   Как хорошо, что всемогущий
   Не я, не ты, а только Бог.
   Вот Тот-в средине смерти сущий,
   Вот Тот, кто в темноте зажег
   Солнца. Над роком, над судьбою
   Над всем, что мучит нас с тобою,
   Сквозь наши бури, наши крики-
   Безмолвье вечного Владыки.
   Безмолвье, как девятый вал
   Голосовой. Он нам сказал
   Одно. Единым словом спас:
   Я-в вас.

   II
   Да, Тот, Кто небеса раскинул,
   Да, Тот, Кто море развернул,
   Живет у нас с тобой в глубинах...
   Как мы дрожим, услышав гул
   Из глубины! "Постой, не надо!"
   Но Ты ворвался водопадом,
   Но Ты сметаешь наши стены,
   Но Ты велишь нам стать Вселенной,
   Подобьем сделаться Твоим...
   О, Боже, Ты неумолим!

   ***
   Agnus Dei-агнец Божий,
   Бог, идущий на закланье!
   Ты истечь всем светом можешь,
   Нет Тебя-одно сиянье.
   В основаньи мира чудо.
   Блеск священного пролога.
   Тьма расколота.-Повсюду
   Самоизлученье Бога.
   Есть одна первопричина
   Наших слез и благодати:
   Не из камня, не из глины-
   Из Себя творит Создатель.
   Нет иного матерьяла
   Для созданья этой шири.-
   Чтобы мир возник, не стало
   Бога видимого в мире.
   Как у гор и глади водной,
   У Него-ни глаз, ни слуха.
   Он нам плоть земную отдал
   И остался только Духом.
   Человек и зверь и птица
   Своего Творца сильнее,
   Жаждущего воплотиться,-
   Он ведь плоти не имеет.
   Он -лишь только Дух.
   И все же, Сил лишенный, Он всесилен.
   Agnus Dei -агнец БОЖИЙ,
   Как ты жаждешь, чтоб вручили
   Мы Тебе всю волю нашу,
   Мысль любую, вздох наш каждый.
   Пусть же сердце станет чашей,
   Утолившей Божью жажду.
   Все отдавший, всем открытый,
   Бесприютный, самый нищий,
   Как ты ждешь моей защиты!
   Как мне стать твоим жилищем?
   Жар любви и пламень веры-
   Вот глубинный след распятья.
   Agnus Dei, Miserere!
   Напои нас благодатью!
    *Агнец Божий, смилуйся!
   
    ***
   А Он стоит у нашей двери.
   Он всем открыт. Он так продрог!
   Он в темноте ночной затерян-
   Неузнанный, бездомный Бог.
   Да, тот всесильный, тот великий,
   Кем вся земля сотворена...
   Меня пронзают Божьи крики
   И Божья боль лишает сна.
   Ты всемогущии, Ты все можешь,
   Но-с нами вместе, не без нас...
   Я отворяю, Боже, Боже-
   Всю душу отворю сейчас!
   О, эти дни душевной лени,
   Взгляд, устремленный на мечту..
   Прости меня за промедленье!
   Прости меня за глухоту!..

    ***
   Давайте помолимся вместе!
   Давайте посмотрим туда,
   Откуда безмолвные вести
   Нам шлет постоянно звезда.
   Какая-то адская небыль
   Все наши гремучие дни!
   У всех у нас - общее небо,
   У всех нас деревья-одни.
   Но мы поклоняемся силе,
   Нам нужно ее торжество...
   А Бог... Мы Его оглушили,
   А, может, заспали Его.
   Ну да, задавили собою,
   Всей тяжестью туши земной,
   Всем грохотом смертного боя,
   Всей злобы растущей стеной.
   Не надо, не надо, не надо
   Надрывов, угроз и обид! –
Деревья качаются рядом
   И небо над нами молчит.
   И ждет... Так поднимем же лица -
   Прервались земные пути -
   О, если бы вдруг пробудиться
   И Бога от муки спасти!
   Как наша вражда ни упряма -
   Важней самых важных забот,
   Что Он еле дышит - Тот самый
   Кто жизнь нам доселе дает.

    ***
   I
   Не знали никогда иль навсегда забыли,
   Что значит вес земли, ее священный груз.
   Нам говорят, что Бог бесстрастен и всесилен,
   А на земле распят лишь человек Исус.
   Или не человек, а вовсе не похожий
   Ни на кого из нас, спустившийся с небес,
   Рожденный девою, прямой потомок Божий,
   Единственный из всех, кто во плоти воскрес.
   Как много в мире слов, как рассуждений много
   И как тонка одна связующая нить!
   И если человек был переполнен Богом,
   То их и на кресте самом не разделить.

   II
   Я верую не в факт. Я верю не в явленье.
    Что б ни сходило к нам с разверзшихся небес,-
   Я верю, что Исус есть жизнь и воскресенье,-
   В то, что до смерти Он в жизнь вечную воскрес.
   Пусть горы всех чудес превысят пик Эльбруса,-
   Лишь только в естестве сквозит сверхъестество.
   Я верую лишь в то, что в сердце у Исуса -
   Один лишь только Бог и больше ничего.

   ***
   С Богом разговаривают тихо,
   Как деревья, облака и реки.
   С Богом разговаривают тихо,
   Когда страсти больше не горят.
   С Богом так же тихо говорят,
   Как между собою ветки сосен
   И ольха, склонившаяся в пруд.
   И у Бога ничего не просят-
   Богу только сердце отдают.

    ***
   За лесом прокричал петух-
   Проснитесь, люди!
   Неужто вешний, Божий Дух
   Вас не разбудит
   От затянувшегося сна,
   Хмельного бреда?..
   Вам снится, что идет война-
   Сосед-соседа
   И сын-отца и брата-брат...
   О, Боже правый!-
   Белейший яблоневый сад
   И-сон кровавый!
   А петел крикнул третий раз-
   Крик длится вечность...
   Ведь кто-то снова, вот сейчас
   Успел отречься
   От самого себя. Но-миг,
   И сон разрушен.
   Протяжный петушиный крик
   Разбудит душу.
   Проснись же и заплачь, как он-
   Еще не поздно-
   Вот тот, кто был Христом прощен
   За дар свой слезный.

    ***
      Бетховену (последняя соната)

   Ты плачешь обо мне... Благодарю тебя.
   Плач льется со звезды из бесконечной дали.
   Ты даришь сердце мне, не видя, но любя.
   Благодарю за дар светящейся печали...
   Не зная обо мне, ты внял моей мольбе,
   Не ведая меня, ты сердцем сердце слушал.
   Благодарю за то, что боль моя-в тебе.
   Благодарю за то, что слились наши души.
   Ты тронул, ты задел ту самую струну,
   Что так трепещет вдруг в час муки, в час потери.
   Благодарю тебя за эту глубину-
   За тайный дом души, раскрывшей настежь двери.

    ***
   Лунная соната
   Душа промыта светом лунным,
   Душа Луной опоена.
   Чуть прикасаясь к тайным струнам,
   С душою говорит Луна.
   Склонилась с неба к изголовью
   И увела в такую даль!
   Печаль моя слилась с любовью
   И в глубь любви вошла печаль.
   Как бесконечно сердце любит!
   Боль настигает вновь и вновь.
   Но, Боже мой, какие глуби
   Открыла мне моя любовь!
   Я унимать слезы не буду.
   Течет слеза, дрожит Луна.
   Моя душа жива, покуда
   В ней высветлена глубина

   ***
   Печаль и свет. Печаль и это
   Мерцание. Прокол огня.
   О, тайная работа света,
   Насквозь пронзившего меня!
   Не в силах вынести... Довольно!
   И все-таки не оставляй...
   О, Господи, зачем так больно?
   Затем, что льется через край
   Любовь. Игла идет к Истоку
   Любви, и Ей предела нет...
   Здесь так глубоко! Так глубоко!
   Восторг и боль, печаль и свет...

    ***
   Душа, затерянная где-то,
   Зерно Господне, жизни семя...
   Чуть видимая точка света
   В огромной обступившей теми.
   Мерцающая одиноко
   Немая звездочка сознанья-
   Самосветящееся око
   В ночной пустыне мирозданья.

    ***
   Такая немощь! Где-то за порогом
   Чуть плещет ветер. Ветки шелестят...
   Смиренье-это единенье с Богом.
   Смиренье - это бесконечный лад.
   Осенний дождик, скуповатый, редкий,
   Но как под ним деревья хороши!
   Сплетенье желтой, бурой, красной ветки
   Согласие пространства и души...
   Ну вот и все. И ничего не требуй.
   Не нарушай святую тишину.
   Земля прильнула к стынущему небу,
   Душа моя - к осеннему окну.

    ***
   Моя Душа... Что в мире есть родней?
   Но кто мне скажет, кто Она такая?
   Она меня так часто окликает
   И тихо просит возвратиться к ней.
   То вдруг запахнет свежестью весенней,
   То в ветках вздрогнет золотым пятном...
   Когда, когда был миг разминовенья?
   Когда мы с нею стали не одно?
   Когда распался мир на близь и дали?
   Когда стряслась домирная беда?
   Когда мы стали... неужели стали?
   Жить порознь ?.. Но что есть жизнь тогда?

   ***
   А где-то есть на самом деле
   Тот опустевший райский сад-
   Качают головами ели,
   Березы тихо шелестят...
   И листья золотого цвета
   И плеск прозрачного ручья...
   Но это все совсем не где-то,
   А здесь. Но только где же я?

    ***
   Дорога через ад... О, эти муки ада!..
   Мне только бы одну молитву произнесть:
   "Пусть будет то, что есть,
   Лишь то, что Богу надо,
   Что надобно Тому, который вечно есть".
   И станет тихо так, как будто утром ранним
   В нетронутом лесу, где ты случайный гость.
   И на мольбу в ответ, как Божий глаз, проглянет
   В густом березняке рябиновая гроздь.

ОН ТОТ, КТО ЕСТЬ.

    ***
   I
   В тупик уперлись все дороги,
   Надежды все горят огнем.
   Где силы взять? Лишь только в Боге.
   Да, больше негде-только в Нем.
   Но где Он? В чем Он? - Сердце знает.
   Оно сумело так взглянуть,
   Что расступилась твердь земная
   И обнажилась наша Суть.
   Нет ни надежды, ни подмоги,
   И наших бед, как звезд,-не счесть.
   - Где силы взять?
   -Лишь только в Боге. -Да есть ли Он?

      II
   Лишь только Он и существует.
   Он - Сущий. - Сущность бытия.
   О, Боже, в суету какую
   От Сути укрывалась я!
   Но больше укрываться нечем,
   Отсрочки больше не спасут.
   Здесь место свято, - место встречи
   С своею Сутью-Страшный суд.
   
   III

   О, бесконечная минута!
   Расплылся образ. Замер звук.
   Кому-то страшно, а кому-то-
   Спасение от страшных мук.
   Исчезли призраки и тени.
   Мы, наконец, пробуждены.
   И наступило погруженье
   На дно Вселенской тишины.
   Нет больше ничего, что тленно.
   Есть Сущий, суетности нет.
   Так вот он где - исток вселенной -
   Та точка, где родится Свет.
   
   ***
   Душа притихшая моя
   В лесу пустынном служит мессу.
   Ведь я в лесу - не только я,
   Я - это все пространство леса,
   Я-это в полной тишине
   Пронзивший душу голос птичий.
   Нет, не во мне мое
   величье. Мое бессмертье - не во мне.

    ***
   И вот потерян счет минут,
   Все-навсегда и неизменно.
   И птицы певчие живут
   Не в этом месте-во Вселенной.
   И все-таки они смогли
   Свить здесь гнездо. Так вот в чем дело:
   Быть заодно с Вселенной целой,
   Не отрываясь от земли.

    ***
   А птица с Богом говорит
   И с сердцем, где сам Бог гнездится.
   Да, Бог в глубоком сердце скрыт.
   И сердце отвечает птице
   Тем, что выскакивает вдруг
   Вон из груди на каждый звук.

   ***
   А за окошком-золотая осень,
   Сияние господнего огня.
   Вот Тот, кого о милостыне просим,
   Свою любовь обрушил на меня.
   Да, прямо в растворившуюся душу,
   Лишенную уже последних сил,
   Свою любовь бездонную обрушил
   И ничего взамен не попросил.

    ***
   Так вот в чем смысл лесного шума
   И весть далекого прибоя:
   Не думай, ни о чем не думай-
   Есть кто-то Высший над тобою.
   И надо только быть с Ним вместе,
   В Его немерянность вплывая.
   И не бывает лучшей вести
   И больших смыслов не бывает.

    ***
   Мне бы только выйти на просторы,
   Вот на тот немой кремнистый путь,
   Над собой почуять звездный шорох,
   За свои пределы заглянуть.
   " Выхожу один я на дорогу!" -
   Только это в жизни надо мне.-
   Ощутить вокруг Дыханье Бога
   И остаться с Ним наедине.
   Ноша неподъемная земная
   По плечу ли мне, не по плечу -
   Ничего я, Господи, не знаю
   И от боли в страшный час кричу.
   Эта боль и счастье одиночеств...
   Тот, кто был до ужаса один,
   На кресте воскликнул: Отче, Отче,
   Что бы ни было, а я - Твой сын.

     
    ***
   Молитва-дело трудное
   И день и ночь в борьбе.
   Она - ежеминутное
   Стремление к Тебе.
   Молитва-рядом с жертвою,
   Не видный людям бой.
   Она - сквозь муки смертные
   Сращение с Тобой.
   До точки, где сиянием
   Все сердце пронзено, -
   До полного слияния,
   До "Ты и я-одно".
   
   СКВОЗЬ СМЕРТЬ
   I
   Бог говорит со мной морями,
   Бог говорит со мной лесами,
   Бог всем молчаньем говорит.
   И в час, когда я Бога слышу,
   Я становлюсь деревьев тише,
   И тайный смысл душе открыт.
   Открыта суть миропорядка,
   И сфинкса древняя загадка
   Разгадана душой моей.
   И в выси неба, в даль морей,
   В немеющую бездну ночи,
   Не отрываясь, очи в очи
   Гляжу сквозь голых веток сеть,
   Чтоб смерть саму переглядеть.

   II
   Мы слишком слабы, слишком мелки,
   Чтобы посметь играть в гляделки
   Со смертью. Но нам жизнь дана,
   Чтоб нарастала глубина
   И очи стали бы бездонны,
   Как в нас глядящие иконы.
   Другого смысла в жизни нет,
   Чем тьму переглядевший свет.

   III
   Но, Боже правый, Боже правый,
   В нас снова пот Христа кровавый.
   Его горячая слеза
   Вновь прожигает нам глаза.
   И только через сораспятье
   Нам можно в Божие объятье.



            http://s1.uploads.ru/t/Jvitj.jpg

Не важно, что написано. Важно - как понято.

59

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

Миркина Зинаида - Хождение по водам Аудиокнига

Медитации по стихам и сказкам 2015 года.
Автор воспринимает Божий мир, красоту, музыку, не наслаждаясь ими, а становясь с ними одним целым. Задавая вопрос Богу, спрашивая с Бога, ты поневоле спросишь со всего себя, и сам, весь, до последнего волоса на голове, станешь ответом, то есть станешь целым. Больше нет кого-то вне тебя, кто знает ответ и несет на своих плечах этот мир. Ты несешь мир, и у Бога нет других плеч, кроме твоих.

Аудиокнига
https://audioknigi.club/mirkina-zinaida-hozhdenie-po-vodam


http://s8.uploads.ru/t/jFnQI.jpg

Не важно, что написано. Важно - как понято.

60

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

***

   Мой Бог распят. Он не поднимет взгляда.
   Он весь-кровоточащая струя.
   Но Он-мой Бог. Другого мне не надо.
   С Ним-вся душа и вся любовь моя.
   Мой мир на тысячи кусков разорван,
   И эти клочья по ночам кричат.
   Из мира Бога вырывают с корнем,
   Вот почему Бог и сейчас распят.
   Вот почему от боли нет спасенья,
   И все-таки у смерти-лишь три дня,
   И знаю я разгадку воскресенья:
   Мою любовь не вырвать из меня


Мою любовь не вырвать из меня.

    ***
   I
   В осенний холод утром ранним
   Пожар листвы в моем окне.
   Моих деревьев умиранье
   Переполняет сердце мне.
   Дохнувшей вечности примета -
   Переполняющий покой.
   Деревья истекают светом ...
   Так смерть бывает и такой?

   II
   Покой... покой... Разлив покоя
   И рдяных листьев пламена.
   О, Боже, что это такое,
   Пред чем душа растворена?
   Лес в разноцветие одетый, -
   Клен в золоте, рябины кровь.
   Деревья истекают светом,
   Но свет есть Божия любовь
   И вот как будто к изголовью
   Приник в великой тишине Бог,
   истекающий любовью,
   Бог, этот мир дарящий мне.

   ***
   Лес горящий, лес осенний...
   Каждый лист - уже звезда.
   Умиранье-углубление -
   Ухожу невесть куда...
    Только вы не верьте слухам,
   Будто Бог оставил нас.
   Ведь святым наполнен Духом
   Умиранья каждый час.

    ***
   Зачем горит осенний лес?
   Чтоб выжечь там, во мне,
   Сквозь плотность - вход в простор небес,
   Дорогу в глубине.
   И потому осенний свет
   Прокалывает тьму,
   Чтоб выжечь суету сует
   И, может, смерть саму.

    ***
   ЧАКОНА

   Все глубже... глубже... глубже...-Путь
   Сквозь океан... Жизнь тоньше нити.
   Забудь о береге, забудь
   О доме, кровле, о защите.
   Все тоньше... тоньше... И-обрыв
   В кромешный мрак. Здесь свет не брызнет.
   Здесь все мертво. Но ты ведь жив.
   Ты стал сейчас самою жизнью.
   Нащупав мировое дно,
   Ты открываешь вдруг за смертью
   То сердце, что на всех - одно.
   Сквозь наше сердце-снова сердце.
   Мое? Твое? О, этот труд
   Бессмысленный, всегда напрасный.-
   Сердца отдельные - умрут,
   А Это - смерти неподвластно.
   И все-таки оно - твое,
   Мое... Единое, как купол.
   Ты не нашел Его краев,
   И все же ты Его нащупал.
   В нем нету ни одной стены,
   Оно воистину открыто.
   Не испугайся глубины,
   И - дрогнут каменные плиты.
   И с места сдвинется гора
   Неумолимого закона.
   Уже ни "завтра", ни "вчера" -
   Есть Дух бессонный и бездонный.
   Тот, что крыла свои раскрыв,
   Всех примет-верьте иль не верьте
   Вот Тот, кто неизменно жив,
   Затем, что глубже царства смерти.

    ***
   И начинается Чакона -
   Тот шаг, тот ход, тот самый путь
   Сквозь небо или через грудь,
   Или по водам. Непреклонно
   Стремленье Духа в тот простор,
   Где расступились цепи гор,
   Где камень стал легчайшей тенью,
   Колеблемой от дуновенья.
   И ты идешь туда, туда,
   Где подчинилась гор гряда
   Дыханью. Внешний свет потух,
   Но в тьму вошел творящий Дух.
   И тьму кромешную прожег
   Бесплотный Дух-Всесильный Бог. 

   ***
   Да,- боль. Да, - смерть. Да - ужасы распятья.
   Но рядом - обжигающая весть:
   Бог в самом деле нам раскрыл объятья,
   И жизнь без смерти в самом деле есть.
   Не опровергнуть. Верьте иль не верьте,-
   Уже не видно ни границ, ни дна.
   Как мелки наши знания о смерти...
   Но вдруг зажглась такая глубина!
   И только в этой глубине - спасенье.
   Такой огонь! Такой любви накал!
   Не надо говорить о воскресенье,
   Покуда сам из смерти не восстал.

   
   Посвящается светлой памяти Галины Васильевны

   I
   И наконец-то, наконец
   Душа узнала, что за смертью.
   В каком безмолвии Творец
   Грядущие картины чертит.
   Не верь бесстрастию Его-
   За временем, за нашим краем.
   Вот там, где нету ничего,
   Запас Любви неисчерпаем.
   И говорит Любовь: живи,
   Забыв про сроки и условья.
   И сердце рвется от Любви,
   Чтоб слиться навсегда с любовью.

   II
   Нет, не мыслью, не умом-
    Всей собой Душа узнала
   То, что было до начала.
   То, что будет за концом.
   Этот самый тихий зов,
   Эта тайна мирозданья
   Познается лишь в молчаньи
   За словами и до слов.
   Говорит сверкнувший лед
   Или в ветках блеск небесный,
   Что отчаянью - нет места,
   Что отчаяние-лжет.

   III
   Нет, не то, что хочешь ты -
   Не исполнится желанье.
   Весть с надмирной высоты,
   Весть великого молчанья
   Не о том. - Века подряд-
   Гвозди в ноги, гвозди в руки...
   Не отчаивайся, брат.
   Даже среди крестной муки,
   Даже если позабыт
   Посреди людской пустыни,
   Даже если Бог молчит,
   Не отчаивайся, сыне...
   
    ***
   I
   Осенний лес снежком украшен.
   Деревья стынут в тишине...
   О только б медленностью вашей
   Сегодня заразиться мне!..
   Неспешный путь, такой далекий,
   Нас уводящии за края...
   Иной масштаб, иные сроки -
   Дыханье инобытия.
   И, наконец, я снова знаю
   Всю глубину и ширь и высь.
   Вот что такое жизнь иная:
   Ты сам - иной... Не торопись...

   II
   Ледком подернута лесная
   Река. Плывет морозный дым...
   Приходит смерть, напоминая,
   Что сердцу надо стать иным.
   Пришла пора остановиться.
   Накатанный оставить путь,
   Почувствовать свою границу
   И за границу заглянуть.
   И ты-ни мало и ни много,
   Вдруг выпадаешь из времен,
   Чтоб предоставить делать Богу
   С собой все то, что хочет Он.
   Мгновенье ледяного страха,
   Боль, исказившая черты...
   Господь, Ты нас лепил из праха
   И вот-нет праха. - Только Ты.
   Твое великое Дыханье-
   Твой Дух вошел сейчас в сердца.
   Приходит смерть напоминаньем
   О Не имеющем конца,
   О Не имеющем начала,
   О Восстающем из огня.
   Когда я Бога провожала
   Мой Бог уже встречал меня.

    ***
   О, эта встреча очи в очи!
   Надежда сведена на нет.
   С великим мраком вечной ночи
   Встречается дрожащий свет.
   Любовь и смерть. Нет больше плоти
   И надо - с дрогнувшим огнем -
   Во тьму. Она ль огонь поглотит?
   Или сама растает в нем?
   Орфей! Не верь, не слышь - не надо
   Любимая - не позади.
   Бессмертный не предстанет взгляду
   С огнем в слепую тьму войди!
   Невозвратима жизнь земная,
   В куски расколот небосвод.
   Что будет, ты еще не знаешь,
   Но свет растет, растет, растет...

Не важно, что написано. Важно - как понято.

61

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

***
   Земля кленовым золотом покрыта.
   Весь лес осыпан золотым дождем,
   Как будто бы в ладонях Божьих слиток
   Расплавился и стал живым огнем.
   Свершится что-то... Что -еще не знаю,
   Но только грудь предчувствия полна.
   Зачнет ли сына новая Даная
   Иль мертвые очнутся ото сна?...

    ***
   Ты к нам приходишь с высоты,
   Чтобы облить слезами землю.
   Я все приму. Ведь всё есть Ты,
   И потому я всё приемлю.
   Ты показал, что перенесть
   Возможно все. Предела нету.
   Я принимаю все, что есть,
   Затем, что Ты даешь мне это.
   О, долгий час глаз на глаз с тьмой,
   Когда душа как ночь немая!
   Приемля всё, я, Боже мой,
   Тебя в объятья принимаю.
   Снимаю медленно с креста
   То, что навылет прокололи.
   Вокруг-такая немота!
   Такое полнозвучье боли...
   Здесь не прибавишь ничего.
   Молчанья смерти не нарушив,
   Укрою Бога своего
   В мою разверзшуюся душу.
   И пусть стираются черты-
    Твой лик скрывается от зренья-
    В глубины сердца входишь
   Ты, И это жизнь и воскресенье.

   ***
   I
   Вы никогда не слышали органа.
   Иначе бы никто и никогда
   Не оскорбил бы вас и не унизил
   И не заставил бы дрожать от страха.
   Ведь невозможно море оскорбить,
   Унизить небо и доставить боль
   Вершине горной.
   То, что в нас болит,
   То, что нас мучит,
   То, что нас пугает,- не мы.
   И в час, когда хоронят
   Вот то, что так дрожало и болело,
   Звучит орган,
   Звучит моя Душа,
   Которая вне боли
   И вне страха.
   Которую нельзя похоронить.
   Уймите плачь. Иль плачьте, плачьте, плачьте.
   Но не от расставанья, а от Встречи
   С моей Душой, которой вы боялись,
   С моей Душой, которой никогда не знали до конца,
   С Душой моею, такою же моею, как и вашей.
   Так ждущей, чтоб ее узнали вы.

   II
   Благодарю Йогана Себастьяна
   За то, что он пришел в мой страшный час,
   Благодарю Иогана Себастьяна
   За то, что он привел меня ко Мне.
   Благодарю Создателя за то,
   Что он нас утешает целым морем,
   Всем небом и вершиной снеговой,
   И помню о немой слезе Исуса
   Над мертвым Лазарем
   И плачу вместе с Ним,
   Хоть воскрешать с Ним вместе не умею
   И лишь учусь, когда звучит орган.
   
   
    ***
   Останови поток, несущий к смерти!
   Останови движение времен.
   Пускай к Тебе прислушается сердце,
   Пусть будет Дух Тобой заворожен.
   Дай глубже вплыть, дай мне подняться выше
   Всех адских мук, всей тяжести земной.
   Я ничего не вижу и не слышу,
   Лишь только Ты овладеваешь мной.
   Закон Творца сильней земных законов.
   Твои глаза средь бездны расцвели.
   Я знаю, что такое отрешенность:
   Взгляд на Тебя сквозь толщу всей земли.

    ***
   Есть странный час, час застыванья,
   Час предстоянья, может быть, -
   То напряженное вниманье,
   Когда чуть видимая нить
   Тончайшей ветки в небо вдета,
   И с ней другая сплетена.
   Как будто проступают где-то
   Судьбы незримой письмена,
   Как будто кто-то знаки чертит
   В дохнувшей холодом глуши,
   И мы читаем, что посмертье
   Есть углубление души.
   Да, углубление, продленье
   За видимость, за окоём. -
   Туда, где мы, как лес осенний,
   Все сбросив, Богу предстаём

    ***
   Что зреет там, внутри покоя?
   О. Боже, что это такое?
    Что набухает постепенно
   Внутри притихнувшей вселенной?
   Не торопи его, не надо...
   Еще укрытое от взгляда,
   Еще укрытое от слуха
   Зерно созиждущего Духа,
   Ветвей повиснувшие косы...
   О, разрешенье всех вопросов,
   О, снятье всех земных проблем,
   Когда мой ум как небо нем...

Не важно, что написано. Важно - как понято.

62

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

***
   А, может, смерть затем нужна,
   Чтоб затопила тишина
   Все бесконечные грехи...
   И лишь деревья так тихи,
   Что смерть саму перемолчат
   В безветрие и в листопад.
   Ведь им бессмертие сродни
   И нам о нем поют они.

    ***
   Жизнь полная, но нет событий.
   Лес зимний тих, высок и бел.
   Здесь остановлен разрушитель.
   Ни шагу-он оцепенел.
   Надеты на него оковы
   Тяжелых, никнущих ветвей.
   Мир наш сегодня зачарован.
   Создатель мира-чародей.
   Малейший звук здесь будет лишним.
   Нет никого. Лишь Бог один.
   И наконец-то стало слышным
   Движенье в глубине глубин.
   Беззвучней снега, легче дыма,
   От сердца к сердцу напрямик...
   Движенье неостановимо.
   Жизнь создается каждый миг


    ***
   Есть тишина, которая роднит
   Меня и звезды, небеса и птицу.
   Есть тишина, в которой Бог сокрыт.
   Есть тишина, в которой жизнь творится
   Она лишь сердцу чуткому слышна.
   Ее порой страшится наше ухо.
   Великая живая тишина -
   
   Простор для созидающего Духа.
   Она пересечет часы и дни
   И углубит до Вечности мгновенье.
   Войди в нее. Войди и утони.
   И лишь тогда наступит воскресенье.


https://d.radikal.ru/d11/2006/d8/db68cb9ee137.jpg


    ***
   Вдруг перекинут тайный мост
   Между душой моей и Богом,
   И начался незримый рост,
   Та постепенная дорога
   Из царства смерти, царства мук
   Туда, где замирает мука...
   И это был всего лишь звук
   Или исчезновенье звука...
   Едва-едва заметный след,
   Мерцанье водяного знака...-
   Как бы начавшийся рассвет
   Среди неконченного мрака.

   ***
   И есть всего одна задача -
   Других, наверно, в мире нет:
   Нащупать дно средь бездны плача,
   В кромешной тьме увидеть свет.
   И в совершенной тишине,
   В нее врастая понемногу,
   Почувствовать живого Бога,
   Раздвинувшего сердце мне.

    ***
   Лес осиянный, поределый...
   Все есть и ничего в нем нет.
   И пущены стволы, как стрелы,
   Из тьмы на свет, из тьмы-
   на свет.
   И постепенно, понемногу
   Идем за ними следом мы
   Все той же тайною дорогой -
   На свет из тьмы, на свет из тьмы...
   Редеет в сердце тьма густая,
   Рассеян едкий чад тревог,
   И дух бесшумно долетает
   Туда, где Бог, туда, где Бог...

    ***
   I
   Эта осень, другая осень,
   Год-другой, или два-три дня-
   Ничего, кроме шума сосен,
   Не останется от меня.
   Пропаду я в дали безвестной,
   Утону я в глуши лесной-
   Только вслушайся в гул древесный
   Может, встретишься там со мной.

   II
   Ты объездишь все дороги,
   Мир обыщешь днем с огнем.-
   Я не здесь. Я только в Боге.
   Я не там. Я только в Нем.
   Надо вдруг остановиться,
   Очи долу опустить.
   Сердце, ставшее провидцем,
   Тонкую уловит нить.
   Только сердцем, не глазами
   Можно видеть этот свет-
   Это дрогнувшее пламя,
   Нитевидный Божий след
   Все приметы утонули.
   Все расплылось... в пальцах-прах.
   Я лишь там-в древесном гуле,
   В блике солнца на листах.

https://b.radikal.ru/b23/2006/b7/882e0e18ae99.jpg



    ***
   Я провожаю, провожаю
   Листы с ветвей в последний путь.
   Я - с ними. Я им не чужая.
   Я глаз не в силах отвернуть.
   Куда? Зачем? От нас сокрыто.
   Не знаю я, не знаешь ты,
   Но эти проводы - молитвы,
   Но эти проводы - святы.
   Все нам не ведомо в природе.
   Всегда молчит небесный свод.
   Но тот, кто нас с тобой проводит,
   Чуть ближе к Богу подойдет...


https://a.radikal.ru/a10/2006/67/34ea4fd61669.jpg


   ***
   "Смерть не конец". Кто так сказал,
   Тот в глубине своей сердечной
   Почувствовал пропад, провал
   В раскрывшуюся бесконечность.
   И все лучи в одно слились
   И сонмом звезд, дробясь, повисли.
   Пускай замолкнет наша мысль:
   Здесь то, что много больше мысли.
   Все то, что знал, сейчас забудь -
   Пусть клетка ширится грудная.
   И Бесконечность входит в грудь,
   Все страхи и концы сминая.
   Так мы вступаем в мир иной,
   Где глаз земной ни разу не был,
   И нашей клеткою грудной
   Сейчас становится все небо.

[size=85]Добавлено спустя 52 секунды:[/size]
***
   Меня обнимет старый лес,
   Вдохнет в себя сосна.
   Я утону, мой след исчез,
   Но радость так полна!
   О, Господи, что значит "я"?
   Была и - нет, как нет.
   Но радость, радость эта чья?
   Откуда этот свет?
   А может солнце и звезда,
   Весь этот световал-
   От тех, кто канул навсегда
   В небытие, пропал?

   ***
   
   А мертвый набирает силу
   Там в глубине-внутри могилы
   В ничем. Но в это мы не верим.
   Мы так полны своей потерей,
   Мы так зовем его назад!
   А он в объятья Бога взят.
   Куда? Зачем? Ответа нет.
   Но тихо вырастает свет
   Из полной тьмы.-Так из нуля
   Родятся неба и земля.
   Жизнь наша-верьте иль не верьте-
   Берет исток в глубинах смерти.
   Но смерть, как жизнь -не навсегда.
   Был лед и вот-течет вода.
   Вода твердеет, тает лед,
   Но что-то есть, что не пройдет.
   И Это нас берет в объятья...
   Что, что еще могу сказать я

    ***
   А это то, чему названья нет.
   А это по ту сторону всех бед.
   А это тот невыносимый свет,
   Который сводит смерть саму на нет.
   Не веришь? Для тебя все это-ложь?
   Но ты по эту сторону живешь.
   Ты не прошел всю глубину и высь,
   Туда, где параллельные сошлись...

    ***
   ПОСЛЕ ВОСЬМОЙ СИМФОНИИ ШНИТКЕ

   Кто цел в огне и невредим во льду?
   Кто не пропал средь черного пропада?
   Кто сможет не отчаяться в аду?  -
   Лишь только тот, кто не смешался с адом
   Но всюду - ад. Везде клубится дым.
   Нет от него укрытья, нет пощады.
   Кромешный ад стал воздухом твоим...
   -Мой воздух-Бог. Нет, я дышу не адом.
   Но ты ведь задыхаешься.-Мой век
   Кончается. Но подожди немного:
   Всем адом задохнется человек,
   Но ад кромешный задохнется Богом.

   ***
   Свет рос и рос. Он был, как Бог,
   Который тьму насквозь прожег,
   Который свел ее на нет.
   Он был всесильным, этот свет,
   Теснящий смерть. Он раздвигал
   Пространство сердца, точно вал
   Морской - свой берег. Он теснил
   Всю тесноту, Источник сил
   Освобождая от оков,
   Как трубный глас, как Божий зов.

    ***
   Я видела Творца Вселенной,
   Я видела творящий свет,
   Вот тот, что проходил сквозь стены
   И смерть саму сводил на нет,
   Вот тот, что вечно жив в глубинах,
   Хоть кажется, что там темно.
   Он просто темноту раздвинул
   И заглянул в мое окно.
   И вот-как будто внутрь кристалла
   Пучок лучей внезапно вдет...
   И, пробудясь, я увидала
   Лицом к лицу Творящий Свет.
   Был лишь березы пламень белый
   Да в соснах-золота стрела,
   А тишина вокруг гремела
   Во все свои колокола.
   Да, был всего лишь свет осенний.
   Год просто подходил к концу.
   Но кто не верит в воскресенье,
   Пусть встретится лицом к лицу
   С вот этим Светом.-
    С комом глины
   Столкнется Зодчего рука.
   Ожог мгновенный. Миг единый
   И-вновь зачатые века

    ***
   Свет может все.
    Он повернет
   Земных часов упрямый ход
   К истоку сил бессмертных-вспять,
   В небес разверзшуюся гладь.
   Жизнь совершила полный круг.
   Все, все окончено. И вдруг-
   Конец концу. На смерть в ответ
   Господь речет: Да будет Свет!

    ***
   А слово "Бог" неотделимо
   От слова "жертва", слова "смерть".
   Нельзя пройти в обход и мимо,
   Нельзя узнать, что значит твердь,
   Не разбиваясь об нее.
   И все же царствие Твое-
   Сияет, точно лес осенний.
   Есть в слове "Бог" преодоленье,
   Заглядыванье за предел.
   Бог тот, кто смерть преодолел.

[size=85]Добавлено спустя 1 минуту 5 секунд:[/size]
https://d.radikal.ru/d10/1911/84/6a643a895e57.jpg



***
   БЕТХОВЕНУ
   
   В тебе струна незримая трепещет
   От дуновенья светоносных сил.
   Ты превращаешь в музыку все вещи.
   Ты муку в музыку преобразил.
   Да, муку в Музыку.
   И смерти жало,
   Вот то, чего сильнее в мире нет,
   Сейчас свернулось вдруг и задрожало.
   Смерть, где она? -
   Есть лишь поющий свет.
   Да, ты есть тот, пред кем трепещут тени.
   Ты рушишь всемогущество конца
   И причащаешь смертные творенья
   Певучему бессмертию Творца.
   
   
    ***
   АППАСИОНАТА

   В жизнь вечную с пустой сумою!
   Весь скарб накопленный - к нулю!
   Я все обиды ваши смою,
   Я все заботы утоплю.
   Одной гигантскою волною
   Единым Духом - на простор!
   За мной! За мной! Вослед за мною!
   Из ваших стен, из ваших нор!
   Всей боли, всей тоски обозы
   На дне моем погребены.
   И эти слезы, эти слезы -
   Из жизнетворной глубины.
   И сколько их ни есть, - все мало -
   Океанический прибой!
   Вот поднялись гигантским валом,
   Чтоб целый мир омыть собой.
   И опрокинуть, вырвать с корнем
   Все то, что темный страх нанес.
   Ведь эти слезы-жизнетворны,
   Миры растут из этих слез.
   Из них разлились океаны -
   Жизнь начинается с морей...
   Не бойтесь слез, не бойтесь раны
   Не бойтесь Глубины своей!
   
    ***
   ЕЩЕ АППАСИОНАТА

   Дух - как взорвавшееся пламя,
   Как разметавшийся костер -
   Вдруг огненными языками
   Пронзает весь земной простор.
   И нет отныне непокорных -
   Всевластье полнобытия:
   Нет плоти, нет застывшей формы
   И нет меня, но Дух сей-Я.
   Громовый миг разрыва ткани -
   Кто жив, тот мертв; кто мертв, тот жив !
   О, это Духа ликованье!
   Бессмертья огненный прорыв!
   
    ***
   "Расправься вся во мне" - я говорила маме.
   Ушедшей навсегда... В глубокой тишине
   Светился божий мир в моей оконной раме.
   О, бесконечный мир, расправься весь во мне!
   Опять пушок листвы и снова птичьи песни.
   Все - здесь, как будто нет ни мига позади.
   О, мой распятый Бог, расправься и воскресни
   В моей живой любви, вот здесь, в моей груди!
   

   РОЖДАЮСЬ СНОВА КАЖДЫЙ ДЕНЬ Я

https://c.radikal.ru/c28/2006/05/a2e5a9feb89a.jpg

   
   ***
   Нет, не единое рожденье -
   Чтоб свет в глазах моих не гас,
   Рождаюсь снова каждый день я,
   Быть может сотни тысяч раз.
   И безразлично, сколько лет мне.
   Ведь, как весна, свежа любовь.
   И угасанья незаметно -
   Я каждый день рождаюсь вновь.
   О, если б вы узнать могли бы
   Как много неба входит в грудь!
   Какие каменные глыбы
   Способен Дух перевернуть!
   Ведь он не ведает предела.
   Для Духа нету "от" и "до".
   Он просто сбрасывает тело
   И строит новое гнездо,
   Сдвигая гору-эту залежь
   Всех сломанных и смятых крыл.
   А смерть? - Она придет тогда лишь,
   Когда уже не станет сил Рождаться.

       ***
   Всего-то дела - лишь опустошиться.
   Очиститься - вот только и всего.
   Чтоб небо тихо заглянуло в лица
   И в душах проступило Божество.
   Всего-то дел - покуда видят очи,
   Увидеть и почувствовать одно:
   Дух вечно жив и Он творит, что хочет
   Бесплотным Духом все сотворено.
   Дыханье мирового океана
   Творящей силы бьющий в нас прибой.
   О, Боже, я Твоим дыханьем стану
   Я умираю, чтоб творить с Тобой.
   Я кану в лес, еще сквозной весенний,
   В расчищенную глубину небес.
   Одно известно сердцу воскресенье:
   Я умираю, чтобы Ты воскрес.

    ***
   Я краткость Божию люблю,
   Закон, который прям и прост -
   Когда я вся сойду к нулю,
   То встанет Бог в свой полный рост.
   И будет длиться жизни нить
   И в немоте звучать ответ.
   Нас невозможно совместить -
   Когда есть "я", то Бога нет.
   Окончен бунт, окончен торг -
   Безмолвье снеговых вершин...
   О, Господи, какой восторг,
   Когда есть в мире Ты один!
   И ничего не будет впредь
   И ничего не надо знать -
   О, только б в Боге умереть.
   Нырнуть в Него и светом стать...

Не важно, что написано. Важно - как понято.

63

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

До смерти надо дорасти.
Она как со скалы закат.
Она огромна. Боже мой,
Как мал перед великой тьмой,
Как куц и неглубок мой взгляд!

Он раньше времени погас,
Он не прошёл всего пути.
Но если смерть в себя вместить,
Не будет ни её, ни нас.

А будет... Но опять, опять
Я море понесла в горсти.
Мне больше не дано сказать,
Но мне дано – расти, расти...


   https://a.radikal.ru/a31/2005/ec/4a82518a6840.jpg

Не важно, что написано. Важно - как понято.

64

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

Ты глядел в глаза жестокой яви.
Ты не отводил от бездны глаз.
Что же ты сумел противоставить
Мраку, обступающему нас?

Этой полной слепоте и глуши,
Этой бездуховности в ответ
Ты свою противоставил Душу,
Из Ее глубин сверкнувший свет.

Яркий прочерк внутреннего света
Вспыхнул, тьму ночную разрубя.—
Выход есть! Безвыходности нету!
Жизнь без смерти есть внутри тебя.

Может прах вернуться снова к праху,
Но бесспорна огненная весть:
Больше нет в душе ни капли страха,—
Что б с тобой ни сделали,— АЗ ЕСМЬ!

Я люблю тебя с такою силой,
Что способна разорваться грудь.
Ты ушел. Дыханья не хватило.
Значит надо за тобою — в путь.

Но не в те загробные пределы –
Есть дорога дольше и трудней –
Не вослед за погребённым телом –
За Душой любимою твоей.

Мне дано великое заданье:
Различить беззвучный зов Творца,
Леса говорящее молчанье,
Всей душой дослушав до конца.

Мне сказали капли дождевые
Вспышкою в скрестившемся огне:
Мёртвых нет. Но только мы, живые,
Живы лишь отчасти. Не вполне.

Это слово бессловесной хвои –
Весть из распахнувшихся небес:
Если я воистину живою
Быть сумею, значит ты воскрес



  https://d.radikal.ru/d40/2005/41/af96e69e5b57.jpg

Не важно, что написано. Важно - как понято.

65

Re: 24*. Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной (Интег2)

***

   Нет, ни славы и ни чести
   Мне не надо. - Быть бы вместе
   С новорожденной листвой,
   Каждый год опять живой.
   Мне бы только не отстать
   От несущих благодать -
   Тех, кто каждое мгновенье
   Занят лишь миротвореньем, -
   От всегда творящей силы,
   Той, что смерть насквозь пробила
   И шумит над головой
   Новорожденной листвой.


   ***

   Весна идет наперерез,
   Вразлом всем силам преисподней.
   И вновь рождающийся лес
   Сейчас-как воинство Господне.
   Душе в час этот не до сна -
   Весенний клич, призыв весенний.
   Идет священная война,
   Идет великое сраженье
   Со смертью. - Это торжество
   Беззвучной и незримой силы,
   Что только часа своего
   Ждала под сводами могилы.
   И дождалась. И вот встает.
   Так брось все силы на подмогу
   Творящему живому Богу,
   Лучом ломающему лед.


***

Да будет Свет!-промолвил Бог,
   И хлынул Свет и тьму прожег,
   И вот глядит на нас в упор,
   Заполнив весь земной простор.
   Да, свет глядит на нас и ждет
   Того, кто сердце распахнет
   Над бездной всех земных тревог
   И возгласит: Да будет Бог!


    ***

   Все медленней, медленней, тише -
   Бестрепетней замерзших вод...
   Мне надобно сердцем расслышать,
   Как Дух созиданья течет.
   Мне надо увидеть воочью,
   Сквозь всю обступившую тьму,
   Как ангел, ликуя, пророчит,
   Пути расчищая Ему.
   О, жгучая пристальность взгляда! -
   Господень огонь во плоти -
   Мне надо, о, как же мне надо
   Не встать у Него на пути!
   Забыть о сжигающей боли,
   Отбросить все наши дела...-
   А там, пусть творит, что изволит-
   Я сделала все, что смогла


***

   О, это возрожденье леса -
   Могучих сил водоворот!
   Приподымается завеса
   И приоткрылся в тайну вход.
   Нет между "там" и "здесь" границы.
   Дух оживляет мертвый прах,
   И перед нами мир творится
   Не прячась, прямо на глазах.
   Все-в переливах, в перелете,
   И все-для радости предлог.
   Еще нет плотности у плоти,
   И сквозь нее мерцает Бог.


    ***

   В каком великом постоянстве,
   Непостижимое верша,
   Вдруг раздвигается пространство
   И в мир рождается Душа.
   И что такое все геройства,
   Всех наших дел земная ткань
   Перед одним: "Сезам, откройся!"
   Перед владычным: "Лазарь, встань!"

   Отдых на пути в Египет
   Или сущность жизни всей?
   Этот взгляд сверкнувший Божий -
   Свет сквозь темных веток сеть -
   То, что мы никак не можем
   Через муки разглядеть...


    ***
   В салатном оперенье ели
   И свечки на ветвях сосны-
   Вот то, что есть на самом деле,
   А остальное-только сны.
   Волна нахлынувшей сирени
   И майских яблонь белизна.
   О, эта радость пробужденья!
   Душа, восставшая от сна.
   Я вижу! Слышу! Лес поведал
   О счастье полнобытия!
   Избавь, спаси меня от бреда,
   Любовь великая моя.
   От сновидений тех кровавых,
   Пленивших целый мир, избавь!
   Есть только лишь Твоя держава,
   Сиренью хлынувшая Явь!


    ***

   Все бедствия исчезнут в одночасье,
   И отойдет, потонет вся тревога.
   Все, все неважно-было бы согласье
   Души и Бога.
   Согласье мирозданья с миродержцем,
   Согласье бега с осью неизменной,
   Согласье каждой мысли с ритмом сердца,
   Согласье сердца с ритмами Вселенной


    ***

   Что мне ответить обступившей бездне,
   Сводящей все живущее к нулю?
   Вот той, где все, что я люблю, исчезнет?
   Одно неистребимое-люблю!
   Я знаю-в основанье мира-чудо.
   Оно не тонет, не горит в огне.
   Откуда взялся этот мир? Откуда-
   Любовь неистребимая во мне?

   Любовь весь мир наш создала.
   Иначе б, где душа взяла
   Такой запас любви в ответ
   На этот мир, на этот цвет,
   На затопивший глаз и слух,
   Сносящий все плотины Дух?
   О, этот вечный Дух Любви,
   Велящий каждому: живи!
   Теснящий смерть, входящий в нас
   Непререкаемый приказ!


    ***

   Сплошная песнь, сплошной поток
   Лавине боли поперек,
   Сплошная звонкая хвала
   За ту любовь, что грудь прожгла,
   За свет, не поглощенный тьмой,
   За весь Твой свет,-за смысл мой!

Не важно, что написано. Важно - как понято.